ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)

АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ







НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT







ЛЕТНЯЯ РЕЗИДЕНЦИЯ ЦАРЯ НИКОЛАЯ II В ВИРОЛАНТИ
1906–1914



Мой Государь

     Со времени восхождения на Престол, Государь Николай II не был в Финляндии одиннадцать лет.
     Летом 1905 года Он прибыл на Финские шхеры, чтобы как то прийти в себя от забастовок, восстаний, убийств и потрясений, от неудачной войны с Японией. После ежедневных напряжённых трудов Государь здесь нашел место для передышки.
     С 1906 года постоянным летним местом пребывания Государя с семьей и свитою на «Штандарте» стала Виролахтинская закрытая группа островов, которые были хорошо защищены и, до которых было несколько часов пути до Петербурга. Здесь Государь был в большей безопасности, чем в своем Дворце. Это самое спокойное место на всем побережье Финляндии, было их летним райским местом, где они вместе проводили время.


     Роскошно отделанная яхта «Штандарт» служила Царской Семье уютным плавающим Дворцом. Она была 120 метров длиной, её экипаж составлял 350 человек. На ней были все удобства: в каютах было электрическое освящение, паровое отопление, а также водопровод с горячей и холодной водой. «Штандарт» считался самым изысканным прогулочным судном в мире.

     В годы 1906 по 1908 «Штандарт» стоял на якоре в водном пространстве Каво, между островами Раатио и Каво. Позднее место стоянки переместилось в более защищённое место, в воды Халсси, на место перед сегодняшним финским морским сторожевым постом в Хурпу.


Минута отдыха

     Виролахти было не только местом отдыха, отсюда управлялась огромная страна. Находясь в шхерах, Государь Николай II, не меньшее, чем два раза в неделю в своем рабочем кабинете занимался делами Империи. Программа дня на «Штандарте» была, в общем-то, такой же, что и на суше, но официальная ее часть всё-таки была сокращена как можно короче. Для этого на «Штандарте» находилась Походная канцелярия. Быстроходные торпедные лодки безупречно курсировали между Виролахти и Петербургом, доставляя донесения. Курьеры каждый день привозили бумаги на подпись.

     В Хурпу, на территории торговца и летнего поставщика Царской Семьи, Отто Мантре, в доме которого не раз бывал Государь, было построено личное Императорское почтовое и телеграфное отделение. Телеграфное отделение также находилось на ближайшем острове Марти, в основном для нужд охраны.
     В Виролахти проходили встречи и совещания Государя с Министрами и с государственными деятелями. Отсюда Он осуществлял проверку судов Флота, наблюдал за военными учениями.


Ее Императорское Величество Александра Федоровна и Анна Александровна Танеева


Шведская Королевская Чета у борта яхты Штандарт


Государь Николай II и Кайзер Вильгельм II

     Здесь же, Государь встречался и решал международные вопросы с Германским Кайзером Вильгельмом II, Королём Швеции Густавом V. На борту «Штандарта» происходили высокого уровня встречи с Президентом Франции Фальером, Королем Великобритании Эдуардом VII.

     В первом путешествии по шхерам в 1905 году Государыня была в обществе своей фрейлины Анны Александровны Танеевой (1884 – 1964), ставшей в дальнейшем ее близкой подругой. Тогда Государыня призналась: «Благодарю каждый день Господа, что Он послал мне такого друга». Анна Александровна удостоилась большой чести быть с Императорской Семьей во всех путешествиях на Императорской яхте.
     Между Государыней и Анной завязалась крепкая, прошедшая испытания дружба, которая длилась 12 лет. Их сближала вера, музыка, общие увлечения. По характеру Анна была мягкая, сдержанная и вскоре стала членом Императорской семьи. Их сердечная дружба вызвала зависть во Дворе. Во время революции ей удалось бежать в Финляндию. Здесь она приняла тайный монашеский постриг, написала две книги своих воспоминаний. Из 80 лет своей жизни, она 44 года прожила в Финляндии, похоронена на Ильинском кладбище в Хельсинки, сектор 27.
     Анна Александровна так описывает в своих воспоминаниях пребывание Их Высочеств в Финляндии:


Церковь на яхте

     «Государь любил Финские шхеры, Он наслаждался морской жизнью и пребыванием на берегу и островах, где Он с удовольствием охотился. Он любил плавание под парусами, был хороший пловец и плавал, как только предоставлялся случай. Он часами ходил пешком по труднопроходимой местности, плавал на каноэ. Государь был на корабле, будто заново родившийся: одетый в белого цвета форму морского офицера, Он дышал здоровьем и радостью жизни.
     Государыня была здесь, действительно, «Солнышко», согласной своего ласкового имени. Излучая нежность и сердечность, она охватывала взглядом своего мужа и детей. Государыня цвела. Она подавала свите вечерний чай и весело шутила с Государем. Государыня была в восторге от шхер и от того состояния покоя, которые они давали. Она много раз говорила, что провела там наисчастливейшее время своей жизни.
     Царская семья могли наслаждаться своим пребыванием в Финских шхерах почти так же спокойно, как и обыкновенные смертные. Возвращались они из Финляндии полные сил, окрепшие. Пребывание на шхерах особенно исцеляющее действовало на состояние здоровья Наследника. Прощание с финскими шхерами было со слезами на глазах».
     Безопасность Государя обеспечивал огромный аппарат. Не видимой глазом охраны на материке было от 50-100 человек. Местные жители считались не опасными, их движение, в общем-то, не ограничивалось, но им не разрешалось приближаться к Императорским суднам. «Штандарт» тщательно охранялся.
     Императорская эскадра в Виролахти была самостоятельная: имелось почтовое судно, баржа с углём, судно, устроенное под больницу, судно-сауна, суда «поставщики», доставляющие продукты.


Сидят: Его Императорское Величество Николай Александрович с дочерьми, священник (?), боцман А. Деревенько с наследником Алексеем Николаевичем на руках, Анна Александровна Танеева. Вдали Императорская эскадра.

     На «Штандарте» находилась походная Церковь. По субботам и воскресеньям, а также в дни именин и дни рождения членов Царской семьи совершались Божественные службы.
     Начиная с 1910 года, Царская Семья все больше времени проводила на суше. На берегу мыса Хурпу был сооружён парк с теннисным кортом и развлечениями для детей. К берегу был построен устойчивый причал.
     Между островами Государь двигался на каноэ, байдарке или на маленьком катере. Местным жителям на это время был запрещен лов рыбы в водах островов или вблизи берега. Рыбаки получали возмещения за каждый день, в который они вынуждены были находиться на материке, а также за вырубленные деревья и за взятые поленья. Торговцы и хозяева домов продавали по хорошей цене продовольственные товары эскадре.
     С местными жителями у Государя Николая II были дружеские, хотя и на расстоянии отношения. Гуляя по материку, Он дружески приветствовал всех встречающихся. Дети подносили ему луговые цветы и иногда, Он приглашал их на яхту или на праздник на берегу.
     При очередном прибытии на шхеры, Государь выражал желание, что хочет отдохнуть без оглашения пребывания в прессе. Газеты сообщали только о его прибытии в воды Финляндии.
     
     1906 год. C 13 сентября по 7 октября
     
     Летом 1906 года Государь писал из летнего Дворца своей матери в Данию: «Мы сидим здесь, как за решёткой. Стыдно и скверно об этом говорить. Подлые анархисты пришли в Петергоф охотиться за мной».

     13 сентября «Штандарт» с Царской семьей и свитою в сопровождении шести военных кораблей были у Койвисто на близлежащих островах, которого Государь охотился. «Впервые поднят капитанский стяг Алексея», - записал Государь в своём дневнике.
     16 сентября на «Штандарте» был организован небольшой праздник, на котором Государь приветствовал, как старый, так и новый экипаж, а так же произнес тост по поводу того, что с момента его первого пребывания на яхте, прошло 10 лет.
     В память этого события, на следующий день Он перешёл на «Полярную Звезду», а 18 сентября на «Штандарте» под парусами отправились в Котку. Царская семья нанёсла визит в Лангинкоски, где расположена рыболовецкая дача его отца Александра III. В своём дневнике Государь так упоминает о посещении:
     «После завтрака отправились на берег, к даче в Лангинкоски. Посмотрели её, обошли парк, видели тони (места улова). Воды в реке было мало. Вернулись на яхту в половине пятого». В музее Лангинкоски в книге гостей сохранены их автографы.


За веслами Его Императорское Величество Николай Александрович, Великая Княжна Мария Николаевна, сидят: Ее Императорское Величество Александра Федоровна с одной из старших дочерей

     23 сентября «Штандарт» на парусах пришел в Виролахтинские воды, к острову Питкяпааси. Государь написал в письме к матери: «Это прекрасное место для стоянки на якоре, тихое, в окружении красивых островов. Местность была нам не знакома, но мы раньше проходили мимо неё. Не могу передать, как я наслаждался пребыванием здесь исключительно в своем собственном состоянии. Чувствую себя сейчас хорошо отдохнувшим».
     На Виролахтинских островах Государь со свитой охотился. Он был непревзойденный стрелок. По его личным записям, 14 патронами убивал 11 тетеревов.
     4 октября Государь записал в своём дневнике: «К большой печали наступил последний день чудесной свободной жизни на «Штандарте», на шхерах. …По возвращении домой всё было обособленно и тихо – не было больше привычной жизни на корабле».
     
     1907 год. С 10 сентября по 19 октября
     
     Несмотря на вновь обнаруженные тайные заговоры против Государя в Финляндии, Он был в Виролахти безопаснее, чем в своем Дворце. В начале августа Государь на «Штандарте» отправился на встречу с Кайзером Германии Вильгельмом II.


Крен яхты «Штандарт»

     Началу осеннего круиза, как обычно, предшествовала обводка.
     10 сентября эскадра направилась в сторону запада. Государь решил посмотреть памятник Риилахтинского сражения, сооруженный по случаю первой в истории морской победы русских над шведами в 1714 году, который находился на северной стороне от города Ханко.
     Суда далеко обошли Хельсинки, обогнули Ханко и направились прямо к Хёгсёра, куда прибыли утром 11 сентября. Во второй половине дня эскадра снова двинулась и взяла направление к Риилахти. За управлением яхты отвечал финский лоцман Йохан Бломквист. В 16.30 «Штандарт» неожиданно нашел на скалу на фарватере, который должен быть совершенно безопасным. Анна Александровна Танеева пишет в своих воспоминаниях:
     «Погода была самая наидивнейшая, мы сидели за чаем в обеденном зале, развлекаясь музыкой духового оркестра. Вдруг послышался ужасный грохот. Чувствовалось, что корабль как будто подпрыгнул к верху, упал вниз, в конце концов, остановился и начал клониться на бок. Столовая посуда и цветочные вазы полетели на пол, всё произошло в одно мгновение. Государыня от испуга вскрикнула, дети перепугались и начали плакать. Государь успокоил нас и объяснил, что судно нашло на скалу.

     Электрические сигнальные звонки начали звонить, и экипаж корабля прибежал на палубу.
     Судно было действительно наклонено так, что было почти невозможно двигаться по палубе. На дне судна были две большие пробоины и через них вода хлынула во внутрь. Если бы судно соскользнуло с подводной скалы, мы могли бы все утонуть или, по крайней мере, большая часть из нас была бы обречена на смерть.
     К счастью корабль не утонул. Государь с семьей переместились на лоцманское судно, а оттуда мы все перебрались на большое судно «Азия», перевозящее уголь. Вещи быстро собрали в узлы, сделанные из простыней».
     Вскоре подплыла «Александрия», на которой Государь со свитой смогли разместиться и переместиться на Виролахтинские острова, куда затем по тревоге была вызвана из Копенгагена «Полярная Звезда».


Наследник Алексей Николаевич с перевязанной кистью левой руки

     Весь мир смотрел в Ханко. Газеты следили за спасительными работами яхты с непрестанным интересом. Было большой сенсацией, что Государь Великой страны очутился в морской беде на своём же судне.
     Таллиннское Русско-Балтийское спасательное объединение две недели с утра до вечера работали, чтобы оторвать аварийное судно от скалы. 27 сентября яхту привели в то состояние, когда её можно было буксиром тащить в Петербург на ремонт.
     Прежде, чем взяться за дела, Государь, издал лист с именами лиц, участвовавших в спасении «Штандарта». Как благодарность им были розданы золотые и серебряные часы, медали и денежные вознаграждения.
     Отпуск продолжался и Государь по-прежнему бродил по лесам, охотился, в хорошую погоду ходил на байдарке или каноэ и посещал военные корабли.
     Государыня с удовольствием днем проводила бивуачную жизнь с детьми на острове Каво. На берегу зажгли костер, на пламени которого, пекли картофель. Наследник Алексей соорудил из песка небольшой памятник, на боку которого кто-то написал буквы А.Н.

     18 октября на «Полярной Звезде» отмечался день Ангела Наследника Алексея. Жителя острова Марти Матти Ниемеля со своей 16 летней дочерью Хильей и её подругой пригласили на яхту вручить имениннику поздравление от жителей острова. Когда моторная лодка доставила их на яхту, раздались 30 почетных выстрелов, гостей встречал мужской оркестр из 75 человек. Под поздравлением стояли подписи 50 человек.
     На следующий день яхта снялась с якоря, Императорский осенний отпуск закончился.
     На организованном осенью судебном процессе, капитан И.И. Чагин был уволен с должности, контр-адмирал К.Д. Нилов получил предупреждение. Наибольшее наказание получил контр-адмирал Щенович. Государь всех их помиловал.
     
     1908 год
     
     Летнее плавание на финские шхеры началось с празднования 7 июня (нов.ст)в Таллинне дня рождения Государыни Александры Федоровны, куда яхта прибыла по случаю визита с Королём Англии Эдвардом VII. После Божественной Литургии был отслужен молебен.
     Во время встречи с Эдвардом VII , проходившей необыкновенно родственно и задушевно, было положено основание последующим международным соглашениям. Их Величества упрочили свои отношения в течение дня, и Государь поспешил в Виролахти.


Его Императорское Величество Николай Александрович с дочерью Марией Николаевной

     Сразу же на следующий день Он был на острове Ванха. Дети играли на песчаном берегу и, Государь наслаждался отдыхом с семьёй. Государыню и Государя часто можно было видеть в море на каноэ, за ними следовали на лодках дети с матросами. Как-то дети захотели прокатить своего отца, но вскоре силы их иссякли, и Государь сам взялся за вёсла. Государь был силён и имел хорошую физическую форму. Офицеры, которым приходилась грести с ним, говорили, что им приходилось прикладывать усилия, чтобы быть в ритме с Государем.
     На третий день отдыха в Виролахти на своей яхте прибыла Вдовствующая Государыня Мария Фёдоровна.
     Июль был дождливый и ветреный. Когда Государь не мог совершать гребные путешествия, Он посещал суда Военно-Морского Флота и наблюдал их боевые занятия, а также имел беседы с Премьер Министрами и Командующими вооружённых сил.
     В один из дней было устроено красочное зрелище для Императорской Четы - соревнования парусных лодок, спущенных с бронесудов.
     24 и 25 июля Императорская парусная яхта в сопровождении эскадры находилась возле острова Сомер и оттуда направилась в Таллинн, где состоялась встреча Государя с президентом Франции Фальером. Русские газеты писали, что встреча имела крайне большое значение для упрочения Европейского мира.

     В оставшиеся дни отдыха стояла теплая, безветренная погода, которую рыбаки назвали «Царской погодой». Государь с семьей и свитою, купались, обедали на природе никем не беспокоимые.
     Императорскую якорную стоянку в водном пространстве Каво тщательно исследовали. Когда результаты измерений представили Государю, Он собственноручно написал на морской карте: «Водное пространство «Штандарта». Под этим именем пространство было известно после этого долгое время.
     С 31 августа по 20 октября Императорская Семья снова была в Виролахти. Матросы ставили к островам и к берегу причалы, вскоре появились охотничьи суда, на одной из которых были охотничьи собаки Государя. Катера доставляли Государя с одного острова на другой, на них слышались лай собак, звуки труб, выстрелы из оружий, по которым можно было определить добычу.


Их Императорские Величества Николай Александрович и Александра Федоровна

     Государыня с детьми и свитой находили развлечения на островах. Алексей на берегу небольшой лопатой сгребал песок и камни и делал валы, за которыми было хорошо следить за неприятелем. Жители острова Питкяпааси после отъезда Императорской Семьи, ходили смотреть его сооружения.
     В октябре погода ухудшилась. Императорская эскадра переместилась из открытого водного пространства острова Каво к мысу Хурпу. Суда настолько близко подошли к берегу, что местные жители невооружённым глазом могли наблюдать за происходящим. Эти места стали местом стоянки на якоре в последующие шесть лет пребывания в Виролахти.
     Когда погода снова прояснилась, Государь часто купался в узком заливе Келло, а дети нашли там новые интересные места для игр. На столь длительное пребывание в Виролахти видимо повлияло и то, что в Петербурге началась эпидемия холеры. Так, приехавший из столицы оркестр в количестве 50 музыкантов, вначале прошли карантин и после засвидетельствования врача, приступили к выступлениям.
     
     1909 год. C 12 по 25 июня


Его Императорское Величество Николай Александрович встречает прибывающих к причалу царского парка с теннисным кортом. На причале его теннисная ракетка

     
     12 июня 1909 года Государь с семьей прибыл на «Штандарте» в Виролахти, сопровождаемый пятью тяжёлыми военными кораблями. В газетах в начале лета говорилось о приезде Кайзера Вильгельма II в Финляндию. На берегу все приготовления указывали на важную встречу. Из Петербурга в Виролахти отправилась яхта с членами русского Правительства, немецкими дипломатами и другими важными лицами.
     16 июля утром Государь на каноэ мирно передвигался в водах берегов острова Пуккио, а его семья совершала на острове прогулку с пикником.
     На следующий день парусная яхта Вильгельма II «Гогенцоллерн» бросила якорь в водах острова Каво. Государи сделали визиты вежливости друг к другу на судна, Министры провели свои совещания.

     Уверенный в дальнейшей дружбе и желании мира, Вильгельм II отправился на следующий день на родину, раздав полными пригоршнями знаки отличия финским служащим. Наибольшее количество медалей пришлось на лоцманское ведомство. Этот жест был подробно отмечен в Финляндии. Именно в это же время планировалось Финское Лоцманское Ведомство сделать Русским.
     После отъезда Вильгельма II, Государь был в Виролахти ещё неделю. Время проводили по-прежнему: хождение на каноэ, байдарке, плавание на лодке, пешеходные прогулки и плавание.
     30 июня по 5 июля Государь был с визитом в Стокгольме. Город был красочно украшен шведскими и русскими флагами. Король и Государь встречались много раз в теплой и радушной обстановке. Мир узнал, что между Швецией и Россией не существует политических разногласий.
     После торжеств, Государь вернулся в Виролахти, куда в то время прибыли его охотничьи судна, но они не потребовались, так как прекрасную июльскую погоду Государь решил лучше использовать для поездок на каноэ. Местные жители острова Питкярааси часто видели его вблизи берега.
     
     1910 год


На берегу царского пляжа. В центре командующий Наследник Алексей Николаевич

     В марте 1910 года был опубликован Императорский Указ, который угрожал автономии Финляндии. Из-за границы пошёл поток сочувственных высказываний и мрачных предсказаний о судьбе Финляндии. Атмосфера была не благоприятной в отношении Русской Империи и Государя.
     Не смотря на сообщение в газете о том, что путешествие на Финские шхеры отменяются, Государь 15 июня на своей яхте совершил официальный визит с инспекцией оборонительных сооружений.
     16 июля в финской газете были опубликованы чёткие правила движения по морю во время летнего пребывания Императорской Семьи. В тот же день в водах острова Kаво бросила якорь яхта «Полярная Звезда» с Ольгой Александровной на борту. Великая Княгиня была ближайшим другом Их Величеств. Через три дня в окружение торпедных лодок встали на якорь «Штандарт», «Царевна» и «Александрия». Государь выразил желание отдыхать без оглашения в прессе своего пребывания.

     Виролахтинский ленсман был в какой-то степени озадачен, так как с берега Хурпу суда прекрасно можно было видеть. Когда Государь отправлялся на каноэ, жители мыса сидели и наблюдали за увлечениями Царя-батюшки.
     Лето было теплым. Государь много плавал. Наследник Алексей играл со своими друзьями на острове Каво и на «Царском пляже». Дядька Наследника, матрос Деревенько, выстраивал его и яхтенных юнг в ряд и обращался с ними, как с воинским подразделением.
     
     1911 год. С 18 июня по 9 августа
     
     В 1911 году между Государем и его подданными царила оттепель. В Финляндии не было замечено никакого тайного заговора против Государя. В очередной раз Государь хотел отдохнуть без оглашения в прессе, поэтому газеты сообщили только о его прибытии в воды Финляндии.


Ее Императорское Величество Александра Федоровна

     Летний отпуск начался 18 июня и продолжался около двух месяцев. Во второй половине июля Их Величества много времени проводили на суше.
     Тишину шхер нарушила прибывшая огромнейшая баржа с мощным подъёмным краном на палубе. Её подтащили осторожно к острову Туухолм, куда подошёл катер с Императорской семьей. Водолазы увели под воду тросы, машины пришли в движение и, скоро на поверхности показалась каменная глыба.
     От гранитной скалы острова Туухолм отколотый камень был заказан для России ещё при Петре I, около 1800 года. Когда камень пытались переместить на корабль, он упал в море. На устах народа он получил название Pekka, так как из него намеревались вытесать монумент Петру Великому.
     У береговых вод острова был другая оригинальная глыба, которая была названа по имени Императора Павла, Paavo. Она напоминала высеченную сидячую человеческую фигуру. Когда жители соседнего острова Паатио гребли в церковь мимо острова Туухолма, они тыльной стороной весла могли касаться глыбы. Государь распорядился также поднять и перевести ее вместе с Pekka в Кронштадт.
      Привезённые в Кронштадт были установлены на самые лучшие места города. Pekka был установлен на площади церкви моряков, как постамент для монумента морской славы. Доска на камне сообщала следующее: «В 1911 году этот камень по Высочайшей воле был в нынешней его форме поднят из воды на месте стоянки «Штандарта» и передан под постамент этого памятника. Памятник освящен 24.07.1913 года в присутствии Его Императорского Величества Государя Николая II».
     Paavo установили в Петровском парке недалеко от Императорского причала. Они находятся там и в настоящее время.
      На материке улыбающийся, приветливый Государь посещал сёла, в том числе со свитой совершил бодрую пешеходную прогулку в село, где находилась местная лютеранская церковь.
      Государыня с детьми знакомились с новым личным почтовым и телеграфным отделением Государя, с интересом посетили большой каменный коровник торговца Отто Мантере.
      Рядом с почтовым отделением ещё раньше были построены помещения приёма врача. До приезда Императорской Семьи, врач обходил деревни Виролахти, убеждаясь, нет ли в местности какой-либо заразной болезни. Во время пребывания Императорской Семьи, он принимал бесплатно больных.
      В один из дней Высочайшее общество ездило на катере в Пютерлахтинские каменоломни, в которой была высечена Александровская колонна на Дворцовой площади Зимнего дворца. Государь наблюдал за отбиванием каменных глыб и отправился затем пешком обратно, в сопровождении большой свиты.
      Весть о Государе, находившемся в пути, широко распространилась и, при прохождении Императорских особ по сторонам дороги cобралось много народа. Хозяин усадьбы в Пютерлахти, Эрик Накари, бывший солдат Финской Гвардии, вызвал духовой оркестр, чтобы доставить удовольствие Государю. К тому же, Накари приказал своим работникам, находящимся на сеноуборочных работах, выстроиться в ряд с косами и граблями на плечах. При находящихся в таком положении работниках, Накари произнес воинское приветствие на русском языке, слушая которое, Государю стало очень забавно.


Его Императорское Величество Николай Александрович на прогулке с дочерьми

      Лето было чудесное. Помимо чая на открытом воздухе в ясную погоду, местом развлечений стал летний домик, принадлежащий торговцу Отто Мантере и служивший ему для хранения сена. Он был приведён в чистоту, празднично украшен, перед ним играл балалаечный оркестр. Государь со свитой слушали музыку, танцевали, атмосфера была непринужденной, радостной. Особенную забаву доставляло движение косилки на близлежащем поле.
      В летний домик было доставлено всё необходимое для ленча, не забывая о большом деликатесе Их Величеств – простокваше (viili), приносимой из погреба, построенного для нужд Двора. На дороге ждали около десяти упряжек с лошадьми, готовыми довести участников отдыха к берегу.
      Во второй половине июля, Государь совершил второе путешествие к карьеру Пютерланти. Туда Он шёл пешком, в сопровождении офицеров, а вернулся на катере.
      В каменоломне Государь разговаривал с рабочими и похвалил качество их работы. Уходя, передал каменотёсам 25 рублей в награду за их усердие.
      В августе произошёл также другой исключительный случай. Государь пригласил к себе для выступления Виролахтинский смешенный хор. Лоцманский катер доставил певцов на яхту, где они исполнил вначале Царский гимн, а затем восемь финских напевов. Их Величества сердечно поблагодарили певцов.


Его Императорское Величество Николай Александрович на дорожке мини-гольфа в царском парке

      Во время охотничьего сезона, Государь несколько раз ходил стрелять водоплавающую птицу. В то же самое время Он подъезжал на военные корабли эскадры и приветствовал их экипажи.
     
      1912 год. С 12июля по 10 августа     


Очень интересный снимок, сделанный Анной Александровной. Стоит Наследник Алексей Николаевич, с обеих сторон от него в воде видны головы Великих Княжон в купальных шапочках, справа для подстраховки один из матросов

     В январе 1912 года Государь утвердил закон, согласно которого Финляндии следовало возместить 20 млн. марок военных расходов России. За этим последовали мероприятия по русификации Финского Лоцманского Ведомства.
     Перед началом отпуска, Государь встретился с Вильгельмом II. Правители, как и прежде, поднимали бокалы за мир и дружбу и газеты писали, что между Монархами нет никаких разногласий. Но на самом деле обстановка была, даже по меньшей мере, натянутой.
     Когда нелегкий гость исчез на горизонте, Государь поспешил в Виролахти.
     12 июля, в первый день отпуска, Он с семьей отправился гулять и купаться на «Царском пляже» в проливе Келло. Наследнику Алексею и Государю были поставлены на песочном берегу отдельные палатки.


Его Императорское Величество Николай Александрович в царском парке у теннисного корта

     Начиная с этого года, центром летнего отдыха в Виролахти стал парк, сооруженный на территории, принадлежащей муниципалитету Виролахти. Территория была арендована Двором на 10 лет и представляла удивительным образом образовавшийся луг, который использовали, как пастбище для скота.

      В парк входили через ворота, покрашенные в зеленый цвет, с южной стороны. На морском берегу был построен причал для катеров. Всю территорию окружал забор из жердей.
      В центре парка находился теннисный корт из толстых досок. Возле него находилась зрительная трибуна, с покрытием из палаточной ткани. Сидения приносились с корабля. Около трибуны была сооружена ручная карусель, за ней находилась дорожка для мини гольфа, а также качели для детей Государя. Здесь же находился флагшток.
      23 июля, в сопровождении военных кораблей, в воды Халсси прибыла парусная яхта «Oscar II» со Шведским Королём Густавом V.
     Визит проходил в тёплой обстановке и беседа была свободной. В официальных сообщениях было отмечено желание мира обоих Монархов.
      После встречи, правители, одетые в белые спортивные костюмы переместились на теннисный корт. Оба были заядлые теннисисты. Результат встречи не был объявлен, так как являлся неофициальный матчем «Россия» - «Швеция».
      После отплытия Короля Швеции, Царская семья со свитою продолжали развлекаться в парке и на близлежащих островах. На каруселях катались с удовольствием, как Государь, так и его дети. Когда Государь играл в теннис, дети качались и пытались ходить на «деревянных ногах». Придворные играли в минигольф и, наслаждались свободным времяпрепровождением, отдыхали на лужайке.


Гребля на байдарке

      В августе в Виролахти прибыла постоянная спутница морских путешествий «Полярная Звезда», на которой в этот раз находилась Мария Федоровна. Бодрая Вдовствующая Государыня шла пешком к теннисному корту, чтобы встретить своего сына. Тем же самым вечером, она организовала на своей яхте танцевальный бал, в честь своих и внучки Марии именин. Молодые Великие Княжны представили бабушке короткую французскую пьесу.
      Лето продолжалось. Лодки каждый день перевозили отпускников к теннисному корту, к «Царскому» пляжу и к острову Туухолма, где взбирались на высокие скалы. Как Государь так и дети с удовольствием плавали, лишь Государыня, страдая и скрывая свое недомогание, оставалась на яхте.
      10 августа матросы разобрали мостки схождения на берег, и яхта направилась в Кронштадт. Летний отпуск был закончен.
     
     1913 год. С 23 июня по 25 июля


Его Императорское Величество Николай Александрович, Великие Княжны Анастасия Николаевна, Татьяна Николаевна и Ольга Николаевна со свитой во время прогулки на одном из островов Виролахти

     Лето 1913 года было ещё безоблачным. Государь прибыл с семьей на финские шхеры накануне Иванова дня и пробыл в Виролахти месяц. Государь наслаждался в полной мере плаванием и хождением на каноэ, не подозревая, что это было его последнее беспечное лето. Европа бурлила, Россия не могла остаться сторонним наблюдателем.
      «Поднялся половина девятого. Было прекрасное утро. В 10 часов отправился с дочерьми в Кронштадт. Участвовал в освящении новой церкви для моряков. После двух отправились в море и прибыли в прекрасном настроении на рейд «Штандарта» после семи. Вечером играл немного в домино», гласит запись Государя в дневнике от 23 июня.
      Императорская флотилия встала к знакомому месту перед мысом Хурпу. Ещё ранней весной плотники привели в порядок теннисный корт. Столы и скамейки были покрашены, качели и дорожка минигольфа ждали гостей. На островах, незадолго до отпуска, были поставлены палатки и построены причалы.
      Дневник Государя от 14июля изображает типичный день отпуска: «Утро было спокойным. Греб с Граббе на каноэ. После завтрака пошли на берег. С удовольствием играл в теннис. Затем плавал с большим наслаждением. Перед обедом читал, а также и после, как всегда до десяти. Потом играл в домино».
      Иногда Государь ездил, пренебрегая правилами движения. Осматривая суда Военной Флотилии, Он взял с собою своих дочерей и дал указание эскадренному миноносцу «выжать из машины всё». «Вернулись через полчаса насквозь мокрые, но очень довольные. После морской прогулки снова играли в теннис, все было славно», Государь записал в дневнике.
     Как и прежде приходилось исполнять неотложные должностные дела в Петербурге и Таллинне. В Петербурге Он принимал парад Ереванской Гвардии и участвовал в групповом фотографировании её офицеров. Государь сменив одежду на отпускную, на торпедной лодке был доставлен снова в Виролахти меньше чем через четыре часа.
     В другой раз в водном пространстве перед Таллинном Государь наблюдал учебные стрельбы, затем быстро вернулся.
      6 июля на острове Паатио был организован пикник. На плоской скале было установлено два стола. Один для Государя со свитой, другой для жителей острова, которым был предложен суп с макаронами и ром.
     Судовые оркестры играли веселые мелодии. После еды, дети поднесли Государю ромашки. Он попросил их спеть, и дети исполнили немного переработанную карельскую песню: «…Когда очень жестокое преследование нашей Финляндии наступит, тогда недовольный карельский финский волк заиграет…». Государь не обратил на это внимание, и попросил начать хороводные пляски. После этого начались танцы.
     Видимо под воздействием рома, один из парней, Матти Миккола, осмелился и подошел с поклоном к Ольге Николаевне. Великая Княжна поднялась и сплясала с ним веселую польку. Праздник закончился к полуночи. На острове о нем долго вспоминали.
     Танцы были замечены и в столице Финляндии. Художник из шведско-язычной сатирической газеты «Фюрен» Эрик Васстрём нарисовал изящно одетую девушку, танцующей на скале с парнем в крестьянских ботинках. Главное управление по делам печати арестовало тираж и заявило, что рисунок был оскорблением члена семьи Их Величеств.
     Спустя три года художник и редактор газеты с удивлением прочитали, что оба осуждены на три месяца тюремного заключения. Оба могли избежать этого, публично попросив прощения у Государя, но они не захотели сделать этого. Из приговора они извлекли повод лишний раз повеселиться.
     К концу отпуска, 25 июля, Государь с грустью записал: «Приблизился последний день нашего отпуска. До 9-ти часов ходил на берег и плавал. В 10 часов отправились в сопровождении «Полярой Звезды» и миноносцев в Кронштадте. Был чудесный день, и море было спокойное. Около 16 часов с грустью оставили «Штандарт» и переместились на «Александрию». Прибыли в Петергоф раньше пяти. Гулял на воздухе, затем читал до ужина. Мы отправились спать немного раньше обычного».

      1914 год . C 14 по 19 июля     

В 1914 год всеобщая атмосфера была накалённой, чувствовалось приближение мировой войны. В Финляндии было жаркое лето, в июле, в Турку была рекордная летняя температура – 35,9 градусов. У Государя было намерение начать свой отпуск в июне, но заботы государства держали его в столице.
     28 июня в Сараеве убили Австрийского Наследника Франца Фердинанда. Было ясно, что война не была уже вопросом времени. Мировые газеты были полны слухами и предсказаниями. Европейские Королевские и Царские Дворы волновались, и дипломаты поспешно ездили из одной страны в другую. Государь всё же сохранял спокойствие. Он решил отправиться в отпуск в Финляндию. Анна Александровна Танеева так описывает обстановку отъезда:
     «Государыня сказала мне, что политическая обстановка опасная настолько, что ближайшие времена могут стать очень изнуряющими. Поэтому Государь и она хотели настолько быстро, как только возможно, плыть на «Штандарте» на Финские шхеры передохнуть и набраться сил. По нашему мнению бухты и острова шхер никогда не выглядели такими красивыми, как в тот раз».
     Их Величествам далось провести в Виролахти неделю.
     15 июля Государь напишет в своём дневнике:
     «Спал прекрасно и проснулся, чувствуя большую радость от того, что снова на яхте в этом чудном месте. Около 10-ти отправился на каноэ с графом Граббе и Кирой Нарышкиной вокруг острова Tуухолм. Был с детьми на берегу и играли в теннис. Затем плавал с офицерами на старом месте. Вечером играли в домино».
     16 июля 1914 года: «Утром гребли с Татьяной и Ольгой на байдарке-двойке. В половине третьего отправился с остальными на остров Паатио и совершил там чудную прогулку. Был в палатке Алексея, затем с наслаждением поплавал. Вечером играл в кости».
     Государыня во время этого отпуска не сходила на сушу. Государь с дочерьми делал прогулки на близлежащие острова и плавал каждый день. Также и Алексей вместе с отцом бывал на теннисном корте, но в конце отпуска из-за ушиба находился на корабле.
     В субботу 18 июля Государь поздно вечером записал в дневнике: «Необыкновенно прекрасный день. Втроём сделали большую прогулку на байдарке. Сошли на берег острова Туухолма и гуляли там. Плавал. В 6-45 вечера на корме яхты была Всенощная. Прибыл курьер и привёз массу бумаг. После ужина читал их. На этом хватит. Играл в домино».
     Согласно воспоминаниям А.А. Танеевой, прерывание отпуска было неожиданным:


Рабочий кабинет Его Императорского Величества Николая Александровича на яхте «Штандарт»

     «Мы наслаждались в полной мере красотой финского лета, пока не пришла неожиданно телеграмма, из которой стало ясно, что Государю надо вернуться в Петроград. Мы все знали, что это значит и плакали, когда «Штандарт» повернул свой нос по направлению к Кронштадту. Государыня буквально купалась в слезах. Она произнесла пророчески слова, которые запомнились мне на всю мою жизнь: «Мне кажется, что наши небесные дни на Финских шхерах закончились навсегда, мы никогда все вместе больше не будем плыть на нашем корабле».
     Также и Государь к концу отпуска был довольно-таки печальным. «Это, пожалуй, первые настоящие слёзы, которые вы видите на глазах вашего Государя»,- сказал Он своему близкому кругу.
     На самом деле отъезд в Петербург был заранее запланирован. Предполагалось встретиться в столице с Президентом Франции Раймоном Пуанкаре, и затем вернутся в Виролахти. Но этого уже не произошло.
     
     Ночное плавание 1914 года
     
     Французский президент пробыл в гостях у Государя три дня. Проводив Пуанкаре в обратный путь, Государь вместе с послом Франции Морисом Палеологом поднялся на палубу «Александрии». Совершенно неожиданно Он пригласил его на ночное плавание к Финским шхерам.
     В плавании была лишь семья Государя. Чувствовалось, что Их Величества хотели ещё раз окинуть взглядом любимые берега их пребывания.
     Через пять дней Австрия объявила войну Сербии. Началась первая мировая война.
     Из Виролахти уехали Дворцовые караульные.
     На следующую весну в водах Виролахти были сделаны замеры и обследованы берега, что свидетельствовало о возможности возвращения Государя на своё райское место отдыха. Но ожидания были напрасны.
     
http://impersem.kuvat.fi/kuvat/FINSKIE+SHERY+VIROLAHTI/MATERIK/
http://impersem.kuvat.fi/kuvat/FINSKIE+SHERY+VIROLAHTI/SHTANDART/


Обновлено 28.05.2015.

Подготовилa Л. Хухтиниеми.
     
Источники:
     «Императоры на отдыхе в Финляндии». Йорма и Пяйви Туоми-Никула. Атена. Ювяскюля. 2002.
     «Анна Вырубова - фрейлина Государыни». Под редакцией Ирмели Вихерюури.
     Отава. 1987 Хельсинки.
     

© Copyright: tsaarinikolai.com