ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:




АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ


«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



СЕСТРА АННЫ, ТАНЕЕВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА


Александра и Анна Танеевы. https://impersem.kuvat.fi

Танеева Александра Александровна, младшая дочь в семье Танеевых после Анны и Сергея, родилась 8 ноября 1888 года в Петербурге и была, как и Анна, фрейлиной.


Александр Сергеевич и Надежда Илларионовна (Толстая) Танеевы. https://impersem.kuvat.fi

Отец, Александр Сергеевич (06.01.1850) был Главноуправляющим Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Статс-секретарем и Обер-гофмейстером Высочайшего Двора. Высокую должность он унаследовал от отца и деда.

Музыкальная деятельность А.С. Танеева по праву можно сказать приобщена к истории. Автор трех симфоний, двух опер, более тридцати романсов, исполненных искреннего лиризма, и многих других произведений.

http://www.tsaarinikolai.com/demotxt/Musiikillinen_luovuusd.html#huomio

Гимн «Боже Царя храни» на слова А. Пушкина говорит, что он был не только талантливый композитор, но и патриот.

Александр Сергеевич регулярно собирал на музыкальные камерные вечера таких знаменитых композиторов, как Чайковский, Вейнгартнер, Шаляпин, Каянус, Шнеевойгт, Ван дер Палс. Чайковский был близким знакомым и часто завтракал вместе с семьей. В этом окружении, музыка стала большим увлечением для детей, они стали петь как дома, так и позже при Дворе.

Революционные события в России сказались на дальнейшей жизни членов семьи. Семья, жившая при Михайловском дворце, осталась без жилья, в нужде и безденежье. К тому же арест и тюремное заключение дочери Анны. С тюремных свиданий Александр Сергеевич уходил истерзанный болью и заболел от пережитого потрясения. Его доброе, любящее сердце не могло вместить всей горечи испытаний.

«Вскоре после меня постигло самое большое горе, которое я когда-либо испытала. 25-го января 1918 г. скоропостижно скончался мой возлюбленный, дорогой отец, благороднейший, безконечно добрый и честный человек. Как глубоко уважали и любили его Государь и Государыня, свидетельствуют письма ко мне Государыни после его смерти. Невзирая на всю долголетнюю свою службу — всей душой преданный Их Величествам — он умер, не оставив после себя ничего, кроме светлой памяти безкорыстного человека и глубокой благодарности в сердцах тех многочисленных бедных, которым он помогал.

На его похоронах хор Архангельского вызвался петь литургию его сочинения, отличавшуюся кристально чистой музыкой, — как кристально чиста была и его душа».

Мать Александры, Надежда Илларионовна Толстая (8.11.1860-13.3.1937, Выборг, Финляндия) была дочерью Генерала Толстого, флигель-адъютанта Императора Александра II, прадед которого был Светлейший Князь, русский полководец, знаменитый Фельдмаршал М.И Кутузов. По линии матери Надежда Илларионовна происходила из рода Голициных. Кавалерственная дама ордена Святой Екатерины Малого Креста.

О детских годах сестры Александры, Анна Александровна пишет в воспоминаниях:

«В школьные годы в России было принято девочек воспитывать дома. Для них были учебные заведения, самым почетным был известный Смольный институт благородных девиц, который действовал и во времена Александра II[1] . Стало быть, ничего не мешало родителям отдать нас в школу. Но они хотели сохранить детей непорочными, и так как боялись пагубного воздействия со стороны приятелей своих детей, то решили вначале воспитывать нас всех, сестру, меня и даже брата, дома.

Нам выбрали домашнюю учительницу, англичанку мисс Aндерсон. Она была учительницей с богатым опытом, так как уже воспитала и обучила мою мать и мою тетю.

Она дала нам основы знаний, следила за нашим поведением и заботилась о том, чтобы мы не сошли с правильного пути. Так, достигнув того возраста, когда пробуждались романтические чувства, она безжалостно устраняла с нашего пути все приносящее пагубное, непристойные книги, и тщательно следила, чтобы мы никоим образом не оказались в соприкосновении с другим полом.


Александра Александровна Пистолькорс, урожденная Танеева

Моя младшая сестра с особым удовольствием искушала нашу учительницу, изобретая всякого рода проделки. Она «звонила», сочиняя телефонный разговор якобы с каким-то мальчиком, называя его по имени, хорошо зная, что мисс Андерсон услышит и договаривалась о любовном свидании. Она продолжала рассказывать, какой у нее есть план обмануть мисс Андерсон для следующей тайной пленительной встречи. Но телефон был отключен и весь «разговор», взятый с потолка, был прерван. Обычно нервы мисс Андерсон не выдерживали до конца «представления». Она неслась из укрытия и прерывала «разговор» тысячами жалоб на испорченность моей сестры. После довольно длинной покаянной и назидательной проповеди и угроз рассказать все матери, стороны мирились, и обучение продолжалось обычным порядком.

У нас были предметные учителя по школьным дисциплинам, особый упор был сделан на языковое обучение. Мы освоили в совершенстве французский, немецкий и английский языки.

Весьма большую часть обучения занимала религия.

Моя мать тщательно следила за нашим обучением. Она почти всегда присутствовала на уроках и знала, исполняют ли учителя и ученики свои обязанности. О полученном мною образовании могу сказать, что оно было результативным. Я вспоминаю учителей с благодарностью.

Вдобавок к полученному домашнему музыкальному образованию мы углубляли свои знания слушанием хорошей музыки. Отец брал нас с собой на симфонические концерты, и когда мы достаточно преуспели, он организовал нам возможность следить за репетициями перед симфоническими концертами.

Утром, в девять часов, часто еще сонным, нам надо было отправляться с большой партитурой под мышкой, слушать репетиции симфонического концерта. Мы сидели в бенуаре и внимательно, стараясь не сбиться со страниц партитуры, следили за работой оркестра и капельмейстера.

Чрезвычайная утренняя сонливость на ранних репетициях оркестра искушала нас вздремнуть, но делать этого было нельзя, так как в ложе напротив нас сидел мой отец в обществе Римского-Корсакова в больших синих очках на носу, с ними был также Лядов.

Несмотря на путешествия и полученное образование, больше всего нас, детей, все-таки воспитали наши родители. Самым большим счастьем для нас было быть в их кругу, и они, со своей стороны, посвящали нам каждую свободную минуту. Под влиянием наших родителей из нас выросли люди, любящие искусство и все красивое. Вера в Бога, посещение богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас опорой на жизненном пути. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести. Он сам был самозабвенно предан Престолу и своему Государю; эту же преданность мы переняли от него, как и он перенял ее от своих предков.

Блистательной кульминацией зимних развлечений 1903 года был бал, участники которого были одеты в костюмы времени раннего Романова — Алексея Михайловича (1645-1676).

Моя сестра и я входили в группу двадцатилетних барышень, которые со своими кавалерами представляли на балу старинные русские танцы. Разучивание требовало так же много репетиций, как и партии в балете. Репетиции стали заметным событием светского общества, так как Государыня и матери танцующих детей всегда присутствовали на них.


Танцевальные пары, выступавшие на костюмированном балу 1903 года. Пятая во втором ряду Анна Танеева, девятая - ее сестра Александра. https://impersem.kuvat.fi

В возрасте 20 лет Александра вышла замуж за Александра Эриковича фон Пистолькорс (6.6.1885, Терийоки, Финляндия - 8.9.1941, Брест, Франция).


Александра с супругом Александром Эриковичем фон Пистолькорс. https://impersem.kuvat.fi

Он окончил Пажеский корпус (1905), служил в Кавалергардском полку, корнет, камер-юнкер, офицер Конной гвардии, участник подавления революционных выступлений в Прибалтике.


Супруги Ольга Валериановна и Эрик Пистолькорс. http://www.liveinternet.ru/

Его отец - Эрик Герхард Августович фон Пистолькорс (1853 – 1935) окончил Николаевское кавалерийское училище, имел звание Генерал-майора для особых поручений при Главном управлении коннозаводства. В службу вступил 03.09.1873. В отставке с 30.04.1907 года.

Награды: ордена Св. Анны 2-й ст. (1900); Св. Владимира 3-й ст. (1910); Св. Станислава 1-й ст. (1913). Лютеранин. Умер эмиграции в Латвии, в Риге.

Дочь Александры Танеевой (Пистолькорс), Ольга Пистолькорс (Рамел), уже в преклонном возрасте, вспоминает о происхождении своего рода по линии отца. Ее рассказ за исключением незначительной разницы в годах, совпадает с энциклопедическими данными.

Род происходил из шведско-балтийского дворянского рода Пистолькорс и был известен в 16 веке в Швеции и в Лифляндии. (Лифляндия – Прибалтийская губерния Российской Империи, образованная в 1721 году. В настоящее время это территория Латвии (большая часть) и Эстонии. Л.Х). В Лифляндии Пистолькорс имели крупные поместья и замок в Латвии. Многие дворяне из стран Балтии числились на службе в Российском Дворе, где чаще говорили на французском, немецком или английском, чем на русском.

Шотландец Георг-Олофсон Скотт, полковник шведской службы, получил 22 февраля 1645 года дворянское достоинство с фамилией Пистолькорс (швед. «Пистолет крестом») и дворянский герб в виде скрещенных пистолей от шведской Королевы за то, что в 1631 году в битве при Брейтенфельде спас жизнь её отцу, Королю Густаву ІІ Адольфу. Своим пистолем он выбил пистоль из рук французского офицера, целившегося в Короля.

Оба рода, Танеевых и Пистолькорс имеют отношение к русским Великим князьям Романовым и ко Двору Царя Николая II.


Ольга Валериановна Карнович (она же Пистолькорс, Романова, Палей, 1865 - 1929, Париж). http://polit.ru/news/

Мать Александра Эриковича фон Пистолькорс - Ольга Валериановна Карнович (она же Пистолькорс, Романова, Палей, 1865 - 1929, Париж) родилась в Санкт-Петербурге в семье действительного статского советника и камергера Валериана Гавриловича Карновича. Маленькая Лёля, как называли девочку родные, в детстве мало чем отличалась от своих сверстниц: хорошо училась, запоем читала, сама пробовала сочинять стихи, занималась традиционно музыкой и танцами. Современники отмечали, что девочка имела удивительные для ребенка чувства такта и собственного достоинства. Она быстро сходилась с людьми, умела покорять сердца. Она прекрасно пела, почти профессионально играла на фортепьяно, была в курсе всех литературных новинок и могла поддержать любой, самый сложный разговор.

Хотелось бы подробнее остановиться на неординарной личности матери Александра Эриковича, Ольги Палей, которая приобрела большую популярность как в России, так и в эмиграции.

У нее была способность иметь свое лицо, выделяющее ее из общей массы, неукротимая энергия жить и добиваться поставленной цели, не боясь мнений и не трепеща перед осуждением. Ей было присуще необыкновенное обаяние, доброта, любовь и всепрощение.

В неполные двадцать лет Ольга была выдана родителями замуж за поручика конной гвардии, обрусевшего шведа Эриха Герхарда фон Пистолькорса. Всего за три с половиной года она стала матерью четверых детей: Александра, Ольги (умерла в младенческом возрасте), Ольги, Марианны. Александр Эрикович был старшим.


Великий князь Павел Александрович. Фото wikipedia.ru

Ольга Валериановна фон Пистолькорс влюбилась в Великого князя Павла Александровича Романова, (3.10. 1860, Царское Село, — 30.01 1919, Петроград). Он был шестым сыном Императора Александра II и его супруги Императрицы Марии Александровны. Супруга Великого князя Павла Александровича, Великая княгиня Александра Георгиевна, принцесса Греческая и Датская, умерла в возрасте 21 года, в1891 году, оставив двух детей Марию и Дмитрия.

В декабре 1897 года у Ольги Валериановны появился внебрачный сын Владимир. Потом появились и две милые девочки - Ирина и Наталья. Они все носили фамилию Пистолькорс до расторжения брака осенью 1901 года, когда Александру Эриковичу фон Пистолькорс было шесть лет.

Павел Александрович не получил разрешения на морганатический брак с Пистолькорс, а разведенные женщины вне зависимости от происхождения автоматически лишались доступа к Императорскому Двору.

Из письма Императора Николая II Вдовствующей Императрице Марии Федоровне: «…Еще весною я имел с ним крупный разговор, окончившийся тем, что его предупредил о всех последствиях, которые его ожидают, если он женится. К всеобщему огорчению, ничего не помогло. Как все это больно и тяжело и как совестно перед всем светом за наше семейство!».

Павел Александрович был лишен всех своих офицерских званий, отчислен со службы, ему был запрещен въезд в Россию. Опекунами детей от первого брака были Великий князь Сергей Александрович и его супруга Елизавета Фёдоровна.

Тайное венчание потомка древнего Царственного рода Романовых, Великого князя Павла Александровича и Ольги Валериановны Карнович состоялось в скромной греческой церкви в Италии, в Ливорно, 10 октября 1902 года.

В Мюнхене, очаровав баварского Kороля Леопольда, (Бавария, государство на юго-востоке Германии) энергичная и прелестная мадам Ольга Карнович получила в 1904 г для себя и своего некоронованного потомства первый в жизни пышный титул - графов фон Гогенфельзен.

В 1908 году Император Николай II разрешил семье вернуться в Россию.

18 августа 1915 года Ольга Валериановна Карнович (Пистолькорс), графиня Гогенфельзен и ее дети от морганатического брака Владимир, Ирина и Натали, получили именным указом Государя Императора Николая II фамилию Палей и русский Княжеский титул, передающийся по наследству. Род Палей принадлежал к одному из выдающихся предков Ольги Валериановны, который находился в родстве с родом Карновичей.

Великому Князю Павлу Александровичу возвратили звания, восстановили на службе.


Княгиня Ольга Палей, ее сын Александр фон Пистолькорс, дочь Марианна Пистолькорс, Великий князь Павел с дочерьми Натальей, Ириной, Владимиром и Ольга фон Пистолькорс в Биаррице. Фото wikipedia.ru

Княгиня Палей, мать Александра Эриковича, жила в собственном дворце в Царском Селе до января 1919 г.

Во время Первой мировой войны княгиня Ольга Валериановна активно занималась благотворительностью, была Председательницей Совета Всероссийского общества помощи военнопленным (1915—1917).

Кроме того, она неустанно жертвовала крупные суммы госпиталям и санаториям, носящим имя Ее Императорского Величества; на свои же личные средства снабдила хирургическим инструментом несколько санитарных поездов; исправно посещала все заседания «Комитета помощи жертвам войны и перемещенным лицам», который возглавляла Ее Императорское Высочество Великая княжна Татьяна Николаевна, и там тоже щедро, усердно и неустанно оказывала помощь всем, кто только в ней нуждался.

У Александра Эриковича и Александры Александровны Пистолькорс родились три девочки: Татьяна, Ольга и Александра.


Из альбома Анны.https://impersem.kuvat.fi

Никаких современных проблем детских садов по уходу за детьми у Александры не было. У всех трех девочек была кормилица няня, она же медсестра, которая в свою очередь исполняла тяжелую работу домашнего учителя-наставника на английском языке. Случалось, что Александре не давали кормить своих детей грудью, но она делала это тайно.

«Когда у моей сестры родилась первая дочка, Великая Княжна Татьяна Николаевна стала ее крестной. Одним летом моя сестра с детьми жила у меня в Царском Селе, — вряд ли был день, когда Великие княжны не приходили их посмотреть. Один раз сестра рассердилась на Великих княжон, когда те взяли детей из кровати после купания и играли с ними, как с куклами, и ни в какую не хотели отдать детей снова уложить спать. У Великих княжон было несчетное количество крестников и крестниц из детей офицеров Караульного полка или Морской гвардии. Они очень любили своих подопечных и навещали детей всегда, как только выдавался случай. Дома они готовили для своих крестников и крестниц подарки — одеяла, кофточки и другую одежду».


А.С. Танеев с дочерью Александрой и внучками Татьяной и Ольгой

Несмотря на начинающиеся нестроения, брожения в начале 1900 годов, при Царском Дворе проводились балы, культура в Санкт-Петербурге процветала. Во время праздников в среде придворных чинов и членов Имперской Фамилии было много музыкальных вечеров и многоголосного семейного хорового пения. В этой музыкальной среде была и Александра с дочерьми. С детьми Александра говорила по-русски и по-английски.

В 1916 году, во время волнений в России и Европе, Александру Эриковичу удалось получить должность адъютанта при Генерал-губернаторе Финляндии. К нему в Хельсинки к концу этого же года переехала и Александра с детьми Татьяной, Ольгой и Александрой.

Когда в марте 1917 года уже начались революционные безпорядки в Хельсинки, Александра по настоянию супруга решилась на переезд в Швецию.

Поездка через шведский северный пограничный пункт Хаапаранту, отстоящий от Хельсинки на расстоянии 739 километров, стала драматичной, и только благодаря положению и влиянию Ольги Валериановны Палей, им разрешили продолжить путь в Великокняжеском частном вагоне.

Еще хуже было для мужа Александры. Солдаты проникли в его квартиру в Хельсинки, сорвали погоны и отвезли на площадь, где были собраны коллеги-офицеры для расстрела. Но ему удалось убежать.

Александра с дочерьми сняли пансионат в Стокгольме. Единственная собственность, которая была при них, это одежда и ювелирные изделия. Диадема, подарок от княгини Ольги Палей, состоящая из 180 бриллиантов, была продана, что дало возможность купить виллу в Лидингё в 12 км от Стокгольма. Оставшиеся средства дали возможность безбедно жить несколько лет.

После опасных и полных неожиданностей событий Александру Эриковичу удалось соединиться с семьей. С помощью шведской семьи из рода Пистолькорс и их связи с Королевским Домом, они получили шведское гражданство.

В Швеции в семье говорили только по-английски. Сама Александра обращалась и играла с детьми по русским обычаям. По русскому обычаю держала дочку на коленях, слегка подбрасывая, при этом напевая.

Также по русскому обычаю целовала детей перед сном, а затем крестила.

Кронпринцесса шведского Дома Луиза была знакома с семьей Танеевых, с их дочерьми, фрейлинами Анной и Александрой по Царскому Двору. Александра сблизилась со многими высокопоставленными лицами в Стокгольме, заботилась о музыкальном и общем образовании дочерей.

Спустя несколько лет Александр Эрикович перебрался в Париж, куда к тому времени в Париж прибыла его мать, княгиня Ольга Палей и где находилось в изгнании русское дворянство.

У дочери Ольги было обнаружено сильное заболевание бедра, а также туберкулез в легких. Александра отвезла ее в Швейцарию на лечение, которое длилось два года.

Сестры Ольги были в то время у отца в Париже, а Александра путешествовала между Стокгольмом и Парижем.

Через несколько лет все они переехали во Францию и жили в Ривьере. В Париже они встретились с Ольгой Палей.

Ольга Палей жила с дочерьми Ириной и Натальей, без Великого князя Павла Александровича, который был убит в Петропавловской крепости и без сына Владимира.

В дни февральской смуты 1917 года, Владимир Палей был арестован по приказу А. Ф. Керенского за злостную карикатуру и эпиграмму в его адрес.

В марте 1918 года он был вновь арестован и вместе с другими членами семьи Романовых, выслан в Вятку, оттуда в Алапаевск. Вместе с родственниками-кузенами Ионном и Константином Константиновичами и Елизаветой Романовой был заживо сброшен в шахту и погребен под кучами известняка 18 июля 1918 года, на следующий день после убийства Царской семьи. Ему было 21 год.


Князь Владимир Палей. 1913, 1914 гг.. Фото wikipedia.ru

Ольга Валериановна, глубоко пережив смерть сына и мужа, с двумя дочерьми бежала в Финляндию, пряча в подкладку пальто немногие оставшиеся после разграбления ее дворца драгоценности. В Финляндии она перенесла операцию на груди - рак стремительно развился от постоянных сильных переживаний в революционной России. Едва поправившись, она с дочерьми через Швецию переехала в Париже в свой дом в Булони.

Особняк пришлось продать и купить небольшой дом. Предусмотрительно оставленная Великим князем Павлом Александровичем во Франции часть состояния долгое время обезпечивала семье вполне комфортную жизнь.

Ее ценные украшения были скопированы у знаменитого ювелира Картье. Оригинальные украшения были проданы по высокой цене. Никто не заметил, что она носила не натуральные украшения. Деньги были необходимы в повседневной жизни и для наследства членам семьи.

После национализации дворца Палей в Царском Селе, его богатое убранство распределили по государственным музеям, однако некоторые предметы были проданы, в частности, коллекционеру Вейсу из Лондона. В Париже Ольга Палей, узнав свои вещи на аукционе, возбудила судебный иск против лондонского собирателя. Процесс, освещавшийся в 1926 году в печати, получил название «Палей-Вейс». Лондонский суд, однако, признал законность сделки и оставил иск княгини без удовлетворения.

Это было за два года до ее смерти. Умерла она 2 ноября 1929 года, в возрасте 64 года, похоронена на маленьком кладбище Colombe.

В Париже она опубликовала книгу «Воспоминания о России».

Муж Александры, Александр Эрикович, встретил в Париже молодую русскую эмигрантку и жениться на ней после развода с Александрой. Развод не занял долгого времени.

В 1931 году Александра с дочерьми вернулись в Швецию, сначала в пригород Стокгольма Сальтсьё-Сторенген, а затем снова в Стокгольм и жили по различным адресам. Швеция нравилась детям Александры больше, в ней они хорошо освоились в начале эмиграции. Семья Пистолькорс дружила с городскими сановниками, их сближала музыка и пение. Девочек часто приглашали петь многоголосием на фестивальных концертах и на вечерах.

Дочь Александры, Татьяна, закончила в Швеции колледж, Ольга - институт по специальности секретаря машинистки и стенографистки.

Время от времени Александра, чтобы как-то материально поддержать семью, ездила во Францию, Швейцарию, Германию для совершения шопинга с банкнотами, когда в Берлине была гиперинфляция. В основном без девочек. Иногда Ольга все же была с ней и участвовала, нося банкноты в коробке для шляпы.

Александра, дворянского сословия, воспитанная в лучших традициях того времени, была очаровательной и приятной и получала после развода много предложений от поклонников. "Сана была очень красивая женщина с маленьким фарфоровым лицом, и она произвела чарующее впечатление испорченного и эгоистичного ребенка", - вспоминают о ней современники.


Александра Александровна Пистолькорс (Танеева). Фото wikipedia.ru

После тщательного обдумывания предложения, она вышла второй раз замуж за грека Элпидифором Ладопоуло и переехала с ним в Лозанну, в Швейцарию, где жила до конца жизни.

Старшая дочь Александры, шведская подданная Татьяна Пистолькорс, жила с Анной Александровной и ее матерью в Выборге. Общаясь в кругах, близких Анне Александровне, Татьяна в возрасте 23 лет, 30.4.1933, вышла замуж за графа Николаса Константина фон дер Пален, на 14 лет старше ее. Николас Константин был сыном графа Константина Ивановича фон дер Пален псковского губернатора, министра юстиции и Елена Карловна Толь. После смерти первой супруги, у него был второй брак. Фон дер Палены стали последними владельцами имения Монрепо.


Татьяна, Николас, Петер и София фон дер Пален

В семье Татьяны и Николаса было трое детей: Петер, Магнус Жан Константин и Александра Констанция фон дер Пален. Все они приняли лютеранскую веру.

Последние годы жизни Николас жил в русском доме для престарелых людей в Хельсинки. Сожжен, урна с прахом захоронена на лютеранском кладбище в Порвоо, Финляндия. Там же похоронена и Татьяна.


Ольга Александровна Рамел (Бертиль, Пистолькорс). Фото wikipedia.ru

Дочь Ольга Александровна Пистолькорс (16.12.1912, Петербург - 2011, Стокгольм). Замужем с 22.4.1934, Стокгольм, Швеция. Разведена. Второй брак - 16.10.1959, там же.
Первый муж - Рабэ Бертиль (11.10.1989, Халланд, Швеция).
Второй муж, Барон Ганс Густав Рамель (Ramel) (19.8.1893), сын Барона Густава Мальта Рамеля и Баронессы Софи Элизабет Пейрон.

Младшая дочь, Александра Александровна Пистолькорс (5.4.1914 – Стокгольм, Швеция). Замужем с 1946, Копенгаген.
Муж - Ритцау Ганс (17.1.1915-21.5.1987, Стокгольм, Швеция). Секретарь египетского посольства в Стокгольме.

Большую помощь оказала Александра своей матери и сестре Анне. С ее помощью был организован побег в Финляндию.

Находясь в розыске большевистским правительством, Анна Александровна жила более года в ежедневном страхе смерти. Чрезвычайно утомленная и исстрадавшаяся, она после долгих уговоров все же согласилась на просьбу Александры покинуть Россию. Надежда Илларионовна, похоронив супруга, верного слугу Бертчика, вдали от дочери Александры и сына Сергея, без средств к существованию, заметно постарела, ослабла. Сердце Надежды Илларионовны разрывалось от боли за жизнь Анны.

В конце ноября Анна получила неизвестным способом из Стокгольма от сестры письмо, в котором сестра призывала ее и мать готовиться к выезду из Петербурга. После получения письма, в доме матери стали появляться незнакомые финны, спрашивая, не требуется ли поездка в Финляндию.

10 января 1921 (нов. ст.) года двое финнов на больших санях по льду переправили их на финский берег.

После допроса сыскной полицией,10.03.1921 Анне Александровне и Надежде Илларионовне в виде на жительство было отказано и принято решение выселить просителей из страны. Анна Александровна отправляется в Швецию. В Швеции она была четыре раза, последний раз во время Зимней войны 1939-1940 годов.


Фото из архива

По прибытии из Стокгольма в Терийоки 4.11.1922 вид на жительство был получен.


Фото из архива

Александра материально помогала матери и сестре. Анна Александровна три раза, в 1925, 1932 и 1934 годах, подавала прошение на получение финского гражданства, чтобы как-то облегчить свою и матери жизнь, но всякий раз получала отказ. Причины находились и были разными: тесное общение с русским эмигрантами и оказание им помощи, недостаточное знание официальных языков – финского и шведского, состояние здоровья, отсутствие источника и средств существования. Испрашивалась сумма выплаченного ей ежегодного налога.

Александра была поручительницей материального положения Анны Александровны и матери.

Прилагаемое письмо из перечня документов по изысканию Анной Александровной финского гражданства в 1934 году.


Фото из архива

Текст документа:

«Перевод со шведского.
Этим желаю подтвердить ежемесячную сумму денег для нужд своей матери Надежде Танеевой и сестре Анне Вырубовой, как уже это делала несколько лет; эту сумму не могу назвать, она будет исходить от наличия личных средств, но настолько долго, насколько способна буду им помогать, с намерением заботиться, чтобы у них не было недостатка в том, что требуется для их существования.

Стокгольм, 22/ 10 октября 1934.

А. Ладороуло».

Между сестрами велась переписка в письмаx, поздравительных открытках.

Прожив полную попечений и забот жизнь, Александра была верной родительскому и материнскому долгу.

Александра Ладороуло (Пистолькорс, Танеева) скончалась 25.3.1963, на год раньше Анны Александровны, в возрасте 75 лет в Лозанне и там же похоронена.

Людмила Хухтиниеми.

Председатель Общества
памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии ry


Источники:

«Анна Танеева – фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.
Olga Ramel, född Pistolekors. Sven Lundberg. Перевод А. Хухтиниеми.
http://www.peoples.ru/
http://humus.livejournal

[1] Смольный институт благородных девиц основан при Екатерине II, в 1764 г. (прим. изд.).

Исправлено 31.01.2018.

© Copyright: tsaarinikolai.com