ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


ПИСЬМА ГОСУДАРЫНИ, ВЕЛИКИХ КНЯЖОН АННЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ ИЗ ЗАТОЧЕНИЯ В ТОБОЛЬСКЕ


Его Императорское Величество Николай Александрович, Великие Княжны Татьяна Николаевна, Мария Николаевна, Анна Александровна. 1914 г.

От Государыни Императрицы Александры Федоровны +)

Перевод подлинника, написанного по-английски.

24 ноября 1917. Тобольск.

Дорогая, вчера я получила Твое письмо от 6 ноября и благодарю от всего сердца. Такая радость слышать о Тебе, Бог очень милостив, дав нам это утешение. Жизнь в городе (Петрограде) должна быть ужасной, в душных комнатах, огромная, крутая лестница, никаких прогулок и только ужасы вокруг. Бедное дитя! Но Ты знаешь, что душой и сердцем я с Тобой, разделю все Твои страдания и молюсь за тебя горячо.

Каждое утро я читаю книгу, которую Ты мне подарила семь лет тому назад "День за днем", и очень ее люблю, нахожу много слов и утешение. Погода переменчивая: мороз и солнце, потом тает и темно. Ужасно скучно для тех, кто любит длинные прогулки и кто их лишен. Уроки продолжаются как раньше. Мать и дочки работают и много вяжут, приготовили рождественские подарки. Как время летит, скоро будет 9 месяцев, что я со многими простилась... и Ты одна в страдании и одиночестве. Но Ты знаешь, где искать успокоения и силу и Бог Тебя никогда не оставит - Его любовь выше всего. Все в общем здоровы, исключая мелких простуд: иногда колено и ручка пухнет(1), но слава Богу без особых страданий. Сердце болело последнее время. Читаю много, живу в прошлом, которое так полно богатых и дорогих воспоминаний. Надеюсь на лучшее будущее. Бог не оставляет тех, кто Его любит и верит в Его безграничное милосердие, и когда мы меньше всего ожидаем, Он нам поможет и спасет эту несчастную страну. Терпенье, вера и правда.

Как Тебе понравились две карточки, которые я нарисовала? Три месяца ничего не слыхала о Лили (Ю. А. Ден). Тяжело быть отрезанной от всех дорогих. Я так рада, что Твой верный Берчик и Настя с Тобой, а где Зина (Менштед) и Маня (Ребиндер)? Отец Макарий значит тоже ушел в лучший мир? Но там он ближе к нам, чем на земле. Наши мысли будут встречаться в будущем месяце. Помнишь наше последнее путешествие и все, что случилось после(2). После этой годовщины может быть Господь смилуется над нами. Иза (бар. С. К. Буксгевден) и девушки(3) еще не приехали. Поцелуй от меня Прасковью и детей. Все целуют "Большого Бэби"(4) и благословляют. Храни Бог. Не падай духом. Хотела бы послать Тебе что-нибудь съедобное.
____________________________________________

+) "Русская летопись", кн. 4, стр. 199-200.
(1) Государыня говорит о Наследнике Алексее Николаевиче.
(2) См. письмо Ее Величества от 20 декабря на имя А. А. Вырубовой, примечание 7.
(3) Камер-юнгфера М. Ф. Занотти и комнатные девушки А. П. Романова и А. Я. Уткина.
(4) Прозвище А. А. Вырубовой.


От Великой Княжны Татьяны Николаевны+)

Тобольск, 9-го декабря 1917 г.(1)

Голубушка моя родная, постоянно думаю о Тебе, молюсь и много говорим и вспоминаем. Тяжело, что так давно не видались, но Бог поможет нам и наверно еще встретимся, в лучшие времена, чем те, которые мы переживаем. Вспоминаем добрую Ек. Вик. (Сухомлинову), нося ее брошки и твои маленькие вещицы всегда с нами и так Тебя напоминают. Живем тихо и мирно. Дни проходят очень скоро. Утром в нас уроки. Гуляем от 11-12 перед домом в загроможденном для нас месте, завтракаем все вместе внизу. Иногда Мама с Алексеем с нами, но обыкновенно они одни наверху у Папа в голубом кабинете. Днем тоже гуляем, если не очень холодно. Чай пьем наверху. Потом читаем или пишем, обедаем опять все вместе, а потом все остаются вечером у нас. Кто работает или играет в карты или во что-нибудь другое. Иногда Папа читает вслух.

И так каждый день тоже самое. По субботам у нас бывает Всенощная дома в зале в 9 час. вечера, так как до этого батюшка служит в церкви. Поет хор любителей, а раньше монахини(2). По воскресеньям, когда пускают ходить в ближайшую церковь Благовещения, в 8 час. утра, идем пешком (через) городской сад, кругом конечно стоят солдаты стрелки, приехавшие с нами. Обедню служат для нас отдельно в прав. Приделе, а для всех - потом. По праздникам к сожалению приходится иметь дома Молебен или Обедницу; например, 6-го декабря(3) пришлось быть дома. Грустно было в такой большой праздник не быть в церкви, но что же, не всегда можно делать, что хочешь, правда? Надеюсь, что Ты можешь много ходить в церкви, если здоровье не мешает. А как твое сердце и нога. Передай, душка, привет Марии (Распутиной), сестре (А. А. Пистолькорс), О. В. (Лохтиной). Попроси помолиться, целую ее и всех, кто помнит. Видаешь ли ты Сергея Петровича (гр. Мусин-Пушкин). Помнишь как мы тебя, бедную, дразнили. Жуку (санитар) привет. Кюре, старичку и, если видаешь. А где Тина с мужем - у нее на родине? Буду очень о Тебе думать все это время. Храни тебя Бог, моя дорогая, горячо любимая душка. Рада, что родители Елизбара (кн. Э. А. Эристов) такие добрые, его я хорошо знаю, а их не видала. Письма все идут через комиссара (Панкратова). Иза (бар. С. К. Буксгевден) еще не приехала, - наверное не была у тебя. Крепко целую как люблю. Христос с Тобою.

Твоя Татьяна.
____________________________________________

+) "Русская Летопись", кн. 4, стр. 240-241.
(1) Это письмо послано через кн. Э. А. Эристова. См. письмо от 9 декабря на его имя и письмо от 10 декабря на имя А. А. Вырубовой.
(2) Из Иоанновского монастыря.
(3) Тезоименитство Государя Императора - 6/19 декабря.


От Великой Княжны Ольги Николаевны+)

Тобольск, 10-го декабря 1917 г.

Душа моя дорогая,

Какая была радость увидеть Твой дорогой почерк и твои вещички. Спасибо за все присланное. Духи так сильно и живо напомнили Твою комнату и Тебя конечно, что грустно. Очень часто тебя вспоминаю и крепко, крепко целую и люблю. Мы четыре живем в крайней голубой комнате(1). Устроились очень уютно. Против нас, в маленькой голубой комнате, уборная Папа и брата, около, в розовой, Алексей и Нагорный(2). В коричневой спальня Мама и Папа, около красная гостиная и за залой кабинет его. Когда сильные морозы довольно холодно дует в окно. Были сегодня в церкви. Ну, всего Тебе светлого и тихого к празднику. Христос с Тобою, родная душка. Еще и еще целую и обнимаю.

Всегда твоя Ольга.
____________________________________________

+) "Русская Летопись", кн. 4, стр. 238-239.

(1) В б. Губернаторском доме в Тобольске - и позднее в доме Ипатьева в Екатеринбурге - Великие Княжны жили вчетвером в одной комнате, но Они не только никогда не жаловались на связанные с этим неудобства, но часто писали в Своих письмах, что устроились Они очень уютно. В связи с этим заслуживает быть отмеченным, что еще до революции Великие Княжны - даже старшие - никогда не имели собственных комнат. В Александровском Дворце в Царском Селе у Них были две спальни, в которых Они жили по двое: Великие Княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна - в одной, и Великие Княжны Мария Николаевна и Анастасия Николаевна - в другой. Скромность во всех привычках была отличительной чертой воспитания Августейших Детей.
(2) Дядька Наследника Цесаревича Климентий Григорьевич Нагорный.


От Государыни Императрицы Александры Феодоровны+)

Перевод подлинника, написанного по-английски.

20. XII. 1917. Тобольск.

Кажется мне странным писать по-английски после 9 тяжелых месяцев. Конечном мы рискуем, посылая этот пакет, но пользуюсь Анушкой(1). Только обещайся мне сжечь все мои письма, так как это могло бы Тебе безконечно повредить, если узнают, что Ты с нами в переписке. Люди ведь еще совсем сумасшедшие. Оттого не суди тех, которые боятся видать Тебя. Пускай люди придут в себя, - Ты не можешь себе представить радость получить Твое письмо. Читала и перечитывала его сама и другим. Мы все вместе радовались ему, какое счастье и благодарность знать Тебя на свободе наконец! Я не буду говорить о Твоих страданиях. Забудь их, с Твоей фамилией(2), брось это все и живи снова.

О стольком хочу сказать и сказать ничего не могу. Я отвыкла писать по-английски, так как писала карточки без всякого значенья. Твои духи так напомнили Тебя - передавали их другу вокруг чайного стола, и мы все ясно представляли себе Тебя. Моих духов "Белой розы" у меня нет чтобы Тебе послать, надушила шаль, которую послала тебе, "verveine". Благодарю тебя за лиловый флакон и духи, чудную синюю кофточку и вкусную пастилу. Дети и Он так тронуты, что Ты послала им свои собственные вещи, которые мы помнили и видели в Царском. У меня ничего такого нет, чтобы Тебе послать. Надеюсь, Ты получила немного съедобного, которое я послала через Лоткаревых (Лашкаревых?) и г-жу Краруп. Ты всегда можешь узнать по моим знакам(3), выдумываю всегда новое. Да, Господь удивительно милосерд, послав тебе доброго друга во время испытаний, благословляю Его за все, что Он сделал и посылаю Образок. Как всем, кто добр к Тебе. Прости, что так плохо пишу, но ужасное перо, и пальца замерзли от холода в комнате.

Были в церкви в 8 час. утра. Не всегда нам позволяют. Горничных(4) еще не пустили, так как у них нет бумаг; нам ужасный комиссар (Панкратов) не позволяет и комендант (полк. Кобылинский) ничего не может сделать. Солдаты находят, что у нас слишком много прислуги, но благодаря всему этому, я могу тебе писать и это хорошая сторона всего. Надеюсь, что это письмо и пакет дойдут до Тебя благополучно. Напиши Анушке, что Ты все получила, - они не должны догадываться, что мы их обманываем, а то это повредит хорошему коменданту (полк. Кобылинский) и они его уберут.

Занята целый день, уроки начинаются в 9 час. (еще в постели) встаю в 12 часов. Закон Божий с Татьяной, Марией, Анастасией и Алексеем. Немецкий 3 раза с Татьяной и 1 раз с Мари и чтение с Татьяной. Потом шью, вышиваю, рисую целый день с очками, глаза ослабели, читаю "хорошие книги", люблю очень Библию, и время от времени романы. Грущу, что они могут гулять только на дворе за досками, но по крайней мере не без воздуха, благодарна и за это.

Он (Государь) прямо поразителен - такая крепость духа, хотя безконечно страдает за страну, но поражаюсь, глядя на Него. Все остальные Члены Семьи такие храбрые и хорошие и никогда не жалуются, - такие как бы Господь и наш друг хотели бы. Маленький (Наследник Цесаревич) - Ангел. Я обедаю с ними, завтракаю тоже, только иногда схожу вниз. Священника для уроков не допускают. Во время службы, офицеры, комендант и комиссар стоят возле нас, чтобы мы не посмели говорить. Священник очень хороший, преданный(5). Странно, что Гермоген здесь епископом, но сейчас он в Москве(6). Никаких известий из моей бывшей родины и Англии? В Крыму все здоровы. М. Ф. (Императрица Мария Феодоровна) была больна и говорят постарела.

Сердцу лучше, так как веду тихую жизнь. Полная надежда и вера, что все будет хорошо, что это худшее и вскоре воссияет солнце. Но сколько еще крови и невинных жертв!? Мы боимся, что Алексея маленький товарищ из Могилева был убит, так как имя его среди маленьких кадетов, убитых в Москве. О Боже спаси Россию! Это крик души и днем и ночью - все в этом для меня - только не этот постыдный ужасный мир... Я чувствую, что письмо мое глупо, но я не привыкла писать, хочу только сказать и не могу. Я надеюсь Ты получила мое вчерашнее письмо через Марию Феод. - дочку. Как хорошо что ее муж занимается Твоим лазаретом. Вспоминаю Новгород и ужасное 17 число(7) и за это тоже страдает Россия. Все должны страдать за все что сделали, но никто этого не понимает.

Я только два раза видела Тебя во сне, но душой и сердцем мы вместе и будем вместе опять, - но когда? Я не спрашиваю, Бог один знает. Благодарю Бога каждый день, который благополучно прошел. Я надеюсь, что не найдут эти письма, так как малейшая неосторожность заставляет их быть с нами еще строже, т. е. не пускают в церковь. Свита может выходить только в сопровождении солдата, так что они конечно не выходят. Некоторые солдаты хорошие, другие ужасные. Прости почерк, но очень торопилась и на столе мои краски и т. д. Я так рада, что Тебе нравится моя синяя книга, в которую я переписывала.

Ни одного твоего письма не оставляю, все сожжено - прошедшее как сон! только слезы и благодарность. Мирское все проходит: дома и вещи отняты и испорчены, друзья в разлуке, живешь изо дня в день. В Боге все, и природа никогда не изменяется. Вокруг вижу много церквей (тянет их посетить) и горы. Волков (камердинер Государыни) везет меня в кресле в церковь - только через улицу - из сада прохожу пешком. Каждое письмо читается, пакет просматривается... Поблагодари добрую Ек. Вик. (Сухомлинову) от нас, очень тронуты. "Father" (Государь) и Алексей грустят, что им нечего Тебе послать. Очень много грустного... и тогда мы Тебя вспоминаем. Сердце разрывается по временам, к счастью здесь ничего нет, что напоминает Тебя - это лучше - дома же каждый уголок напоминает тебя. А дитя мое, я горжусь Тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но Ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за все, что Ты за нас говорила, что защищала нас и что все за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один может воздать. (...) Наши души еще ближе теперь, я чувствую Твою близость, когда мы читаем Библию, Иисуса Сираха и т. д.(8)... Дети тоже всегда находят подходящие места, - я так довольна их душами. Надеюсь Господь благословит мои уроки с Бэби (Наследник Цесаревич) - почва богатая - стараюсь как умею - вся жизнь моя в нем. Ты всегда со мной, никогда не снимаю Твое кольцо, ночью одеваю на браслет, так как оно мне велико - и ношу всегда Твой браслет.

Тяжело быть отрезанной от дорогих после того, что привыкла знать каждую мысль. Благодарю за всю Твою любовь, как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает. Учишься теперь не иметь никаких личных желаний. Господь милосерд и не оставит тех, кто на Него уповает.

Какая я стала старая, но ч у в с т в у ю с е б я м а т е р ь ю э т о й с т р а н ы и с т р а д а ю, к а к з а с в о е г о р е б е н к а и л ю б л ю м о ю р о д и н у, н е с м о т р я н а в с е у ж а с ы т е п е р ь и в с е с о г р е ш е ни я (разрядка - ред.). Ты знаешь, что нельзя вырвать любовь из моего сердца и Россию тоже, несмотря на черную неблагодарность к Государю, которая разрывает мое сердце, - но ведь это не вся страна. Болезнь, после которой она окрепнет. Господь смилуйся и спаси Россию!... Страданье со всех сторон. Сколько времени никаких известий от моих родных. А здесь разлука с дорогими, с Тобой. Но удивительный душевный мир, безконечная вера, данная Господом, и потому всегда надеюсь. И мы тоже свидимся - с нашей любовью, которая ломает стены. Рождество без меня, в шестом этаже!...(9) не могу об этом думать.

Дорогое мое дитя, мы никогда не расстались, все простили друг другу, и только любим. Я временами нетерпеливая, но сержусь, когда люди нечестны и обижают тех, кого люблю. Не думай, что я не смирилась (внутренне совсем смирилась, знаю, что все это не надолго). Целую благословляю, молюсь без конца. Всегда Твоя

М.

Посылаю Тебе письмо от "Father" (Государя). Поблагодари тех, кто написали по-английски. Но лучше не говори, что мы пишем друг другу; чем меньше знают, тем лучше. Еще одна карточка Тебе.
____________________________________________

+) "Русская Летопись", кн. 4, стр. 207-210.

(1) Комнатная девушка Государыни Императрицы - А. П. Романова или А. Я. Уткина.
(2) А. А. Вырубова, брак которой с лейтенантом Вырубовым был аннулирован, с 1917 г. стала снова носить свою девичью фамилию Танеева.
(3) "Сувастика" (suvastica) - символический крестообразный знак, который Государыня Императрица любила ставить на счастье. Он представляет собой Крест, концы которого загнуты влево. Это изображение Креста считается одним из древнейших. Знак этот, выражая собой привет, пожелание благополучия, с Востока перешел на Запад. Усвоив себе этот символ под названием "гаммированного Креста" (crux gammata), христианство придавало ему значение, какое оно имело на Востоке, т. е. выражало им ниспослание благодати и спасения.
Его следует отличать от аналогичного знака, называемого "свастика" (svastica), который был принят в нацистской Германии и который также представляет собой гаммированный Крест, но с концами, загнутыми вправо, по движению солнца.
(4) См. письмо Государыни Императрицы от 8 декабря на имя А. А. Вырубовой, примечание 1.
(5) О. Алексей Васильев.
(6) Епископ Гермоген Тобольский присутствовал на Всероссийском Церковном Соборе, открывшемся в Москве 15 августа 1917 г. На этом Соборе было решено восстановить Патриаршество, выборы происходили уже во время большевистского переворота, 28 октября, под грохот пушек, избран был Митрополит Московский Тихон. Интронизация состоялась 21 ноября в Успенском Соборе.
(7) О поездке в Новгород см. письмо Государыни Императрицы от 8 декабря на имя А. А. Вырубовой, примечания 6-7. Через два дня после возвращения Ее Величества из этой поездки, 17 декабря 1916 г., был убит Г. Распутин.
(8) См. Приложение III
(9) В середине ноября 1917 г. А. А. Вырубова сняла небольшую квартиру на шестом этаже на Фурштадтской улице, куда она переехала с сестрой милосердия из ее Царскосельского лазарета и своими верным слугой Берчиком.


Из книги "Письма Святых Царственных Мучеников из заточения."

Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Санкт-Петербург 1998 г.

© Copyright: tsaarinikolai.com