ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!








КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




ДИПЛОМАТИЧЕСКИМ ОТНОШЕНИЯМ ФИНЛЯНДИИ И РОССИИ ИСПОЛНЯЕТСЯ СТО ЛЕТ

Домашние русские и ночные заморозки



Встреча Кекконена и Хрущева в 1957 году Фото: Yle

За первый век дипотношений успело произойти многое: войны, кризисы и распад СССР. В послевоенное время Финляндия стала одним из плацдармов холодной войны. Для дипломатов по обе стороны границы всегда было много работы, и в ближайшее время ее вряд ли станет меньше.

В этот день ровно сто лет назад были установлены дипломатические отношения между двумя молодыми государствами – Финляндской Республикой и РСФСР. Это оказалось возможным после заключения Тартуского мирного договора 14 октября 1920 года. Этот договор должен был определить характер отношений республик, первые годы которых были омрачены гражданскими войнами.

– Это был мир без как таковой войны, поскольку боевые действия между Финляндией и Советской Россией на северо-западе закончились еще в мае-июне 1920 года. Тартусский договор зафиксировал статус-кво двух государств и определил границы между ними. А еще этот договор уникален тем, что он впервые в мире позволил обмен архивными документами между странами. Финляндия передавала документы, касающиеся располагавшихся там частей российской императорской армии, документов генерал-губернатора и тому подобное, а советская Россия передавала архивы времен Великого Княжества Финляндского, – рассказывает профессор Дмитрий Фролов из Национального архива Финляндии.


По условиям Тартуского мира Финляндия получала Печенгу (Petsamo) и отказывалась от претензий на Реболы (Repola) и Поросозеро (Porajärvi). Фото: YLE Uutisgrafiikka

Впрочем, несмотря на мир, отношения Финляндии и России оставались не самыми простыми. Советская сторона поддерживала финских коммунистов, которые оказались под запретом на родине, где победили белые. В то же время финские добровольцы вплоть до 1922 года пытались освободить родственные народы от советской власти и «‎гнета большевизма», ведя так называемые «‎племенные войны».

Штатный переулок и большая выпь

Установление дипотношений означает и открытие дипломатических представительств. В советской России зарубежным посольствам отдавали бывшие дворянские особняки в Москве, куда перенесли столицу после революции, но Финляндии не повезло, и особняка ей не досталось. Вместо этого первая финская дипмиссия разместилась в бывшей англиканской церкви в Вознесенском переулке.

– Финляндия даже отдельно спрашивала у Великобритании, не смущает ли их то, что финские дипломаты сидят в их церкви. Но британцы ничего не имели против, – говорит советник по вопросам прессы посольства Финляндии в Москве Танели Добровольски.

Впрочем, церковные помещения плохо подходили для нужд посольства, а в 1934 году власти еще и существенно повысили арендную плату, поэтому финны решили построить себе отдельное здание на участке в районе Хамовники, в Кропоткинском переулке. До 1921 года этот переулок, носящий имя географа и революционера Петра Кропоткина, назывался Штатным. Это, в свою очередь, было облагороженное название Стадного переулка: когда-то в этих местах селились конюхи.

В XX веке, конечно, никаких конюхов уже не было: это был зажиточный район в сердце столицы. В 1938 году было закончено конструктивистское здание архитектора Хильдинга Экелунда, ставшее первым в Москве специально построенным для иностранной дипмиссии.

– Работать дипломатам в новом здании довелось меньше года. В 1939 году, когда началась Зимняя война, сотрудники были эвакуированы. Прямой путь в Финляндию уже был отрезан, поэтому ехать пришлось сначала в товарном поезде через Грузию и Турцию, а оттуда морским путем, – рассказывает Танели Добровольски.

Танели Добровольски в большом зале посольства Финляндии в Москве Фото: Maxim Fedorov / Yle

Во время войны в здании размещались американские дипломаты, а затем Финляндия попросила сохранявшую нейтралитет Швецию присмотреть за посольством. Вернуться в свое здание финны смогли только после войны.

У советского диппредставительства в Хельсинки тоже оказалась непростая судьба. В 1920 году посольство разместилось на углу улиц Булеварди и Албертинкату в здании напротив бывшего императорского Александровского театра, которое было разрушено в результате бомбардировок Хельсинки советской авиацией в 1944 году. Сейчас на этом месте расположено здание столичного магистрата.

После окончания войны здание на улице Булеварди хотели восстановить под посольство, но в 1944 году СССР получил целый квартал на улице Техтаанкату (Заводская) и решил построить новое здание там. Во время холодной войны понятие Техтаанкату было синонимом советского посольства и советского же влияния на страну.

В центре Хельсинки исторические кварталы носят номера и названия в честь животных и птиц, и Советскому Союзу достался квартал номер 133, названный в честь птицы под названием большая выпь. Здание Анатолия Стрижевского, представляющее собой образец сталинской архитектуры, было закончено в 1948 году. В нем во время визитов останавливались высшие руководители от Хрущева до Ельцина. В финском посольстве в Москве, по словам Танели Добровольски, финские президенты не ночевали, но использовали его для совещаний перед переговорами.

Тяжелое время и два договора

Дипломатические отношения советской России и Финляндии определялись двумя договорами. В 1932 году в Хельсинки был заключен Договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и Советским Союзом, который, впрочем, не смог сдержать войны.

– На стене кабинета министра иностранных дел висит старая фотография. На ней глава МИД Аарно Юрьё-Коскинен и посол СССР в Хельсинки Иван Майский подписывают договор о ненападении 21 января 1932 года, – рассказал Новостям Yle в эксклюзивном интервью нынешний руководитель внешнеполитического ведомства Финляндии Пекка Хаависто (зел). – Когда я смотрю на этот снимок, я всегда думаю о нашей долгой совместной истории. И самый сложный период был во время войн в 1939-40 и в 1941-44 годах, когда дипломатические отношения были прерваны. Когда война началась, мой отец был ребенком и жил в Выборге, и он рассказывал мне, как война воспринималась детскими глазами. Сейчас на наших плечах лежит ответственность за то, чтобы ничего подобного в Европе не повторилось.


Текст советско-финляндского договора 1948 года Фото: Työväenmuseo Werstas

После войны, в 1948 году было заключено следующее соглашение, с которого началась новая эра в финско-советских отношениях, – Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндией (ДСП-договор, YYA-sopimus). Один из важнейших пунктов состоял в том, что Финляндия будет сохранять военный нейтралитет, хотя СССР рассматривал договор скорее как военный союз, с помощью которого он гарантировал себе отсутствие западных войск на финской границе. Договор определил характер финской политики в отношении восточного соседа до распада Советского Союза. И в этой связи необходимо вспомнить два важных термина из исторической науки.

Первый – это Линия Паасикиви – Кекконена. В отличие от линии Маннергейма и линии Мажино, это было не оборонительное укрепление, а направление внешней политики двух президентов. Бывший посол Финляндии в СССР Юхо Кусти Паасикиви начал планомерно выстраивать политику, угодную советскому руководству, а следующий глава государства Урхо Калева Кекконен продолжил линию нераздражения восточного соседа и поддержания дружеских отношений с Советским Союзом.

Второй термин связан с личностью премьер-министра Баварии Франца Йозефа Штрауса, в честь которого назван аэропорт Мюнхена. В своих речах он использовал термин «финляндизация» (Finlandisierung), которым с негативным оттенком называл проведение политики в угоду СССР. Во времена холодной войны на Западе финляндизация приводилась в качестве аргумента против нормализации отношений с социалистическими странами и за продолжение гонки вооружений.

Ночные заморозки и ноты

На вопрос о том, какой период в столетних дипотношениях России и Финляндии был самым успешным, в российском МИДе указали на послевоенное время. Тогда, по их словам, «между нашими странами было налажено подлинно взаимовыгодное сотрудничество». Но, несмотря на ДСП-договор, отношения СССР и Финляндии безоблачными назвать было сложно. В 1955 году в ходе визита президента Паасикиви в Москву были достигнуты договоренности о продлении ДСП-договора и – что финское руководство считало особой удачей – о возвращении территории полуострова Порккала, на которой по условиям мирного договора 1944 года разместилась советская военная база.

Но уже в следующие годы между СССР и Финляндией разразились два дипломатических кризиса. Первый развернулся осенью 1958 года, когда получившую большинство голосов на выборах прокоммунистическую партию «Демократический союз народа Финляндии» не взяли в правительство, зато в кабинет министров вошли политики правого крыла социал-демократов. СССР отозвал посла из Хельсинки, а Никита Хрущев объявил, что в отношениях наступили «ночные заморозки». Это словосочетание и дало название кризису. В итоге правительству пришлось уйти в отставку, а президенту Кекконену совершить визит в Ленинград для урегулирования ситуации.


В конце ноября 1961 года Кекконен выступил с радиообращением к нации в связи с «нотным кризисом». Фото: Arja Lento / Yle

Второе обострение началось в конце ноября 1961 года и получило название «Нотный кризис». Он был связан с эскалацией ситуации в связи со статусом Берлина. В разделенном городе недавно была возведена стена, и СССР, ссылаясь на ДСП-договор, отправил Финляндии ноту. В ней он предложил провести консультации по вопросу защиты границ обеих стран от угрозы, исходящей от ФРГ и ее союзников. Кекконен был в это время в рабочей поездке по США и находился на Гавайях, однако, судя по свидетельствам современников, ожидал ноту от советской стороны. В итоге когда Кекконен вернулся на родину, он распустил парламент, а затем отправился в Новосибирск, где встретился с Никитой Хрущевым. После их разговора советское руководство не стало настаивать на консультациях по вопросу совместной обороны. Существует также предположение, что весь этот кризис был планом Кекконена, осуществленным в сотрудничестве с Советским Союзом, а целью его было остаться у власти. Дело в том, что произошло беспрецедентное: левые и консерваторы объединились, чтобы на выборах 1962 года поддержать кандидатуру канцлера юстиции Олави Хонка, однако после нотного кризиса он самоустранился и не стал претендовать на президентский пост.

До окончания холодной войны Финляндия была плацдармом для работы спецслужб различных государств. Согласно оценкам, около 40 процентов сотрудников советского посольства были агентами, среди работников американского посольства порядка 30 процентов. Из гражданских организаций советские разведчики, как предполагается, работали в офисе авиакомпании «Аэрофлот», а американские – в представительстве мормонской церкви. Не обошлось и без разведки ГДР Штази, агенты которой трудились в Германском культурном центре.

Нередко отношения с советским политбюро у финского руководства шли через посольство и сотрудников Комитета Государственной Безопасности. Известно, что по крайней мере два финских президента, Урхо Калева Кекконен и Мауно Койвисто, общались со своими советскими коллегами через руководителей хельсинкского бюро КГБ. Таких агентов и дипломатов, закрепленных за многими финскими политиками и общественными деятелями, пренебрежительно называли в Финляндии kotiryssä («домашний русский»).

Кошка Мегги и архивы Маннергейма

Первое постсоветское десятилетие стало испытанием для отношений Финляндии и России. В Финляндии разразился кризис, связанный с тем, что экономика страны долгое время была сильно завязана на торговле с СССР, а платежеспособность новой России оставляла желать лучшего. В начале девяностых предпринимались попытки начать переговоры о возвращении перешедших Советскому Союзу карельских территорий, однако они ни к чему не привели и этот вопрос на двусторонних встречах уже давно не поднимается.

После распада Союза Финляндия в одностороннем порядке аннулировала те положения заключенного в 1948 году Парижского мирного договора, которые касались ограничения численности и состава финских вооруженных сил. В 1992 году был заключен новый договор об основах отношений между Финляндией и РФ, а действие старого ДСП-договора было прекращено посредством взаимного обмена дипломатическими нотами.

В 1995 году Финляндия вступила в Европейский союз, и в дипломатических отношениях России и Финляндии появилась третья сторона. Бывший финский посол Арто Мансала, работавший в Москве как раз в это время, в своих воспоминаниях пишет, что российской стороне очень трудно воспринимать Евросоюз как единый дипломатический организм и она до сих пор делает ставку на двусторонние отношения со странами-членами. А с ЕС предпочитает общаться не через Брюссель, а через крупнейшую экономическую державу Европы Германию.


Бывший посол РФ в Финляндии Александр Румянцев передал Тарье Халонен подарок от Дмитрия Медведева – кошку Мегги. Фото: Yle

Двусторонние отношения России и Финляндии стали заметно улучшаться в начале двухтысячных. Пекка Хаависто называет этот период самым успешным за последнее столетие. Главы России и Финляндии встречаются минимум раз в год, стараются поддерживать хорошие личные отношения и нередко обмениваются подарками. Дмитрий Медведев, узнав в 2013 году о том, что у Тарьи Халонен умерла любимая кошка по кличке Миска, подарил ей котенка Мегги породы невская маскарадная. А Саули Ниинистё на свое семидесятилетие в 2018 году получил от Владимира Путина собрание фотографий и документов маршала Маннергейма, которое затем передал в Национальный архив Финляндии.

Новости Yle попросили министерства иностранных дел Финляндии и России оценить нынешнее состояние двусторонних отношений стран. Их ответы вы можете прочесть в отдельном материале.

Новости 31.12.2020