ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


РОССИЙСКИЙ ЦАРЬ В ЖИЗНИ АННЫ ТАНЕЕВОЙ


Анри Жерве. Студийный портрет Императора Николая II. 1898 г.

«Бога бойтесь, Царя чтите». (1 Петр. 2, 17).

«Император Всероссийский есть Монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает. Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей Веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния». (Из главы 1 Свода Законов Российской Империи).

«Я берёг не Самодержавную власть, а Россию. Я не убеждён, что перемена формы правления даст спокойствие и счастье народу». Император Николай Александрович.

«Непокорность Царю есть результат покорности дьяволу». Св. прав. Иоанн Кронштадский.

Печально и скорбно, люди до сего времени не осознают глубиною сердца сакральности Помазанника Божьего и не видят в нём живой Образ Царя Небесного.

Желание служить Царю, на примере отца и рода, возгорелась в Анне Александровне еще в детстве.

«Как мне было в то время не думать о Государе? Наш род служил трём Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как равный Богу. В нашем сознании Он не был обыкновенным смертным, а как будто тем, из которого брало своё начало всё хорошее и ради которого мы были готовы при необходимости пожертвовать всём своим. Ни что не казалось нам более благородным и по желанию более почётным, чем быть полезными каким-либо образом Государю.

Я удостоилась первого Пасхального поцелуя от Государя, когда играла с детьми в детской. Государь вошел туда совсем неожиданно, вначале поцеловал меня, а затем своих детей. Пожалуй, трудно понять, какая была великая честь получить царский поцелуй, если не знать, как искренне мы боготворили Государя. Я была в восторге, и чуть было не потеряла сознание.


Его Императорское Величество Николай II, Великие Княжны Татьяна Николаевна, Мария Николаевна, Анна Александровна. 1914 г

В первые годы службы Анны Александровны фрейлиной, Государю совершенно не нравилось то, что я часто бывала у Государыни. Он хотел быть её единственным близким другом. Но позднее Он был прямо-таки сердитым, если у меня не было возможности прийти особенно тогда, когда Государыня была почти всегда больна и нуждалась в препровождении времени.


В покоях Императрицы Александры Федоровны

По воспоминаниям А.В. Богданович: «Она бывает постоянно у Царицы: утром от 11 до часу, затем от двух часов до пяти и каждый вечер до 11 4/2 часов».


Его Величество Николай Александрович, Анна Александровна высаживаются на берег шхер.

В 1905 году, по окончании круиза по финским шхерам, Государь сказал Анне, что теперь она будет постоянно с ними.


Его Величество Николай Александрович, Великая Княжна Ольга Николаевна, Анна Александровна. Фото из альбома Анны Александровны

«Государь бывал на свежем воздухе столько, насколько позволяло время. Я никогда не уставала лазать с Государем по горам или играть вместе с Ним в теннис.

Когда мы играли, то точно знала, какие мячи Ему подать, так как в игре Он был, словно избалованный ребёнок, прекращал игру, не доводя до конца, если не было возможности выиграть.


Его Величество Николай Александрович, Анна Александровна в парной игре. Царский парк в Виролахти

В Крыму я была партнёром Государя в теннисе почти каждый день. Позже Он играл со своими дочерьми. Однажды Он пригласил играть с ним чемпиона России по теннису Сумарокова, который ко всему прочему был левша. Парой Государю в игре была я; Государь был очень доволен, когда мы выиграли игру.

Как-то раз в Ливадии, играя с ним в теннис, Государь доверительно поведал мне о своём завидном отношении к офицерам «Штандарта»: на них были красивые, цветные, с коротким паголенком носки, которые прекрасно сочетались с белой формой морского офицера – у Него же были лишь чёрные. Я спросила, почему Государь не даст кому-либо поручение купить ему такие же носки. Он развёл руками и сказал, что для того, чтобы иметь носки, Ему пришлось бы дать безчисленные указания по всем инстанциям, что лучше отказаться от носков, чем сделать простое дело таким сложным.

На следующий день, заехав в Ялту, я купила шесть пар тех самых желанных носков, которые Он принял, благодарно улыбаясь. Государь пользовался носками часто и при случае незаметно показывал их мне, улыбаясь по поводу нашего общего секрета.

Помимо тенниса Государь, увлекался длинными прогулками. Так как Дети были ещё маленькими, а Государыня больной, время от времени Он брал меня с собой, мы проходили в среднем пять вёрст (соответствует нынешним 1066,8 метрам, Л.Х.) в час. Я была в то время здоровая и выносливая, так что без труда придерживалась темпа Государя.

Государь был знатоком природы. Гуляя, Он всегда замечал даже небольшие детали. Он обращал моё внимание на различные растения, животные и специфические черты местности.

Мы стали очень близкими друзьями. Во время нашей прогулки, Государь часто рассказывал мне о своей жизни. Особенно в моей памяти запечатлелся удивительно глубокий и сердечный взгляд и его красивые, сияющие добротой глаза.


Его Величество Николай Александрович, Е. Боткин, Великая Княжна Анастасия Николаевна, Анна Александровна. Финские шхеры


Его Императорское Величество с Великой Княжной Татьяной на верху, внизу Анна Александровна, Великая Княжна Ольга Николаевна. Ее Величество Александра Федоровна поднимается по лестнице. Финские шхеры


Минута отдыха на «Штандарте»

Государь чувствовал себя хорошо в моём обществе. Естественно, благосклонное внимание Государя льстило мне. Но я всегда оставалась верной Государыне, никогда не забывая, что Она доверяет мне.


Царская Семья с приближенными на яхте Штандарт. Анна Александровна справа, возле детей Царской Четы

Государь с удовольствием играл в домино два на два с офицерами «Штандарта». Иногда зимой Он приходил с Государыней в мой небольшой дом в Царском Селе. В гости приглашали тех же самых морских офицеров».


В 1912 году Царская Чета была за границей, в Бад-Наухайм, где Государыня по предписанию врача Е. Боткина лечила сердце. В то же самое время А.С. Танеев, отец Анны Александровны поправлял свое здоровье в Хомбурге.

«Государь позвонил мне в Хомбург, извещая о своем прибытии с дочерьми за покупками. Они оставили автомобиль в одном из парков, где я их встретила. Мы гуляли по главной улице, останавливались почти у каждого магазина, разглядывая витрины. Государь неописуемо наслаждался заключением торговой сделки и обращением с деньгами, так как у него дома никогда не было возможности купить себе что-либо, и никогда у него с собой не было денег.

Государь купил мне красивый золотой перстень с жемчугом.

Когда мы шли по улице, мимо нас проехал огромный почтовый дилижанс, который был доверху забит большими коробками. Когда одна коробка упала, Государь устремился поднять ее и подать почтовому служащему. Несмотря на свой небольшой рост, Государь был мускулистым и сильным.

При моем изумлении, — почему Государь сделал это, ведь кто-нибудь другой мог поднять коробку, — он сказал, что таким образом он воспитывает своих детей уважать любой труд и, несмотря на свое высокое происхождение, не считать себя лучше других».


Царское Село, 1915 г.

Оказавшись в 1915 году в железнодорожной катастрофе, Анну Александровну доставили в Царское Село и перенесли на больничную постель. «Когда я пришла в себя, Государыня наклонилась надо мной, спрашивая, хочу ли я видеть Государя. Он пришел. Меня окружали Их Величества и Великие Княжны. Я просила причаститься, пришел священник и причастил меня Святых Таин. После этого я слышала, как врач Гедройц шепнула, чтобы шли со мной прощаться, так как я не доживу до утра. Я же не страдала и впала в какое-то блаженное состояние. Помню, как стараясь успокоить моего отца, Государь держал меня за руку и, обернувшись, сказал, что у меня есть сила в руке....

Я могла развлечь Государя после забот продолжительного рабочего дня, рассказывая Ему всевозможные забавные истории. Государыня называла меня большим ребёнком, тогда как Государь дал мне в шутку ласкательное имя «Суламит» (героиня «Песнь (всех) песней» Царя Соломона. Л.Х.).

Государь всю жизнь вёл дневник, писав до поздней ночи, но записи всё же, никогда не были длинными. Как-то раз Он читал их мне вслух, при этом я сказала, что они были, по-моему, монотонные. На это Государь промолвил: «Мне требуется записать лишь пару слов о каждом событии, чтобы они сохранились в моей памяти».

Члены Царской семьи увлекались фотографированием и у каждого их них были свои альбомы. Я была единственная, которая получила разрешение помогать Государю наклеивать фотографии в альбом. Государь был крайне аккуратным, клей не должен был оставить пятен на альбоме или фотографиях.

Волнения на Балканах начались уже в 1912 году. На мнения некоторых русских дипломатов оказали влияние как выступления французов, так и англичан; они сделали все возможное для вмешательства России в Балканскую полемику. Великий Князь Николай Николаевич и Черногорские Княгини поддерживали войну. Моя мать, которая в то время как-то была на приеме у Великой Княгини Анастасии услышала сказанное: «C`est si beau la guerre!» («Война это так прекрасно!»).

Шла война. Пришел Государь с известием о падении Варшавы; на нем, как говорится, лица не было; он почти потерял свое всегдашнее самообладание. «Так не может продолжаться, - воскликнул он, ударив кулаком по столу, - я не могу все сидеть здесь и наблюдать за тем, как разгромляют армию; я вижу ошибки - и должен молчать! Сегодня говорил мне Кривошеин, - продолжал Государь, - указывая на невозможность подобного положения». Государь рассказывал, что Великий Князь Николай Николаевич постоянно, без ведома Государя, вызывал министров в Ставку, давая им те или иные приказания, что создавало двоевластие в России. После падения Варшавы Государь решил безповоротно стать самому во главе армии; это было единственно его личным, непоколебимым желанием и убеждением, что только при этом условии враг будет побежден. «Если бы вы знали, как мне тяжело не принимать деятельного участия в помощи моей любимой армии», - говорил неоднократно Государь.

Государь хорошо знал, что почти все близкие родственники настроены против него и замышляют свержение его с Престола, чтобы наречь Государем Кирилла Владимировича. Но ни Государь, ни Государыня не принимали серьезно семейных сплетен, так как они были уверены в верности Престолу народа и армии.

Требование отречения Государя от Престола было совершенно незаконно. На Государя было оказано давление до такой степени, что он был вынужден отойти от государственных дел. Ему угрожали, что если он не откажется от Престола, убьют всю Царскую семью. Позднее он сказал мне это при нашей встрече.

Когда Государь с Государыней Марией Феодоровной уезжал из Могилева, взорам его представилась поразительная картина: народ стоял на коленях на всем протяжении от Дворца до вокзала. Группа институток прорвала кордон и окружила Царя, прося его дать им последнюю памятку - платок, автограф, пуговицу с мундира и так далее. Голос его задрожал, когда он об этом говорил. «Зачем вы не обратились с воззванием к народу, к солдатам?» - спросила я. Государь ответил спокойно: «Народ сознавал свое безсилие, а ведь пока могли бы умертвить мою семью. Жена и дети - это все, что у меня осталось!.. Их злость направлена против Государыни, но ее никто не тронет, разве только перешагнув через мой труп...». На минуту дав волю своему горю, Государь тихо проговорил: «Нет правосудия среди людей». И потом прибавил: «Видите ли, это все меня очень взволновало, так что все последующие дни я не мог даже вести своего дневника».

Воспоминания о последних днях, проведённых в Царском Селе, тяжёлые. Государь вернулся из Могилёва после своего отречения от Престола. Обыкновенно, по вечерам, Их Величества приходили проведать меня в мою комнату, в которой была изолирована, заболев корью. Государь подвозил Государыню на кресле к краю моей кровати, и мы час проводили в нашем обществе. В эти вечера я видела слёзы на глазах Государя, когда Он рассказывал о предательстве Великих Князей, генералов, полков, своих слуг и о том, как Его вынудили, под угрозой убийства Семьи, отречься от Престола. «Государыне никто не причинит вреда, не перешагнув, вначале, через мой труп» - ответил Государь на угрозу. ¶


Император Николай II с дочерью под арестом в Царском Селе. На капустных грядках. 1917 г. Фото https://fi.pinterest.com


Великие Княжны Татьяна и Анастасия (после кори) с Государем Николаем II в окружении солдат охраны (справа), под домашним арестом в Царском Селе, июнь 1917. Фото https://fi.pinterest.com

Как я впоследствии узнала, когда Их Величества остались одни, Государь, всеми оставленный и со всех сторон окруженный изменой, не мог не дать волю своему горю и своему волнению - и как ребенок рыдал перед своей женой. Только в четыре часа дня пришла Государыня, и я тотчас поняла по ее бледному лицу и сдержанному выражению все, что она в эти часы вынесла. Гордо и спокойно она рассказывала мне о всем, что было. Я была глубоко потрясена рассказом, так как за все двенадцать лет моего пребывания при Дворе я только три раза видела слезы в глазах Государя.

Слезы звучали в его голосе, когда он говорил о своих друзьях и родных, которым он больше всех доверял и которые оказались соучастниками в низвержении его с Престола. Он показал мне телеграммы Брусилова, Алексеева и других генералов, от членов его семьи, в том числе и Николая Николаевича: все просили Его Величество на коленях, для спасения России, отречься от Престола. Но отречься в пользу кого? В пользу слабой и равнодушной Думы? Нет, в собственную их пользу, дабы, пользуясь именем и царственным Престолом Алексея Николаевича, правило бы и обогащалось выбранное ими регентство! ... Но, по крайней мере, этого Государь не допустил! «Я не дам им моего сына, - сказал он с волнением. - Пусть они выбирают кого-нибудь другого, например, Михаила, если он дочтет себя достаточно сильным!».

Государь Николай II был доступен, конечно, как человек, всем человеческим слабостям и горестям, но в эту тяжелую минуту глубокой обиды и унижения я все же не могла убедить себя в том, что восторжествуют его враги. Мне не верилось, что Государь, самый великодушный и честный из всей Семьи Романовых, будет осужден стать невинной жертвой своих родственников и подданных. Но Царь, с совершенно спокойным выражением глаз, подтвердил все это, добавив еще, что «если бы вся Россия на коленях просила его вернуться на Престол, он бы никогда не вернулся».

Я обратила внимание на возможность уехать за границу, но Государь сказал, что Он никогда не покинет свою Родину. Он был готов жить простой жизнью крестьянина и зарабатывать свой хлеб физическим трудом, но Россию Он не покинул бы. Тоже утверждали Государыня и Дети. Они надеялись, что смогут жить скромными землевладельцами в Крыму.

Мое убеждение — Царь Николай II никогда, никому не хотел причинить вреда, ни даже одному человеку, еще меньше — всему народу».

Либерально настроенный высший свет, в который входили родственники Царя, для решения проблем внутри страны, предлагали идею проведения реформ по опыту ведущих западных стран. Забвению предавалась Клятва верности Дому Романовых, отвергалась Монархия. Активизировалась деятельность масонских лож.

Высшее общество не смело открыто выступать против Императора и Императрицы. Объектом недовольства против них стали А. Вырубова и Г.Распутин. Через них очернялась святая жизнь Царской Четы, чтобы в глазах одураченного клеветой народа выставить их причиной всех бед России и лишить Трона.

Как это ни странно звучит, но Российскому Самодержцу было невероятно трудно добиться своего. Только твердого характера было недостаточно.

Российский государственный аппарат был таким обширным и сложным, что кто бы ни был у власти, с одной стороны ему угрожала масштабность системы управления, а с другой — необходимость устранять даже из самых отдаленных уголков страны интриги, политические планы и тайные заговоры.


Карта Российской Империи в 1878 – 1917 г

Другим бременем для российского Государя были собственные родственники. Хотя Государь и считался Главой рода, однако по возрасту он не был в нем старшим.

Анна Александровна прожила в Финляндии 44 года. «Когда я слышу рассказы о последствиях времен, так называемых притеснений в Финляндии, могу только сказать, что если бы кто-нибудь мог разбить стену, воздвигнутую между Государем и Финляндией, или если бы Государь имел возле себя компетентных советников в Финляндии, тогда дела развились бы иначе».

В Финляндии, она написала две книги воспоминаний: «Страницы моей жизни» и «Анна Вырубова – фрейлина Государыни». «Я уверена, что в будущем будут исследовать исторические газеты и много писать о жизни семьи последнего Царя — и я чувствую, что моей обязанностью является описать и сохранить для истории воспоминания о Царской семье, в которой мне довелось жить. Воспоминания навсегда сохранятся во мне».

Преданность, жертвенность служения Их Величествам, подтверждает безкровная страдальческая жизнь Анны Александровны.

Свое 50-летие Государь Николай Александрович встретил в Ипатьевском доме. Через два месяца Помазанник Божий, отец Русского народа, защитник и хранитель догматов православной Веры, добрейший, прекраснейший человек был ритуально убит вместе со своей.

Она выплакала душевные муки и терзания Царской семьи, претерпела все, что может снести женщина-инвалид.

«Очень благодарю за пожелания к моим именинам. Мысли и молитва всегда с Вами, бедный, страдающий человек. Ее Величество читала нам все письма. Ужасно подумать, через что Вы прошли. Нам здесь хорошо — очень тихо. Жаль, что Вы не с нами. Целую и благословляю без конца. Ваш любящий друг. Н. Мой сердечный привет родителям». (Из письма Государя Николая II от 1 декабря 1917 г. из Тобольска).

«…А я, дитя мое, я горжусь тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за все, что ты за нас говорила, за то, как защищала нас и столько за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один, может, воздаст. /…/Благодарю за всю твою любовь; как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает». Из письма Государыни Александры Федоровны. 10 декабря 1917 г., Тобольск.

Страдания Царской Семьи, их верных слуг и тех, кто в настоящее богоборческое, исповедническое время мужественно стоит на стороне Царя, отстаивает их чистоту и непорочность, кто твёрдо стоит за возрождение Самодержавия - будут победителями зла и в его лице - антихриста.

Терпение, любовь, молитва и победа будет за нами. Кто может быть против нас, если с нами Бог!

Преподобный Лаврентий Черниговский (1868-1950):«Русские люди будут каяться в смертных грехах; что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия Царя, церкви православные и монастыри и все русское святое. Презрели благочестие и возлюбили бесовское нечестие. Но будет духовный взрыв!

И Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет Царь православный Божий Помазанник. Благодаря ему в России исчезнут все расколы и ереси. Гонения на православную Церковь не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней уже было страшное предантихристово время.

Русского православного Царя-Самодержца будет бояться даже сам антихрист. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властью антихриста и испытают все ужасные муки, написанные в Священном Писании. В России же будет процветание Веры и ликование, но только на малое время, ибо придет Судия судить живых и мертвых».

Людмила Хухтиниеми.

Председатель Общества
памяти святых Царственных мучеников и
Анны Танеевой в Финляндии ry

По воспоминаниям А.А. Танеевой.

© Copyright: tsaarinikolai.com