ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


АННА АЛЕКСАНДРОВНА ТАНЕЕВА. ЖИЗНЬ В ФИНЛЯНДИИ

ХЕЛЬСИНКИ

Людмила Хухтиниеми


https://impersem.kuvat.fi/

В марте 1940 года Анна Александровна с Верой Запеваловой вернулись из Швеции в Финляндию.

Анна Александровна поселяется в Хаминалахденской усадьбе, принадлежавшей полковнику Фалкенберг, и во второй половине 1940 года живёт в пристройке к усадьбе

В семейном архиве Фалкенберг хранится рекомендательное письмо, написанное Маршалом Г. Маннергеймом на французском языке, с просьбой помочь Анне, а также фотографии, акварели, написанные Анной Александровной.


Надписи к фотографиям сделаны рукой Марианны Фалкенберг. Фото А. Долгополовой

Сегодняшняя хозяйка усадьбы, Марианна Фалкенберг, вспоминает, что её отец и дядя в разговоре между собой называли Анну Александровну «толстая матушка».


Анна Александровна на заднем дворе Хаминалахденской усадьбы. 1940 г. Архив Фалкенберг

В усадьбе произошла встреча Анны Александровны с епископом Александром (Карпиным). Во время войны Выборгская епархия, была эвакуирована в Куорио. Епископа Александра Анна Александровна знала и дружила с ним ещё в Выборге.


Епископ Александр (Карпин) справа и некто неизвестный. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг

Анна Александровна. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг


Справа епископ Александр (Карпин), в центре Лииза Фалкенберг, 1940 год. Архив Фалкенберг

В усадьбу к Анне Александровне приезжал и её духовный отец, иеросхимонах Ефрем (Хробостов).

Валаамский монастырь на Ладоге во время войны был эвакуирован в Хейнявеси, недалеко от Куопио. Со временем на этом месте был основан Ново-Валаамский монастырь. Одним из первых насельников Ново-Валаамского монастыря был иеросхимонах Ефрем.


Духовный отец Анны Александровны иеросхимонах Ефрем с послушницей. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг. Фото А. Долгополовой

Встреча с дорогими и близкими по духу людьми, была для Анны Александровны поддержкой в дальнейшей её жизни.

В усадьбе она писала акварели, которые дарила или их покупали за небольшую цену, чтобы как-то помочь и утешить её.

Писать акварелью Анна Александровна переняла от Императрицы Александры Фёдоровны, которая рождественские и поздравительные открытки делала сама.

Её искусство чувствовать красоту, проявляющееся в тонком художественном видении деталей предметов и эмоционального настроя событий, видно из фотографий сохранившихся личных альбомов Анны Александровны.

«Бог благословит на работу; рисование — данный Богом талант не закапывай. Святые отцы плели кошницы (корзинки), а у Вас другое рукоделие. Господь Своею милостью да поможет Вам, только не унывай и не малодушествуй». Ваш доброжелатель и сомолитвенник схиигумен Иоанн. 18.11.1950.


Пасха. Акварель Анны. Архив Фалкенберг. Фото А. Долгополовой


Рыбак. Акварель Анны. Архив Фалкенберг. Фото А. Долгополовой

По-прежнему за ней следили «не окажется ли она шпионкой».


Документ полиции Куопио о месте нахождения Анны

После войны политические отношения с СССР стали напряженными, что сказалось и на отношение к русским в Финляндии. Население пополнили переселенцы, из них была и часть советских офицеров. Страх расправы советской, сталинской властью вновь овладел Анной Александровной. Надеясь получить защиту, Анна Александровна обратилась к К.Г. Маннергейму с просьбой о встрече.

11 июня 1940 г. состоялась личная встреча Анны Александровны с Маршалом Г.Маннергеймом, проходившая в доме, который он снимал у Карла Фацера на Каллиолиннантие 14.

Об этой встрече рассказывает Л.В. Власов в своей книге «Женщины в судьбе Маннергейма». «В день встречи Анны Александровны Танеевой с фельдмаршалом Густавом Маннергеймом он послал за ней свою машину. С большим трудом, с помощью адъютанта Маннергейма, подруга русской Императрицы вошла в дом своего старого знакомого в Кайвопуйсто . … Фельдмаршал с присущим ему обаянием и гостеприимством встретил эту невысокую, тяжеловатую, сильно хромавшую женщину в тёмном платье. Разговор за чашкой кофе шел по-французски, переходя на русский. Вспоминали события в Царском Селе. Густав вспомнил свои встречи с настоятелями Валаамского и Коневецкого монастырей, а также с иеросхимонахом Ефремом, с которым они много говорили о Великом князе Николае Николаевиче. Анна рассказала о своей жизни. …Материальной помощи она не просила, но хотела получить рекомендательное письмо».

Зная о том, как в годы становления независимой Финляндии и уже с большей силой в послевоенное время возросла неприязнь к России и к русским, Густав обновил текущей датой рекомендательное письмо от 4 сентября 1939 год, отправленное Анне Александровне в Выборг.

«Более тридцати лет зная госпожу Танееву, ее уважаемых родителей и многих членов ее семьи, прошу всех, кому придется иметь дело с госпожой Танеевой, которая испытывает страдания как инвалид, в результате несчастья на железной дороге, относиться к ней с сочувствием и пониманием.

Фельдмаршал Маннергейм. Хельсинки, 11 июня 1940 года».


Рекомендательное письмо Г. Маннергейма на финском языке. Хельсинки 11.06.1940

Поддержка Г. Маннергейма дала в какой-то мере чувство безопасности беззащитной Анне Александровне. Внешний вид письма говорит, что этим письмом она не раз пользовалась в сложных жизненных обстоятельствах.

Живя в Хаменалахденской усадьбе, Анна Александровна подает прошение о гражданстве.

Лишь на этот, четвертый раз, Центральная служба полиции Финляндии информировала Министерство внутренних дел, что при рассмотрении дела Анны Танеевой, российской подданной, фрейлины Государыни некогда одного из роскошнейших Дворов Европы, не обнаружено ничего неблагоприятного. Через доверенное лицо Анны Александровны, Эрика Манделина, было сообщено в канцелярию Президента, что при необходимости к прошению может быть приложено рекомендательное письмо Г. Маннергейма. Шведский Королевский Двор, влиятельное положение Г. Маннергейма сыграли свою роль.

И тогда 15.07.1940 года из Куопио было отправлено прошение Президенту с шестью приложениями.


Прошение Президенту Финляндии

«…Смею с глубокой покорностью просить Господина Президента предоставить мне финское гражданство. Ссылаясь на обоснование, изложенное в приложенных документах, еще раз покорно прошу.

… Хотелось бы надеяться, что Президент отнесется положительно к моей просьбе. Уверяю быть верной и честно соблюдать существующие финские законы и постановления.

Kуопио, 15.07.1940.
Подпись: Анна Танеева.
Бывшая подданная России, вдова, Куопио».

Приложения:


Свидетельство о знании языков и обязательство материальной поддержки (А. Ладороуло).


Справка из отдела Выборгской полиции и справка налогообложения


Медицинское свидетельство и свидетельство священника

Прошение на рассмотрение было представлено 17/12 1940 г. Сообщение о положительном результате последовало 10/1 1941 г.


17.01.1941 года Анна Александровна получила финское гражданство и 27.01.1941 года принесла присягу на верность.

Вставал вопрос о дальнейшем месте жительства.

В октябре месяце 1940 года Анна Александровна два месяца жила в Хельсинки, в Hotteli Hospiz, на улице Vuorikatu, 8, кв. 25.


Справка адресного стола. Хельсинки, Vuorikatu, 8, кв. 25

Затем, благодаря рекомендательному письму Маршала Г. Маннергейма, Анна Александровна с Верой поселяются в квартире дома на ул. Топелиуса 29 Б, кв.41 Хельсинки, выделенной им Президентом Лаури Кристианом Реландером.

Маленькая двухкомнатная квартира была на первом этаже с окнами напротив остановки. Шум с оживлённой улицы проникал вовнутрь и не умолкал даже и ночью. Комната, в которой жила Анна Александровна, была проходной в комнату, где жила Вера. Кухней служил небольшой уголок. Учитывая инвалидность Анны Александровны, вход в квартиру был со стороны торца.


Улица Топелиуса, 29 Б.. Фото из «Takka Tööli»

С помощью друзей удалось как-то обставить комнаты мебелью. Свет в комнате был полутёмным, дверь всегда была приоткрытой, во избежание стуков в дверь. Страх арестов, ужасов тюрем не покидал её и в Финляндии. Сидела она, в основном, в углу комнаты, у стола с телефоном. Там же писала акварели.

В 1958 году, за шесть лет до ее смерти, Анну Александровну посетил финский журналист Туомас. Его взгляд упал на стену с большой фотографией последнего Российского Императора и Императрицы. Под фотографией Их Величеств фотография маршала Финляндии Г. Маннергейма с дарственной надписью. На противоположной стене - фотография Короля Швеции Густава VI Адольфа и Королевы Луизы, а также акварели, написанные ею. В углу комнаты Образа, горящая лампада. При всей убогости обстановки, в комнате царило нечто величественное, что давало ей силы выстоять в жизненных испытаниях.

Анна Александровна жила в этой квартире до конца своей жизни. После ее смерти Вера продолжала жить в ней еще 20 лет — до 80-х годов. По состоянию здоровья и возрасту в начале 1980-х годов она получила место в доме престарелых «Хелена». Там жили и ее старые знакомые со времен жизни в Териоках, а также была домашняя церковь, в которой регулярно совершались Богослужения на церковнославянском языке.

Вера скончалась в 1985 году, как и Анна Александровна, в возрасте 80 лет.


Кресло, на котором в своей комнате перед столиком с телефоном сидела Анна Александровна и личные вещи. Снимок с конференции в Российском Центре науки и культуры. 2019 год

За несколько дней до конференции, посвященной 135-летию со дня рождения и 55-летию со дня упокоения АА. Танеевой, Общество получило в собственность от Паули Карасваара, родственника Веры Запеваловой, личные вещи Анны Александровны и всё то, что удалось сохранить в квартире, где Вера жила с Анной Александровной - Новый Завет, русско-финский словарь, с дарственной надписью Х.И. Вихерюури, фотографии и другое.

Военный период был тяжелым для всех жителей Финляндии. В августе 1943 года Анна и Вера оказались в крайне сложном материальном положении. Анна Александровна обращается к Г. Маннергейму и просит в этот раз материальную поддержку, «хоть чем-нибудь помочь». Благодаря его ходатайству и звонку в Комитет женщин Красного Креста Финляндии Анна Александровна с Верой получили небольшую сумму денег.

В 1946 году Президент Финляндии Густав Маннергейм уходит в отставку, но по-прежнему остается для Анны простым и доступным человеком.

В 1943-1947 годы материальная помощь из Швеции стала поступать нерегулярно. Финский Красный Крест отказал Анне Александровне в помощи. Порой они с Верой не имели денег даже купить хлеба, за неуплату им грозило выселение.

В начале апреля 1947 года, когда Анна Александровна вновь обращается к своему доброму, старому знакомому оказать ей «самую скромную финансовую помощь».

«Дорогая мадам, я извиняюсь, что заставил Вас так долго ждать ответа, но я не хотел Вам писать, не наведя справок: могу ли я найти средства, чтобы помочь Вам. На это ушло больше времени, чем я думал, из-за некоторых срочных дел, которые по возвращении ждали меня. К сожалению, мои попытки не увенчались успехом, и я не могу помочь Вам. <---> Примите, дорогая мадам, мои искренние сожаления, мои лучшие пожелания и заверения в моих чувствах и симпатиях к Вам. Маннергейм».

Анну Александровну всегда окружали добрые люди, или становились такими, как и она сама. Они то и оказали ей помощь.


Почтовая открытка. Архив Куопио

«… С любовью переслала Вам через К.О.Банк пятьсот ф. м. (финских марок). С лучшими чувствами Н….».

Вскоре с компенсацией стала поступать денежное пособие из Швеции.

Живя в оживленном районе Хельсинки, Анна Александровна с Верой на летнее время, по возможности, снимали недорогой летний домик за городом, где можно было отдохнуть от шума, писать акварелью. Рисунки дарила друзьям или продавала за небольшую плату.


На одной из арендуемых дач. Из архива Анны


Арендованная Анной вилла в Кауниайнене перед её сносом в начале 1970 годов. https:/kaunisgrani.fi

Эту виллу с яблоневым садом и цветами в Кауниайнен, Анна Александровна в 1950 годах на протяжении нескольких лет арендовала у семьи Вальфорс. Арендная плата была символичной. В благодарность Анна Александровна дарила написанные ею акварели.

13 марта 1947 году умирает её духовный отец, иеросхимонах Ефрем.


Справа налево: иеросхимонах Ефрем, неизв., монахиня Мария, игумен Харитон. http://shiigumen.ru/

Поездки на Новый Валаам в 1950-е годы для неё стали затруднительными. Её духовная жизнь стала поддерживаться советами, наставлениями старца Иоанна (Алексеева). В письмах давались ответы на её разнообразные вопросы. Старец Иоанн (Алексеев), приезжая в Хельсинки, собирал своих духовных чад в квартире Анны.

Епископ Александр (Карпин) не оставлял её без попечения. В Хельсинки он стал её доверенным лицом. Анны Александровны часто с визитом бывала в его квартире, обедала у него.


Приписанная к выборгскому храму, во время эвакуации Выборгской епархии, её членство перешло к Успенскому собору.


Почтовый перевод членского взноса 26.1.1961, 1400 mk Liisankatu 29


Хельсинки, район Катаянокка, Pormestarinrinne 1. wikipedia.org

Собор был построен по проекту русского архитектора А. М. Горностаева в 1868 году при Императоре Александре II и был самым большим в городе.


Финские шхеры. Из альбома Анны

12 лет близости к Императорскому Дому, отдав все свои силы, все свое разумение служению любимой Государыне, оставаясь при всех сложных жизненных обстоятельствах верной и преданной ей, жизнь Анны Александровна за долгие годы жизни подвергалась неслыханной клевете. Истерзанная физически и душевно палачами-тюремщиками, с Крестом в сердце и молитвой на устах, голодная, в нищенских лохмотьях, босая в зимнюю стужу, она и вдали от несчастной, поруганной Родины не нашла желанного покоя. Не оставленная в покое людской подлостью и завистью, она продолжала терпеть ложь, клевету, не оправдываясь, молясь, предавая всё на суд Божий!

«Из Финляндии бежала Анна Вырубова. Говорили, что бывшая фрейлина и ближайший друг Царицы Александры Федоровны, страдая манией преследования, скрылась из пограничной с Советской Россией полосы, не то в Швецию, не то во Францию. «Вечерняя газета». Хельсинки, № 33.

«Вышла замуж за 22-летнего», «Vapaus lehti» (Газета «Свобода»).

«Вырубова не то сама покончила жизнь самоубийством, не то ее убили. Уверяли - что все это "из самых достоверных источников”!».

Как и прежде, факты, смешанные с ложью.


Статья в газете Helsingin Sanomat. «Агония Анны или остаток жизни в двухкомнатной квартире в Тёёлё».

Для многих эмигрантов Финляндия стала страной, через которую продолжался путь в страны Европы.

Анна Александровна не собиралась уезжать из Финляндии, хотя были живы сестра и брат. В Финляндии её удерживали теплые воспоминания о времени, проведённом с Царской семьей в финских шхерах.


Императрица Александра Фёдоровна, Великая Княжна Татьяна Николаевна, Анна Александровна. Финские шхеры. Из альбома Анны

О невидимой связи с этими местами говорит тот факт, что все сооружения Царского парка в Виролахти стояли нетронутыми во время её жизни. Когда стало известно об убийстве Царской семьи, на теннисном корте играли в волейбол. После смерти Анны Александровны в 1964 году, все сооружения Царского парка разобрали, в том числе и корт.


С морскими офицерами «Штандарта». Финские шхеры. Из альбома Анны

Анна Александровна в течение всей своей жизни не могла примириться с тем злом, которое произошло с Божиим Помазанником, с Церковью, с обманутым народом и страной в целом, с тем кровавым большевистским злом, которое разрушило и уничтожило Святую Русь. «Когда я вспоминаю все события того времени, мне кажется, будто Двор и Высший свет были как бы большим сумасшедшим домом, настолько запутанно и странно все было».

Искупительная жертва Царя для спасения России была принята Богом. Народ с Царем не примирился, совесть народа сознательно была заглушена. Лишившись в лице Царя той мистической силы, которая удерживала зло, Россия всё больше скатывалась в своём развитии от Великодержавности к «мировому государству» с отказом от национальных традиций и культуры, патриотизма, отрицая национальный суверенитет и, с неудержимой быстротой неслась к гибели.

Из допроса Анны Александровны полицией в 1921 году в Териоках:

«Образованность в русском народе уничтожается. Так, например, комиссаром по образованию назначен в прошлом подсобный рабочий магазина, необразованный еврей. Цивилизованность, как норма человеческого общежития исчезла. В Петропавловской крепости мне давали еду не пригодную к употреблению, солдаты плевали в неё».

Живя в Финляндии, Анна Александровна знала из газет и журналов, по переписке, что никто не дорожит памятью о прошлом, все смирились с происшедшими событиями, приспособились и забыли. Ожидаемого Анной Александровной покаяния русского народа по отношению к Царю, не произошло.

Она понимала, что человеческими усилиями вернуть прежнюю Россию уже невозможно, только покаянная молитва и милость Божия могут её спасти и надеялась, что народ, все те, кто давал Присягу на верность Царю, осознают свою вину убийства Царской Семьи, прямую или косвенную.

«...Мне казалось невозможным, что те, кто наносил оскорбление Помазанникам Божиим, могут скрыться от Его карающей руки... И в сотый раз я спрашивала себя: что случилось с петроградским обществом? Заболели ли они все душевно или заразились какой-то эпидемией, свирепствующей в военное время? Трудно разобрать, но факт тот: все были в ненормальном, возбужденном состоянии. < > Россия, как и Франция XVIII столетия, прошла через период полного сумасшествия и только теперь через страдания и слезы начинает поправляться от своего тяжелого заболевания. Плачут и проклинают большевиков. Большевики большевиками, но рука Господня страшна. ...Чем скорее каждый пороется в своей совести и сознает свою вину перед Богом, Царем и Россией, тем скорее Господь прострет свою крепкую руку и избавит нас от тяжких испытаний. «Мне есть отмщение и Аз воздам».

Она верила, что через любовь оставшихся в малом числе Верноподданных и покаяние произойдет возрождение былой России. В Трубецком бастионе в письме Е.В. Сухомлиновой 17 мая 1917 года, она писала: «Мне все же кажется, что будет по-старому. Если не сейчас, то после. Не он это сделает, а Господь Своему Помазаннику. Они чувствуют, что плохой хозяин все же лучше, чем без хозяина. Устроят конституцию, и он будет. Хотя говорю опять — Господь даст Ему или Его сыну».

После войны опасаясь агентов Советской власти, она никому не доверяла, и были с Верой очень осторожны в знакомствах.

Страх, что вновь что-то ужасное произойдет с ней, не покидал Анну Александровну. Об этом она тоже писала старцу Иоанну.

«13. 07.1950. Боголюбивейшая М.М.!

Вы напрасно безпокоитесь о неполучении Вашего письма. Бог простит тя, чадо, старайся, насколько сил хватает, полагаться на волю Божию, и Господь по Своему милосердию поможет тебе, и все страхи Ваши исчезнут, аки дым».


Фото из частной коллекции. Источник h@p matkalla

Анна Александровна от всего сердца любила Царскую Россию, в которой она родилась и провела первую половину своей жизни. Она жила воспоминаниями о ней, о людях. Ведь многие добрые люди не оставили ее и ее мать во время ужасных революционных событий; рискуя жизнью, они приносили им хлеб, продукты и деньги. «Имена их Ты веси, Господи! Как могу я отблагодарить всех тех бедных и скромных людей, которые, голодая сами, отдавали нам последнее? Если порок привился к русскому народу, то все же нигде в мире нет того безгранично доброго сердца и отсутствия эгоизма, как у русского человека» — пишет Анна Александровна в своих воспоминаниях.

До конца своей жизни Анна Александровна сохранила безграничную любовь и верность Государю и Государыне. Силы терпеть и безропотно переносить тяжкие испытания, нести Крест клеветы, лжи и страданий давал ей образ ее любимой Государыни.

43 года жизни в Финляндии, из них 23 лет жизни на правах беженцы, «нежелательной в стране иностранки, и у которой есть основание выдворить ее из страны». Годы испытаний, терпения, унизительных отказов в получении права жить свободным человеком, равноценным гражданином страны с ее правами и высоким уровнем защиты государством.

Все, что только может претерпеть больная, одинокая женщина – она без ропота, кротко несла. Какие муки – такая и награда.

Со временем здоровье Анны Александровны стало ухудшаться. Кроме душевных страданий, она испытывала и физические. Все чаще давала о себе знать болезнь сердца, головы, спины и ног — последствия железнодорожной катастрофы 1915 года. При движении она испытывала муки «от изменений в суставах обоих бедер. Передвигалась с трудом, опираясь на прочную палку и покачиваясь на обе стороны». Тщательное медицинское лечение требовало дополнительных средств.

В последние годы страх смерти не покидал тайную монахиню Марию. Она пишет об этом старцу и получает ответ:

«Письмо ваше получил и молебен отслужил. Пишешь, что умирать не хочешь и боишься смерти. Да, смерть тайна великая, и все человечество страшится ее. Боязнь смерти есть свойство человеческого естества, происходящее от преслушания, говорит Лествичник».

Королева Швеции Луиза в письме от 3 мая 1964, за два месяца до кончины Анны Александровны, писала: «Дорогая Аня, спасибо за твое письмо. Я не могу удержаться от того, чтобы посоветовать тебе найти комнату в реабилитационном пансионате, по-шведски "Vilohem". … Ты должна, немедля, позвонить, кто бы постарался и нашёл тебе комнату в месте, где бы за тобой был присмотр».

Отказавшись от услуг в пансионате, Анна Александровна с Верой, как и в прежние годы, выезжают из душной городской квартиры за город. Там здоровье ее ухудшилось и ее привезли в больницу Хельсинки, где она простилась с немногими своими друзьями, исповедалась и Причастившись Святых Христовых Таин отошла ко Господу 20 июля 1964 года, не дожив девяти дней до своего 80-летия. Чин отпевание был совершён в храме на Лиизанкати, где служил епископ Александр.

Проводить в последний путь тайную монахиню Марию собралась небольшая группа людей. У могилы слово прощания произнес протоиерей М. Крузин. День был яркий, солнечный.

Дочь родителей знатного рода, служившего всем русским Царям, она имела деньги только на гроб и на могилу. С трудом были найдены средства для оплаты места на кладбище. Спустя годы Успенский приход установил на ее могиле каменное надгробие с надписью «Анна Александровна Танеева».

В 2008 году по просьбе членов Общества памяти святых Царственных Мучеников и Анны Танеевой в Финляндии к надписи было добавлено — «монахиня Мария».

В памяти людей, знавших Анну Александровну, она осталось «красивой женщиной, невысокого роста, с каштановыми волосами, прекрасным цветом лица и поразительно красивыми васильковыми синими глазами, сразу располагавшими к себе». Осталась ее открытость, любовь к людям, сострадание, отзывчивость на чужую беду. Еще находясь при Государыне, она из года в год получала письма, в которых люди просили ее о помощи. Она никому не могла отказать.


В Крыму. Из альбома Анны

Никакие тяжкие жизненные испытания во время злонамеренной клеветы и жестокой травли Престола и ее самой не смогли поколебать в ней верность и горячую любовь к Богу и Царю. «“Укоряемы — благословляйте, гонимы — терпите, хулимы — утешайтесь, злословимы — радуйтесь”. Вот наш путь с тобой. Претерпевший до конца спасется», писала ей Государыня из Тобольска 20 марта 1918.

Безкровная мученица еще при жизни, прожив страдальческую, скудную, порою суровую жизнь, когда совершенно не было средств к существованию, неся клевету, презрение, отчуждение соотечественников, терпя болезни, она никого не винила, никогда не оправдывалась, не пыталась что-либо доказать. Молча, в покаянии и молитве, кротко несла свой жизненный Крест.

С мученической болью в сердце, с евангельским терпением, смирением и кротостью она принимала все случающееся как от руки Божией, молитвой ограждая себя от зла.

На протяжении всей своей жизни тайная монахиня Мария оставалась с чистой совестью перед Богом и людьми.

Вот как пишет князь Н.Д. Жевахов об Анне Александровне в своих воспоминаниях:

«Общие страдания, общая вера в Бога, общая любовь к страждущим создали почву для тех дружеских отношений, какие возникли между Императрицею и А.А. Вырубовой.

Жизнь А.А. Вырубовой была поистине жизнью мученицы, и нужно знать хотя бы одну страницу этой жизни, чтобы понять психологию ее глубокой веры в Бога и то, почему только в общении с Богом А.А. Вырубова находила смысл и содержание своей глубоко несчастной жизни…

И когда Императрица ознакомилась с духовным обликом А.А. Вырубовой, когда узнала, с каким мужествам она переносила свои страдания, скрывая их даже от родителей, когда увидела ее одинокую борьбу с человеческой злобой и пороком, то между нею и А.А. Вырубовой возникла та духовная связь, которая становилась тем большей, чем больше А.А. Вырубова выделялась на общем фоне самодовольной, чопорной, ни во что не веровавшей знати.

Безконечно добрая, детски доверчивая, чистая, не знающая ни хитрости, ни лукавства, поражающая своею чрезвычайною искренностью, кротостью и смирением, нигде и ни в чем не подозревающая умысла, считая себя обязанной идти навстречу каждой просьбе, А.А. Вырубова, подобно Императрице, делила свое время между Церковью и подвигами любви к ближнему, далекая от мысли, что может сделаться жертвою обмана и злобы дурных людей».

Игумен Серафим (Кузнецов) в книге «Православный Царь-мученик» пишет:

«Современная великая подвижница-прозорливица Саровская Парасковья Ивановна, жившая в последние годы жизни в Дивееве, та, которая предсказала Государю и Государыне за год рождение сына, но не на радость, а на скорбь родится этот Царственный птенчик, невинная святая кровь которого будет вопиять на Небо.

…Портреты Царя, Царицы и семьи она ставила в передний угол и молилась на них наравне с иконами, взывая: “Святые Царственные мученики, молите Бога о нас”. В 1915 году, в августе, я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево, где сам лично в этом убедился. Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала.

Эти иносказательные поступки понимались мною тогда, как переживаемые великие скорби Царя и семьи, связанные с войной, ибо хотя они не были растерзаны гранатой и ранены свинцовой пулей, но их любящие сердца были истерзаны безпримерными скорбями и истекали кровью. Они были действительно безкровные мученики. Как Божия Матерь не была изъязвлена орудиями пытки, но при виде страдания Своего Божественного Сына, по слову праведного Симеона, в сердце Ее прошло оружие.

Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки: Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой княгине Елисавете Феодоровне и А.А. Вырубовой.

…Только теперь мне представляется более ясным, как Богом было открыто этой праведнице все грядущее грозное испытание уклонившемуся от Истины русскому народу. Непонятно было для меня тогда, почему она благословила всем, кроме Великого князя Николая Николаевича, иконки не преподобного Серафима, а Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим.

В настоящее время для меня это ясно: она знала вперед, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников, как кончил жизнь и преподобный Серафим, и наследуют жизнь Вечную в обителях Рая вместе с ним».

Из воспоминаний брата Анны, С.А. Танеева, жившего в эмиграции в Нью-Йорке: «Жизнь моей сестры с самого начала революции была сплошной мукой. В чем же была трагическая вина Анны Вырубовой? Ответ окончательный – ее безграничная преданность Царской Семье. В преданности моей сестры помимо ее искренней любви и привязанности присутствовало еще понимание обязанности каждого русского гражданина по отношению к Монарху и Его Семье, понимание, что Монарх и Его Семья – Символ всей страны и что всё остальное должно быть вокруг Их. Моя сестра, несмотря на все пройденные страдания и унижения, освободила душу свою от всякой злобы, упреков до самых последних дней, и обрела свободу».


Анна Александровна с Верой Запеваловой. 1956 г., Хельсинки

Из письма Государыни. 10 декабря 1917 г., Тобольск. «Я горжусь тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за всё, что ты за нас говорила, за то, как защищала нас и столько за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один может воздать. Ты всегда со мной, никогда не снимаю твое кольцо. /…/Благодарю за всю твою любовь; как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает».

«Твой Крестный путь принесет тебе Небесные награды, родная, там будешь по воздуху корить, окруженная розами и лилиями. Душа выросла - то, что раньше стоило тебе одного дня мученья, теперь год терпишь, и силы не ослабели. Через Крест к славе, все слезы тобою пролитые, блестят как алмазы на ризе Божией Матери; ничего не теряется, хорошее и плохое, все написано в книге Жизни каждого; за все твои мученья и испытания Бог тебя особенно благословит и наградит. «Кто душу свою положит за друзей своих». Из письма Императрицы Александры Федоровны. 6/19 апреля 1918, Тобольск.


Хельсинки, Ильинское кладбище

16.06.2017 года на пожертвование рабов Божиих Анны и Георгия был установлен гранитный Крест. У подножия Креста написаны слова: Монахиня Мария. Анна Александровна Танеева. Слово «Вырубова», вобравшее в себя все негативное о ней и о Царской семье, ушло в прошлое.

«После твоей смерти люди придут к тебе на могилку просить помощи, и Бог услышит тех, кто просит Его во имя твое. Ты пострадаешь за тех, кого любишь, но страдания твои откроют тебе врата Райские, и ты увидишь тех, кого ты любила и оплакала на земле». Г. Распутин.

Духовный отец Анны Александровны, иеросхимонах Ефрем в письме Князю Оболенскому от 30 декабря 1931 года пишет: «Дорожите молитвами страдалицы монахини Марии. Много пожалеют о своей несправедливости к этой Божией избраннице. Она близка к Богу и Господь её слушает». (valaam.ru).

Могилу верной подруги Государыни на православном Ильинском кладбище в Хельсинки, сектор 27 посещают русские, финны, греки, поляки, американцы. Преклоняясь перед её жизненным подвигом, они приносят свои печали, скорби, болезни. Как при жизни, так и сейчас она помогает, исцеляет, никого не оставляет без утешения.

«Дорогая Анна Александровна! Я три раза была у Вашей могилы. Восхищаюсь силой любви, которую вы сохранили до конца жизни». Анне Ротеер из Польши.

«Милая Анна Александровна! Я прочитала Вашу биографию! Я вдохновлена! Вы такая стойкая! Не смотря на то, что вся Россия от Вас отвернулась кроме Царской семьи, Вы не утратили свою Веру в Бога, доброту и мужество! Анна Александровна, попросите, пожалуйста, у Господа, чтобы Он даровал мне терпения, кротость, доброту, силу, послушание и уважение». С уважением, Инна, СПБ. Письма от Инны СПб.

Всепрощение, любовь и служение ближнему открыли Анне Александровне врата Рая.

«Низкий всем поклон из Дивеево!

Высылаем Образ Анны Александровны Танеевой, верноподданной Государя Императора Николая Александровича, который по благословению был написан в г. Козельске, р. Б. Ириной в 2012 году. Вразумление о написании Образа началось во время Крестного хода, который проходил в 2010 году из «Храма на Крови» в Екатеринбурге в монастырь святых Царственных Великомучеников. В течении Крестного хода крест на груди Анны Александровны мироточил несколько раз».


Тропарь Глас 1:

Преподобной монахине Марие (в миру Анна Танеева)

Любовью Христовой, яко светильник, пламенея, / добродетелью мудрым девам уподобилася еси; / Царя Небесного раба благая и верная, / Царю земному с семейством образ верности явила еси, / восприявши от богоборцев за любовь поношение, / за верность поругание; / житие праведное на чужбине скончавши, / ангельским чином, яко венцем нетленным, увенчалася еси; / мати преславная Марие, / моли Христа Бога с возлюбившими тя мучениками Царскими, / Отечество наше от погибели избавити, / и спасти души наша.

Завещание монахини Марии «...Мы, русские, часто виним в нашем несчастье других, не желая понять, что положение наше — дело наших же рук, мы все виноваты, особенно же виноваты высшие классы. Мало кто исполняет свой долг во имя долга и России. Чувство долга не внушалось с детства; в семьях дети не воспитывались в любви к Родине, и только величайшее страдание и кровь невинных жертв могут омыть наши грехи и грехи целых поколений. И только тогда встанет великая и могучая Россия, на радость нам и страх врагам нашим. Да поможет Господь нам, всем русским, томящимся на далекой чужбине и страждущим в многострадальной, но безконечно нам всем дорогой Родине, соединиться в любви и мире друг с другом, принося наши слезы и горячее покаяние милосердному Богу за безчисленные согрешения наши, содеянные перед Господом, и Богом венчанным Государем нашим, и нашей Родиной. И только тогда встанет великая и могучая Россия, на радость нам и страх врагам нашим».

Источники:

«Анна Вырубова фрейлина Государыни». СПб, 2012.
Архив Куопио.
Национальный Архив Финляндии.
Архив Валаамского монастыря.
Л.В.Власова «Женщины в судьбе Маннергейма», С.Петербург, 2005.

Ссылка на статью обязательна!

© Copyright: http://tsaarinikolai.com