ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!







КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




ЧЕРЕЗ КРЕСТ - К СЛАВЕ. ИЗБРАННАЯ КРЕСТОНОСИЦА


Анна Александровна Танеева (16/29 июля 1884 года – 20.07.1964)
Из альбома Анны

«Никогда не забуду тот момент, когда Государыня после нашего первого совместного круиза, совершённого в Финляндию [1905 г.], первый раз открыла мне своё сердце. «Тебя мне Бог послал, с этих пор я больше никогда не буду одинокой!». Тогда начались близкие и глубокие дружеские отношения, откуда я черпала силу и радость до конца моей жизни».


Царская семья с близким кругом на яхте "Штандарт". 1905 г.

«А я, дитя мое, я горжусь тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за всё, что ты за нас говорила, за то, как защищала нас и столько за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один, может, воздаст. Ты всегда со мной, никогда не снимаю твое кольцо. /…/Благодарю за всю твою любовь; как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает». Из письма Государыни. 10 декабря 1917 г., Тобольск.

«Милое, родное мое Дитя! Как Тебя за всё благодарить, спасибо большое, нежное от Папá, Мамá и деток. Балуешь ужасно всеми гостинцами и дорогими письмами. /…/Я очень мучаюсь. Боже, как Родина страдает! Знаешь, я гораздо сильнее и нежнее тебя её люблю. Из письма Государыни. 2/15 марта 1918, Тобольск.

«Дорогое мое дитя, мы никогда не расставались, всё простили друг другу. Безконечно тебя люблю и горюю за свою «маленькую дочку». Знаю, что тебя тянет в монастырь. Да, Господь всё ведает, очень хочется верить, что увидим ещё храм Покрова с приделами на своём месте – с большим и маленьким монастырем. Мы все тебя нежно целуем и благословляем. Господь Велик и не оставит своей всеобъемлющей любви». Из письма Государыни. 9 декабря 1917, Тобольск.

«Твой Крестный путь принесет тебе Небесные награды, родная, там будешь по воздуху ходить, окруженная розами и лилиями. Через Крест - к славе, все слезы, тобою пролитые, блестят, как алмазы, на ризе Божией Матери; ничего не теряется; за все твои мучения и испытания Бог тебя особенно благословит и наградит. Бог попустил эту страшную клевету, мучения - физические и моральные, которые ты перенесла. Те, кто по стопам Спасителя идут, те больше страдают. Избранные Крестоносцы». Из письма Государыни. 6/19 апреля 1918.


Императрица Александра Фёдоровна и Анна. Из альбома Анны

«Жить при Дворе, вы думаете, легко? Мне завидовали... Вообще, правдивому человеку трудно жить там, где масса зависти, клеветы. За эти двенадцать лет, кроме горя, я почти ничего не видела. … Я увидела всю фальшь и заметила, что преданность, которую проявляли Царской Чете, была показной».

«Жизнь А.А. Вырубовой была поистине жизнью мученицы, и нужно знать хотя бы одну страницу этой жизни, чтобы понять психологию её глубокой Веры в Бога и то, почему только в общении с Богом А.А. Вырубова находила смысл и содержание своей глубоко несчастной жизни... И когда Императрица ознакомилась с духовным обликом А.А. Вырубовой, когда узнала, с каким мужествам она переносила свои страдания, скрывая их даже от родителей, когда увидела её одинокую борьбу с человеческой злобой и пороком, то между нею и А.А. Вырубовой возникла та духовная связь, которая становилась тем большей, чем больше А.А. Вырубова выделялась на общем фоне самодовольной, чопорной, ни во что не веровавшей знати. А.А. Вырубова, подобно Императрице, делила свое время между Церковью и подвигами любви к ближнему, далекая от мысли, что может сделаться жертвою обмана и злобы дурных людей». Князь Н.Д. Жевахов.


Неизвестное лицо, Анна, Императрица Александровна Фёдоровна, Великая Княжна Анастасия Николаевна, Николай Саблин на палубе Штандарта. 1910 год. Printerest

В январе 1915 года произошло крушение поезда, в котором ехала Анна Александровна. «Я не могла ни пошевельнуться, ни кричать; на голове у меня лежал огромный, железный брус и из горла текла кровь. Я молилась, чтобы скорее умереть, т.к. невыносимо страдала. Казак из конвоя, Лихачев, и солдат железнодорожного полка стали освобождать мои ноги. Боль была нестерпимая. Больше всего я страдала от сломанной спины. Помню, как кричала вне себя от неописуемых физических страданий».


После железнодорожной катастрофы 1915 года. Евпатория. Из альбома Анны

"Жить она будет, но останется калекой", - Г. Распутин.

21 марта 1917 года Керенский арестовал меня. Я обратилась со слёзной просьбой позволить мне проститься с Государыней. Императрица сквозь рыдания, указав на Небо, сказала на прощание: «Там и в Боге мы всегда вместе!».


Камера в Трубецком бастионе, в котором находилась Анна Александровна (март-июль 1917 г. )
Фото https://poznamka.ru/russia/tyurma-trubetskogo-bastiona

«Ее чисто Христианское всепрощение в отношении тех, от кого ей пришлось пережить в стенах Петропавловской крепости... это издевательство стражи, выразившееся в плевании в лицо, снимании с неё одежды и белья, сопровождавшемся битьем по лицу и другим частям тела... Нужно отметить, что обо всех издевательствах я узнал не от неё, а от её матери... Вырубова подтвердила все с удивительной незлобивостью, объяснив: «Они не виноваты - не ведают бо, что творят». При этом она просила следователя не наказывать виновных, чтобы не усугубить её положения». Следователь Руднев.
Анну Александровну арестовывают в пятый раз.
В тюрьме два солдата схватили и повели её на расстрел.

На трамвайной остановке одна из домашних о. Иоанна Кронштадтского сказала: «Не давайтесь в руки врагам, идите, я молюсь. Отец Иоанн спасет вас».

«Меня точно кто-то толкнул; ковыляя со своей палочкой, я пошла. Напрягая последние силы и громко взывая: «Господи, спаси меня! Батюшка, отец Иоанн (Кронштадтский), спаси меня!». Силы стали слабеть, казалось, что еще немножко, и я упаду».

Господь и в этот раз помиловал Анну Александровну.

«В черном платке, с мешком в руках, я ходила от знакомых к знакомым. Постучав, спрашивала, как и каждый раз: «Я ушла из тюрьмы, примете ли меня?». ... Как загнанный зверь, я пряталась то в одном темном углу, то в другом. … Четыре дня провела в монастыре у старицы, которая наклонилась, тронув пол, говоря, что она кланяется не мне, а Богу, который сотворил такое чудо».

Обуви у меня уже давно не было, и я в последнем месяце (декабре), ходила босиком, что не трудно, если привыкнешь, и даже, может быть, с моими больными ногами легче… Я каждую ночь ложилась, думая, что эта моя ночь последняя на земле. Столько было критических моментов: и обыски, и встречи.… Так я жила одним днем. На Гороховой сказали, что меня сразу убьют, если найдут; другие же говорили, что я убежала к белым.
Господь через добрых людей не оставлял меня. Сколько я видела добра и участия от бедных и окружающих, и я ничем не могла их отблагодарить. Но я верю, что за меня их отблагодарит Бог своими неизреченными и богатыми милостями.

В декабре пришло письмо от сестры Александры, настаивавшей на нашем отъезде».

Находясь в розыске, в ежеминутной опасности быть найденной и убитой, чрезвычайно утомленная и изменившаяся, Анна Александровна после долгих уговоров все же согласилась покинуть Россию и дала обет, что если ей с матерью удастся поселиться в Финляндии, то она примет монашество и посвятит Богу оставшуюся жизнь.

«Боже, чего стоил мне этот шаг! Отправилась я босиком, в драном пальтишке. Встретились мы с матерью на вокзале железной дороги и, проехав несколько станций, вышли. Темнота.
Один из финнов, заметив, что я босиком, отдал мне свои шерстяные носки. На дворе были спрятаны большие финские сани. Безшумно отъехали. Мы были последними, за нами прошёл ледокол».
Из 80-ти лет жизни Анны Александровны, 40 лет было прожито в Финляндии, из них 20 лет на учёте полиции, без права быть гражданином страны и пользоваться её социальными услугами.

«И у меня, и у матери душа полна неизъяснимого страдания: если было тяжело на дорогой Родине, то и теперь подчас одиноко и трудно без дома, без денег... Но мы со всеми изгнанными и оставшимися страдальцами в умилении сердец наших взываем к милосердному Богу о спасении дорогой Отчизны. “Господь мне помощник и не убоюся, что мне сотворит человек”».


Анна Александровна во время карантина в Териоках. 1921 год. httpsterijoki.spb.ru

Из документов полиции. 27.10.1924. Национальный архив Финляндии. https://impersem.kuvat.fi/kuvat/

«Прозорливица Саровская Парасковья Ивановна взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим. Благословила она их Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елизавете Феодоровне и А.А. Вырубовой. Больше никому иконок не благословила. Она знала вперед, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников, как кончил жизнь и преп. Серафим, и наследуют жизнь Вечную в обителях Рая вместе с ним». Игумен Серафим (Кузнецов), «Православный Царь-Мученик».

«И мы, русские люди, вольно или невольно оставившие на произвол судьбы Семью наших Венценосцев, должны преклониться перед образом этой больной физически женщины, подвергшейся истязаниям и надругательствам, но ни на одну минуту не забывшей своих Царственных друзей, не словом, а делом помогая им в изгнании. Отдав все свои силы, все свое разумение любимой Государыне, подвергаясь за эти долгие годы неслыханной клевете, истерзанная физически и душевно своими палачами-тюремщиками, она и теперь не оставлена в покое людской подлостью и завистью». С. В. Марков.


Могила монахини Марии – Анны Александровны Танеевой - на Ильинском кладбище в Хельсинки, сектор 27. https://impersem.kuvat.fi/kuvat/

«Дорожите молитвами страдалицы монахини Марии. Много пожалеют о своей несправедливости к этой Божией избраннице. Она близка к Богу и Господь её слушает». Иеросхимонах Ефрем (Хробостов). Из письма к Князю А. Оболенскому.

Подготовила Людмила Хухтиниеми.

Источник: «Анна Вырубова - фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.