ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


РАЙОНЫ-КВАРТАЛЫ 10. СЁРНЯЙНЕН - ПРОЛЕТАРИАТ, СТОЛИЧНЫЙ ЖАРГОН, ПУБЛИЧНЫЕ САУНЫ, КРИМИНАЛ И ФЕСТИВАЛИ


Вид на Сёрняйнен с башни Кафедрального (бывшего Никольского) собора, 1909 год Фото: Helsingin Kaupunginmuseo

Сёрняйнен - колыбель промышленности, оплот финского пролетариата, место зарождения столичного сленга, постоянно развивающийся, бурно растущий, контрастный район, который сочетает в себе лучшие и худшие стороны Хельсинки.

Когда в 1812 году Хельсинки стал столицей Великого Княжества Финляндского, это был крошечный городок, где на территории нынешнего центра жили какие-то четыре тысячи человек. На тот момент Сёрняйнен был самой дальней городской окраиной, необжитой и чужой, здесь находился лишь небольшой завод по обжигу кирпичей для растущих строительных нужд столицы. Тем не менее, спустя какое-то десятилетие Сёрняйнен превратился в один из самых бурно развивающихся районов Хельсинки, и это развитие продолжается до сих пор. Технический прогресс стал возможен в первую очередь благодаря указу от 1825 года, в котором градостроители постановили расположить здесь все заводы и мастерские, в удалении от густонаселенных центральных районов во избежание пожаров.


Вид на Сёрняйнен с острова Сомпасаари, 1930-е годы Фото: Helsingin kaupunginmuseo


Публичная сауна на улице Хельсингинкату, 1950-е Фото: Helsingin kaupunginmuseo

В непосредственной близости от заводов строилось и жилье для рабочих – так называемые «пуулааки-виллы», от шведского bolag, превратившегося в разговорном финском в слово puulaki, что означало фирму, компанию. Как понятно из названия, в этой части города и в соседнем Каллио кооперативами промышленников строилось доступное жилье, не отличавшееся, однако, удобствами. Домики были тесными, под одной крышей ютились целыми семьями, и считалось нормальным, если семья из четырех человек жила в одной комнате. О душе и туалете и говорить не стоило: нужник, как правило, был один на целый дом и располагался на улице. Мыться же следовало в публичных саунах. Еще в 1960-70-е годы жители Сёркки, как район называют в народе, как правило, не имели в квартирах ванн или душевых и по традиции ходили мыться в городские сауны, которых в районе насчитывалось великое множество. Многие из них, кстати, сохранились вплоть до наших дней, и они по-прежнему пользуются большой популярностью как у горожан, так и у туристов, правда, скорее, из ностальгических причин.

По фене ботаешь?

Именно в этой части города появился на свет столичный сленг – stadin slangi, особенный жаргон, сохранивший финскую морфологию, однако с лексиконом более чем наполовину состоящим из шведских слов с вкраплениями из русского и прочих языков, которые были слышны в расположенном здесь порту. Сленг просуществовал практически без изменений вплоть до 1940-х годов. Практически на три четверти он состоял из шведских слов, были и кое-какие заимствования из немецкого и итальянского. К людям, говорившим на столичном сленге, который фактически является собратом российского блатного жаргона (фени), долго относились с предубеждением из-за их рабочего происхождения. Лишь в конце двадцатого века столичный сленг и его носители превратились в культурное явление, так, в Хельсинки ежегодно выбирают Столичных парня и девушку (stadin kundi ja friidu) за вклад в общественную и культурную жизнь города. Часто этим титулом награждают писателей и артистов, активно использующих в своей речи и творчестве столичный жаргон. В свое время, к слову, титулованной Столичной девчонкой была и президент Тарья Халонен!

Для жителей остальной Финляндии, не говоря уже об иностранцах, даже хорошо владеющих финским, столичный сленг является крайне сложным для понимания на слух, однако наличие определенного языкового багажа может помочь вам в освоении этого непростого жаргона.

Пролетарии VS буржуа

Сёрняйнен – традиционно «левый» район, что отражено как в его топонимии, так и в застройке. Так, здесь расположен парк имени Катри Вала, известной финской поэтессы, принадлежавшей к левому культурному движению «Киила». В свое время «Киила» возникла в противовес усилившимся в 1930-е годы в Финляндии правым настроениям, приверженцы которых преграждали «левакам» дорогу в искусство, например, писателям, придерживавшимся социалистических симпатий, было крайне тяжело издаваться, а художникам – устраивать выставки. Катри Вала была одним из первых финских поэтов, писавших белым слогом, что в свое время вызвало много шума. Вала умерла от туберкулеза в 42 года. Парк, названный в ее честь, к сожалению, нельзя назвать излюбленным местом отдыха горожан – разве что отдельных маргиналов. В летнее время парк обычно оккупируют пьянчужки и бездомные, и простому прохожему, захотевшему передохнуть и полюбоваться на район, вряд доставит удовольствие сидеть на одной скамейке с безопасным, но довольно-таки шумным и пахучим антисоциальным элементом.


Похороны поэтессы Катри Вала в парке Марьятанмяки, позже переименованным в честь писательницы, 1945 год

Также в Сёрняйнен расположены многочисленные здания, выстроенные рабочими кооперативами. Среди них – так называемый Дом Народа – Kansan Talo, в котором сейчас расположен продуктовый магазин Lidl. Много лет Дом Народа служил горожанам как метеоцентр – его стеклянный шпиль менял цвет в зависимости от прогноза погоды, и жители окрестных кварталов привыкли ориентироваться на эту «метеосводку». А еще в Доме Народа когда-то находился книжный магазин, в котором продавалась переводная советская литература – в полном соответствии с пролетарским духом района.

В Сёрняйнен находится еще немало знаний с интересной историей, но нашим читателям, думается, особенно любопытно будет узнать о доме престарелых Святой Елены, предназначенном для русскоязычных пожилых людей. Дом престарелых находится во владении Русского благотворительного общества, и места в нем в основном предназначены для престарелых прихожан столичных православных приходов. На третьем этаже здания, построенного в 1913 году, размещается небольшая церковь, освященная в 1914 в честь великомучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Изначально здесь был расположен приют для русских сирот, но позже его превратили в дом престарелых.

Еще одно здание, с которым ассоциируется Сёркка, - это тюрьма, построенная в 1881 году. Наказание в ней отбывают столичные правонарушители, получившие больше года тюрьмы, в основном, это серьезные преступники, осужденные за насильственные и наркотические преступления. Число находящихся под стражей стабильно уменьшалось вплоть до конца 1990-х, однако в новом тысячелетии оно вновь начало увеличиваться. В 2000-х в тюрьме стало также расти количество иностранных заключенных.

Ужасы нашего городка - настоящие и выдуманные

С 2013 года Сёрняйнен официально делится на четыре части – Вилхонвуори, Каласатама, Сомпасаари и Ханасаари, каждая из которых имеет свою пеструю и увлекательную историю. Сёрняйнен наряду с Каллио и Алппихарью является одним из самых густо застроенных районов столицы и всей страны. В этом районе расположено самое большое сосредоточение малогабаритных квартир: их насчитывается до 80% от всего жилья. Именно поэтому в Сёрняйнен предпочитает селиться преимущественно молодежь или же бездетные люди в возрасте.


Площадь Вазы или в народе Пиритори, 1960-е Фото: Helsingin kaupunginmuseo

Сёрняйнен на протяжении долгих лет считался неблагополучным районом. Исторически он таковым и являлся: портовая зона, где моряки пару сотен лет назад вынуждены были проводить на суше долгие месяцы в перерыве между рейсами, была злачным местом, соперничавшим разве что с другим портовым районом – Рёёпери. Здесь располагались многочисленные гестхаусы для моряков, бордели, питейные и игорные заведения, а также дешевое жилье для рабочих. Неудивительно, что приличные люди избегали здесь появляться. После Второй мировой войны, однако, газеты скорее по традиции продолжали пугать своих подписчиков ужасами, якобы творившимися в этой части столицы. На самом же деле в районе было неспокойно в основном из-за подростков и молодежи, заправлявших на улицах. Несколько ночлежек для неблагополучного контингента также добавляли перца слухам. Однако начиная с 1950-х негативные публикации понемногу сошли на нет, и в 1960-х в газетах о Сёрняйнен вспоминали разве что в связи с контрабандой алкоголя, которым в районе незаконно приторговывали.

Впрочем, одно отдельно взятое место в Сёрняйнен имеет крайне дурную репутацию и по сей день. Это небольшая площадь, официально носящая имя Густава Вазы, а в народе называющаяся Площадью Спидов – Piritori. Piri – это сленговое название амфетамина. Впрочем, согласно финской поговорке, у любимого дитяти много имен, так и Пиритори кличут когда Площадью вечного Первомая, когда Бульваром ножей. Это место встречи алкоголиков, бездомных, наркоманов, уличных торговцев наркотиками, перекупщиков краденого и прочих криминальных персонажей, которых можно встретить в любом городе. Несмотря на дурное реноме, в целом Пиритори – место довольно спокойное, хотя и грязноватое. Шансы нарваться на агрессию или приставания у случайного прохожего невелик даже в темное время суток, зато здесь зачастую можно увидеть мочащегося в подворотне пьянчужку или попрошайку, клянчащего монетки. Но и этого хватает для того, чтобы считать Пиритори местом подозрительным.


Обладающая дурной репутацией улица Хельсингинкату - здесь расположено огромное количество баров

Если «старые» части района, Хельсингинкату и Курви, считаются преимущественно сосредоточением злачных мест, то активно застраиваемая Каласатама и популярный благодаря многочисленным культурным событиям Сувилахти – это оазисы современной молодежной жизни. Так, в Сувилахти на территории бывшей электростанции проходит самый знаменитый финский музыкальный фестиваль Flow, ежегодно привлекающий в столицу десятки тысяч туристов со всего мира. Здесь же расположена Театральная академия и цирковая школа, а также проходят концерты всемирно известных артистов, таких как Green Day, Foo Fighters и Metallica.

О районе из первых уст

Алексей Михайлов, программист, рок-музыкант, фотограф. Живет в Финляндии с 1999 года, в Хельсинки - с 2011. Хотя обитает Алексей в соседнем Каллио, однако по делам профессиональным и творческим с 2004 года изучил вдоль и поперек также Сёрняйнен, о котором согласился рассказать.


Алексей Михайлов

Сёркка — район странный. Домов здесь немного, а те, что есть, зачастую оказываются скучными офисными зданиями. Как и везде, тут есть своя «неблагополучная» зона — маленькая площадь прямо возле одного из выходов метро. Здесь нет каких-то больших магазинов, выставочных центров, в принципе, вообще ничего нет – на первый взгляд. Но благодаря огромному количеству всяких разных старых фабричных зданий этот район вполне рискует повторить культурную судьбу питерской «Новой Голландии» (да и уже повторяет)! На территории Сёрняйнен проходит модный музыкальный фестиваль Flow. Некогда маленький междусобойный фестивальчик джаз-и соул-коллективов, начинавший 15 лет назад в знаменитых кирпичных зданиях VR makasiinit и собиравший всего-то 2000 человек, теперь этот фестиваль регулярно привозит в Финляндию звёзд мирового уровня. В этом году на территории бывшей газовой электростанции в Сувилахти собралось 84 000 любителей музыки. Здесь расположился самый первый ресторанчик Fafa’s. Стабильную финансовую базу новой сети фаст-фуда, заменяющей повсеместные макдональдсы, обеспечили именно местные жители. Заведение Social burger, оно же «лучшие бургеры в Хельсинки» (да, ещё одни) тоже обосновалось здесь. Через дорогу расположилось Teurastamo — здесь, в складских и промышленных помещениях, выкупленных городом, сейчас размещается модное пространство, где можно найти все, начиная от выставочных центров, кофе-шопов и мясных лавок и заканчивая студиями разработки игр.

Здесь даже есть своий маленький дистилляционный завод, а при нем и одноименный коктейльный бар Tislaamo (ребята стали известны благодаря своему джину «Джин», а в прошлом году заложили первую бочки с настоящим хельсинкским ржаным виски!). Интересен также искусственный полуостров Сомпасаари. Когда-то созданный для размещения здесь портовых сооружений, последние лет 15 он был большей частью заброшен, и в какой-то момент превратился из просто свалки в свалку «творческую». Каркас слона в натуральную величину из железных труб? Пожалуйста. Затонувший почти пиратский корабль? Есть такой, недавно из воды подняли. Катер с надписью «Он слишком долго плавал»? Не вопрос. Подпольные рейвы – тоже сюда. «Дикая» сауна? Энтузиасты собрали ее фактически из мусора, раскиданного вокруг, и вот уже четвёртый год ходят париться именно сюда. Несколько раз сауна сгорала, но её каждый раз перестраивают заново.

Сейчас, правда, в связи с активной застройкой Каласатама Сомпасаари начинают очищать от культурного слоя, так что сюда нужно идти пока не поздно. В целом Сёркка – район интересный, скорее, для спонтанного изучения. Гуляя по улицам, ты всегда можешь наткнуться на что-то занятное, но здесь гораздо тише и спокойнее, чем в остальных частях города — рядом-то особо никто не живёт. Ну, за исключением недели Flow Festival.

Lioubov Shalygina Yle