ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY



Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)

АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ







НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT





    ВЕРНАЯ БОГУ, ЦАРЮ И ОТЕЧЕСТВУ

    
    25 апреля в Российском Центре науки и культуры г. Хельсинки состоялся вечер, посвященный жизни и служению фрейлины и подруги Государыни - Анны Александровны Танеевой «Верная Богу, Царю и Отечеству».
    Ответственной за подготовку и проведения вечера была Лариса Струценко.
    Огромное вам спасибо, Лариса!
В литературно-музыкальной композиции прозвучали выдержки из книг ее воспоминаний, стихи Елены Васильевой «Посвящается А.А.
    Вырубовой», «Аня» - Фатимы Цагаловой, «Немногим» - Сергея Бехтеева.
    Прозвучали песни на музыку Ирины Болдышевой и слова поэтов Андрея Логинова «Государыня Императрица», Сергея Бехтеева «Царские глаза», К.Р. «Молитва» (Научи меня, Боже, любить…).
    В программе вечера принимали участие: Яна Нярхи Елизавета Пинигина Анастасия Шнайдмиллер Ксения Эллум Ольга Дмитриева Алина Хяккинен Евгений Юша О том, как он прошел вечер говорит один из отзывов о прошедшем вечере.
    День добрый! Была на музыкально-литературном вечере 25.4, посвящѐнном Анне Александровне Танеевой.
    Сложно выразить словами те чувства, которые я испытала, спасибо Вам огромное! Можно ли вступить в Ваше общество и предложить свою помощь? Краткая информация о себе, 38 лет, 3 детей, живу в Руохолахти, в настоящий момент не работаю. Знаю финский и английский языки.
    Родилась в Санкт-Петербурге, живу в Финляндии 18 лет.
    С уважением Екатерина Леппянен.
    
Верная Богу

    События жизни Анны Александровны ярко говорят о том, что она была по-настоящему верующим в Бога человеком и во всех обстоятельствах жизни обращалась с покаянием и молитвой к Нему. По- детски она привыкла верить святым мужам и святым женам, которые были в России. Верила она и Г. Распутину.
    Анна Александровна в детстве получила религиозное образование, как и многие образованные люди того времени. В детстве, заболев брюшным тифом и будучи три месяца при смерти, во время долгих мучительных ночей она видела во сне о. Иоанна Кронштадтского, сумела с трудом объяснить родителям, чтобы они пригласили его.
    Прибыв к ним и отслужив водосвятный молебен, он облил ее, к ужасу доктора водой, после чего, она уснула и стала поправляться.
    В двадцатилетнем возрасте Анна развелась со своим мужем, А.В.
    Вырубовым. Переживания были настолько сильными, что она пишет: «…за год почувствовала повзрослевшей себя на десять лет». В сложившейся ситуации, когда она не знала что делать и как жить дальше, она чаще обычного посещает Богослужения, обращаясь с молитвами к Богу. И в этом находила единственное утешение. Вскоре и был найден выход – Государыня пригласила ее к себе на службу.
    Находясь с Царской семьей в Крыму, Анна Александровна оказалась жертвой сплетни о якобы ее связи с Государем. Сплетню, которая дошла до Государыни, распространил офицер, желая отомстить Анне. Было потеряно доверие Государыни, которой Анна Александровна преданно посвятила свою жизнь. К этой горечи добавилось злорадство придворных, ее не стали замечать и здороваться даже камеристки. Для Анны Александровны пребывание в Крыму стало горьким, скорбным временем. Позже, трехлетние страдания в большевистских тюрьмах не чувствовались ей такими горькими, так они причинялись чужими людьми. Она принимает решение ехать в Верхотурский монастырь, чтобы помолиться и умиротворить свою душу. В нем она провела несколько дней, посещая в скиту старца-монаха и получая от него утешение в своем тяжком испытании. Государыня присылает ей письмо, в котором срочно просит ее вернуться, обнаружив, что Анну оклеветали.
    Будучи с Государыней в Могилеве, Анна Александровна лично постоянно угадывала разные оскорбления, и во взглядах, и в «любезных» пожатиях руки и понимала, что злоба эта направлена через нее на Государыню. Среди неправды, интриг и злобы в Могилеве она находит одно светлое местечко, куда приносила свою больную душу и слезы. То был Братский монастырь, где два-три монаха справляли службу, проводя жизнь в нищете и лишениях. Там находилась чудотворная икона Могилевской Божией Матери. В одну из самых тяжелых минут душевной муки, когда ей казалось, была близка неминуемая катастрофа, она отвезла Божией Матери свои бриллиантовые серьги. По странному стечению обстоятельств, единственную маленькую икону, которую ей разрешили иметь в крепости, была икона Божией Матери Могилевская, отобрав все остальное, солдаты швырнули ее ей на колени. Сотни раз в день и во время страшных ночей она прижимала ее к груди. И первое приветствие, по освобождении из Петропавловской крепости, была этаже икона, присланная монахами, узнавшими, о ее заключении.
    Арестованная Временным правительством и находясь в Петропавловской крепости в не человеческих условиях, она читала только Библию. Повести и рассказы не могли занять ее ума и успокоить сердце. Святое же Писание, навеки единственная и непреложная Истина, помогло ей нести крест терпения.
    В безутешное время революции, Анна Александровна время между ее пятью арестами проводила в церкви, молясь по многу часов. В сентябре 1919 года она, по обыкновению, была на вечернем Богослужении и встретила там своих друзей. Она заночевала у них и утром пошла в церковь монастыря святого Иоанна Рыльского, расположенного у канала на Карповке, и в котором был похоронен основатель этого монастыря, протоиерей Иоанн Сергеев (Кронштадтский). Все последнее время тоска и вечный страх не покидали ее; в эту ночь она видела о. Иоанна во сне. Он сказал ей: «Не бойся, я все время с тобой!» После службы она вернулась к себе домой, где еѐ ждала группа солдат, пришедших арестовать еѐ. Это был ее пятый арест, ее взяли как заложницу, боясь захвата Петрограда Белой армией. В воздухе чувствовалось приближение чего-то зловещего. Анна знала, что ее ожидает самое ужасное.
    Накануне, когда Анну погнали за кипятком с другими заключѐнными, она стояла, ожидая своей очереди. Огромный куб в тѐмной комнате день и ночь нагревался сторожихой, которая с малыми детьми помещалась за перегородкой этого же помещения. В порыве душевной муки и ожиданья она подошла к одному из них, приласкала, спросив: «Выпустят ли меня?», веря, что Бог близок к детям и, особенно к таким, которые по Его воле «нищие духом». Он поднял на нее ясные глазки, сказав: «Если Бог простит - выпустят, если нет, то не выпустят», и стал напевать. Слова эти среди холода тюрьмы глубоко поразили ее.
    Но в эту минуту эти слова научили ее во всех жизненных случаях испытанья и горя, прежде всего, просить прощения у Бога, и она повторяла: «Господи, прости меня!», стоя на коленях молясь, когда все спали.
    Утром вошли два солдата и схватили Анну силой. Но она просила их оставить еѐ и, связав узелок, открыла свое маленькое Евангелие.
    Взгляд упал на 6 стих 3 главы от Луки: «И узрит всякая плоть спасение Божие». Луч надежды сверкнул в еѐ измученном сердце. Надежда не обманула ее. Действительно, Божиим чудом Анне удалось избежать расстрела. Уходя от вида солдата, она, насколько было сил, взывала: «Господи, спаси меня! Отец Иоанн, спаси меня!». Также Божиим чудом ей с матерью удалось перебежать в Финляндию – следом прошел ледокол «Ермак» прорезая лед.
    Желание уйти в монастырь возникло у Анны Александровны в 1920 году, когда она как загнанный зверь скрывалась то у одних, то у других добрых людей, у которых, как и всякий раз спрашивала: «Я ушла из тюрьмы, примите ли меня?». К сожалению, в эти годы, она не могла его исполнить – монастыри были гонимы, у них бывали постоянные обыски и молодых монахинь брали на общественные работы. В Финляндии Анну Александровну уже ничего не привлекало в мире. Жила она лишь воспоминаниями о времени, проведенном в Царской семье, с Государыней и желала уединенного молчания и молитвы, ради спасения своей души и близких ей людей, за свой народ, за свое Отечество. В существующий в Финляндии Линтульский монастырь ее не взяли по причине ее нетрудоспособности. Но желание посвятить себя служению Богу не покидало Анну. 14 ноября 1923 года произошел тайный монашеский постриг Анны Александровны с именем Мария, в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины. Жизнь по ее собственному желанию полностью была отдана посту и молитве Богу.

Верная Царю

    Ещѐ ребѐнком у Анны Александровны было желание увидеть Государыню. Желая принести Государыне радость, они с сестрой изготовляли для неѐ различные сувениры и просили отца передать их ей. Государыню Анна Александровна увидела первый раз в Петрограде, будучи приглашѐнной с родителями, сестрой и братом на чай к Великой Княгине Елизавете Федоровне. В семье часто между собой говорилось об Императорских детях. О них рассказывал отец. Всѐ, даже маленькие детали интересовали детей семьи Танеевых.
    С детских лет она была близка к Императорскому Двору. Когда семья проводили лето в Петергофе, часто встречали в парке Государя и Государыню, которые катались там на лошадях. Они узнавали их, улыбались и приветствовали. Иногда встречали Государыню одну, тогда она останавливала свою лошадь и разговаривала с ними.
    «Как мне было в то время не думать о Государе? - пишет Анна Александровна. Наш род служил трѐм Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как равный Богу. В нашем сознании он не был обыкновенным смертным, а как будто тем, из которого брало свое начало все хорошее и ради которого мы были готовы при необходимости пожертвовать всем своим. Ни что не казалось нам более благородным и по желанию более почѐтным, чем быть полезными каким-либо образом Государю».
    После брачного развода, который был для нее первым сильным жизненным ударом, когда жизнь казалась ей пустой и бессодержательной, Государыня снова взяла ее к себе на службу или, правильнее, к себе, так как официальной должности во Дворе она в этот раз не получила. Она была возле Государыни еѐ неофициальной фрейлиной и еѐ личной подругой. Государыня сказала ей, что счастлива тем, что у неѐ есть человек, который служит ей ради неѐ самой, а не ради хорошей зарплаты. Об этой бескорыстной службе, Анна Александровна напишет в своих воспоминаниях, что это были самые лучшие и самые богатые событиями годы ее жизни.
    Быть подругой Государыни было совсем не легкое дело того времени – зависть и интриги окружающих, разделение тягот страдальческой жизни, которая выпала на долю Государыни. Когда Александра Фѐдоровна только что прибыла в Россию, она написала графине Ранцау, фрейлине своей сестры, принцессы Ирен: «Моего мужа отовсюду окружают лицемерие и лживость. Чувствую, что нет никого, кто мог бы быть его действительной опорой. Немногие любят его и свою Родину, и я чувствую, что ещѐ меньше тех, кто действительно выполняет свои обязанности по отношению к моему мужу. Всѐ делается, желая своих личных выгод и повсюду интриги, всегда только интриги». В последствие Государыня сама окажется жертвой злых интриг. К интригам, клевете, возводимых на Государыню, добавится еще ее личная скорбь о больном сыне-Наследнике. После убийства Г.Распутина, практически, Царская семья осталась одна, кроме небольшого круга преданных им слуг, в числе которых была и Анна Александровна.
    В 1917 году Царская семья оказалась жертвой лжи, клеветы, предательства, измены. Казалось, что Двор и высший свет были как бы большим сумасшедшим домом. Все близкие родственники настроены против Государя и замышляли низвержение его с Престола, чтобы наречь Государѐм Кирилла Владимировича. Велись разговоры о том, чтобы Государь оставил Престол, на что давался отрицательный ответ.
    В конце концов, Государя принудили оставить Престол, он арестованный находился под стражей в Царском Селе, дворец которого покидали все те, которые, давали присягу верности служения Государю.
    Анне Александровне также предложили оставить Государыню, чтобы спасти свою жизнь, на что она ответила отказом.
    21-го марта 1917 года Анну Александровну арестовывают. Она молила и упрашивала, что хотя бы одним мгновением проститься с Их Величествами. Государь гулял под стражей во дворе Дворца и не успел прийти. Все же Анна умалила увидеться с Государыней. Дворцовый комендант, вѐз еѐ на кресле. Татьяна шла позади, все плакали, время было только на продолжительное объятие и в то же самое время на обмен своими кольцами. Последнее, что запомнила Анна Александровна из того момента расставания, это была белая, указывающая на Небеса рука Государыни и еѐ голос, которым она сказала на прощание: «На Небесах будем вместе!».
    Во время между арестами и тюрьмами Анна Александровна пытается наладить связь с Царской семьей, находившейся в тюремном заключении. Сама она живет в постоянном страхе, без денег, однако пытается всеми силами помочь Царской Семье, переписывается и обменивается с ними посылками. «Вспоминаю тяжелый день, когда у меня осталось в кармане всего пять копеек; я сидела в Таврическом саду на скамейке и плакала. Когда вернулась домой, моя мать, которая все лето лежала больная в постели, сказала мне, что только что был один знакомый и принес нам 20 000 рублей, узнав о нашей бедности.
    Благодаря его помощи, мне удалось послать Царской Семье необходимые вещи и одежду». Она разыскивает людей и пытается через них собрать деньги, чтобы освободить Царскую семью из заключения.
    Сразу же после побега, поселившись с матерью в Финляндии она первая начинает смело и правдиво писать первую книгу своих воспоминаний о действительном положении событий того времени, свидетельницей которых она была, чтобы примирить народ с Царем, а также и о себе. «В крушении Царской власти в России, писала она, нельзя обвинять Государыню. Напротив, самая большая ответственность лежит на тех, кто пытался всеми средствами свалить ответственность на Государыню. Имею в виду, в частности, Великих Князей, которые затевали интриги против Императорской Четы. Я сохранила прекрасное воспоминание о Государыне, как и многие другие, которым посчастливилось находиться вблизи еѐ. Наверняка будущее оценит еѐ иначе, чем те, которые ради приобретения выгоды, порочили еѐ».
    До конца своей жизни в ее скромной комнате квартиры в Хельсинки на стене висели портреты Государя и Государыни. Так же до последних дней своей жизни она хранила письма, написанные ей членами Царской семьи из заключения.

Верная Отечеству

    На побег в Финляндию Анна Александровна решилась не сразу, лишь после настойчивой просьбе матери и сестры, заплатившей большие деньги. На допросе финской уголовной полиции Анна Александровна, не в пример многим перебежавшим в те годы в Финляндию, не клеветала, не хулила все происшедшее в России. Болея душою за совершенные злодеяния, она желала скорейшего покаяния русского народа и примирения его с Царем, указывая на причины развала своего Отечества.
    «…На практике Великосветские Князья и другие представители высшего общества вели легкомысленный образ жизни, не обращали внимания на народ, который находился на низком уровне жизни, не обращали внимания на его культуру и образование. Большевизм зародился по их вине. …Гибель России произошла не с помощью посторонней силы. Надо понять и признать тот факт, что сами русские, те, что из привилегированных классов, виноваты в ее гибели.
    Чтобы возродить былую Русь надо научиться терпению к другим и покаянию, только тогда начнет проявляться национальная гордость. А пока мы обвиняем друг друга, улучшения не будет и Божия благодать не прольет свет на ту пустыню, которая некогда была государством Российским».
    В Успенском Соборе Хельсинки некто, прибывший в Хельсинки в 1960-х годах из России, заметил пожилую женщину в инвалидной коляске. Он обратился к ней.
    «А вы, молодой человек, приехали из России?», - спросила она.
    Узнав, что это Анна Вырубова, он гордо отчеканил: «Из Советского Союза!» и почему-то при этом перекрестился. На этом их «беседа» завершилась. И снова в сердце Анны Александровны горечь, боль за Россию, ее народ и снова молитва об ее спасении.
    Анна Александровна от всего сердца до конца своей жизни любила свою родину, Царскую Россию и желала ее Монархического возрождения. Она жила воспоминаниями о ней, о ее людях. Ведь многие добрые люди не оставили ее и ее мать во время ужасных революционных событий, приносили им хлеба, продукты и деньги.
    «…Имена их Ты веси, Господи! Как могу я отблагодарить всех тех бедных и скромных людей, которые, голодая сами, отдавали нам последнее. Если порок привился к русскому народу, то все же нигде в мире нет того безгранично доброго сердца и отсутствие эгоизма, как у русского человека», - пишет Анна Александровна в своих воспоминаниях.
    Прожив в Финляндии 44, она с любовью, подетски искренне, написала две книги воспоминаний о событиях в ней, очевидцем которых она была сама. До конца своей жизни она осталась русской душою и сердцем.


  

  

  

  

  






Людмила Хухтиниеми.
Фото А. Хухтиниеми.


© Copyright: tsaarinikolai.com