ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:




АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ


«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



ТАИНСТВО ИСПОВЕДИ: ПОНЯТИЕ, ВАЖНОСТЬ, НЕОБХОДИМЫЕ КАЧЕСТВА И ВОЗМОЖНЫЕ НЕДОСТАТКИ

«ВНЕМЛИ УБО: ДА НЕ НЕИСЦЕЛЕН ОТЫДЕШИ»


Понятие об Исповеди

Исповедь есть устное, со скорбию и раскаянием сердца, обвинение себя кающимся в грехах, сделанных после Крещения, и раскрытие совести пред Богом при посредстве священника для того, чтобы получить чрез него, по данной ему от Бога власти, отпущение грехов.

Необходимость ее для каждого христианина

Исповедь необходима, ибо она установлена Иисусом Христом. Он Своим апостолам и их преемникам – епископам – дал власть вязать и решить грехи: Приимите Дух Свят; имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся (Ин. 20, 23). Но они не могут пользоваться сею властию и произносить приговор, не зная обстоятельств дела; не могут разрешить или связать кающагося, если сам кающийся вполне не раскроет пред ними тайных и явных своих грехов. Церковь обязывает каждого верующого с семилетнего возраста исповедываться по крайней мере один раз в год. Обязанность сия лежит на каждом христианине, какое бы он звание ни носил и какую бы святую жизнь ни вел. Ибо никто не свободен от греха, хотя бы один был день жизни его (см.: Иов. 4, 4–5). Самые св. апостолы говорили о себе: Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем и истины несть в нас (1 Ин. 1, 8); много согрешаем вси (Иак. 3, 2). А прощение во грехах, сделанных после Крещения, можно получить только чрез Таинство Покаяния и в нем чрез Исповедь во грехах своих (см.: Деян. 18, 19; Иов. 1, 9; Мф. 18, 18; Ин. 20, 23).

Необходимо каждому исповедаться во грехах, когда ему угрожает большая опасность смерти. Так каждый, находящийся в тяжкой болезни, готовящийся к продолжительному и опасному путешествию, к сражению, к опасной операции, женщины пред разрешением от бремени и среди тяжких родов обязаны исповедываться. Непременно обязаны исповедываться в грехах всей жизни своей готовящиеся принять сан священства или вступить в чин иноческий. Полезно исповедываться пред вступлением в брак. Находящийся же в смертном грехе обязан исповедываться, когда ему надобно совершить или принять какое-либо Таинство, и всякому, в случае тяжкого грехопадения, Церковь внушает не отлагать покаяние, а ускорять оное, чтобы поскорее избавиться от власти и насилия демонов и не умереть во грехе. Можно причаститься Святых Таин только после Исповеди и разрешения от грехов (см.: 1 Кор. 11, 28). Велено допускать к Исповеди и Святым Тайнам и преступников, осужденных на смерть.

Необходимость устной Исповеди

Исповедь, совершаемая пред священником, должна быть устная, живым голосом. Так всегда Исповедь совершалась в Церкви. И, конечно, пастыри Церкви не могут пользоваться своею властию вязать и решить, когда сам кающийся не откроет вполне всех своих грехов. Грешник, не стыдившийся оскорблять Бога и даже иногда хвалиться грехом, должен исповедывать его пред служителем Христовым. Самый звук голоса показывает расположение кающегося, чего не может показать немая буква на бумаге.

Впрочем, само собою разумеется, что от устной Исповеди освобождает физическая или нравственная невозможность, – это относится к немому от природы, к лишившемуся употребления языка, к страждущему болезнию, отнимающею и голос, и силу говорить. Иногда, по снисхождению к немощи, духовный отец может дозволить и не больному кающемуся написать грех, которого он не может произнести от стыда. Так, одна женщина вручила Василию Великому на хартии написанный какой-то тяжкий грех. Само собою разумеется, что можно исповедующемуся записать свои грехи для того, чтобы не забыть и по написанному исповедаться пред отцом духовным. Так, по свидетельству Иоанна Лествичника (ст. 4), монахи в пустыне имели дщицы, на которых записывали грехи, сделанные ими в продолжении дня, а вечером исповедывали их старцу.

Разделение Исповеди

Можно ли разделять Исповедь, т. е. пред одним отцом духовным исповедаться в одних грехах, а пред другим – в других? – Нет. Необходимо должно пред одним духовником исповедать все грехи. Не говоря о том, что разделенная Исповедь есть Исповедь неискренняя, неполная, самое разрешение священника не может быть действительным. Как может быть, чтобы один и тот же человек был и под благодатию и под осуждением, и заслуживал вместе вечное наказание и вечную награду? Впрочем, грехи, хотя бы тяжкие, по забвению не исповеданные, можно исповедать и другому священнику при следующей Исповеди. Но нельзя не обвинить в оскорблении Таинства Покаяния тех, которые предаваясь какому-либо греху, обращаются время от времени к разным священникам, чтобы получить разрешение, не заботясь об исправлении себя.

Качества Исповеди

Необходимые качества Исповеди суть: а) полнота, б) простота, в) смирение, г) искренность и д) доброе намерение.

а) Полнота

Исповедь должна быть полная и подробная, т. е. кающийся должен исповедывать все грехи, какие помнит и знает за собою и в каких виновен словом, делом, опущением, мыслями, желаниями и чувствами.

Полнота Исповеди требует, чтобы Исповедь заключалась не в общем каком-либо выражении: я грешен во многом, во всем; но требует, чтобы отдельно исповедан был каждый грех, даже тайный, – сказано было все, кто в чем согрешил сердцем, устами и делом, и чтобы чистосердечно было раскрыто состояние совести и души. Священник, который бы удовлетворился объявлением кающегося, что он во всем грешен, согрешил бы тяжко и послужил бы не только на соблазн, но и на падение многих. Как духовники могут произнесть надлежащее суждение, дать приличное наставление и совет, указать приличные средства для исправления, если не открыты им грехи кающихся каждый отдельно? Как они могут произнесть приговор о том, заслуживает ли кающийся разрешения или надобно отказать ему в нем? Как они могут подать утешение скорбящим и обремененным грехами, если кающиеся не откроют то, что тревожит их душу?

В обыкновенных судах необходимо знать вид преступления, чтобы произнесть о нем приговор и назначить надлежащее наказание; ибо нельзя назначить одно наказание тому, кто ударил человека без вреда для здоровья, и кто убил его. Еще большая настоит нужда в знании вида грехов в судилище покаяния. Здесь духовник есть не только судия, но и врач. Как он может назначить приличное врачевство, когда не знает вида болезней? Может ли он назначить одно врачевство и одну епитимию пьянице, прелюбодею и убийце? Как духовник может указать приличное врачевство впадающим в один и тот же грех и приобретшим привычку ко греху, если он не знает сколько раз кающийся впадал в один и тот же грех? К сожалению, духовникам редко случается получать определенные ответы на все свои вопросы. Некоторые из приходящих на Исповедь, предаваясь в продолжение многих лет всяким порокам и грехам – мыслями, желаниями, словом и делом, не могут даже несовершенно определить число своих грехов. Когда их спрашивают о числе грехов, они отвечают, что грешили довольно часто, как будто все равно, согрешил ли кто однажды или много раз.

Случаи, в которых нельзя требовать полной и подробной Исповеди

1) Нельзя требовать полной и подробной Исповеди при невольном забвении какого-либо греха или какого-либо обстоятельства, изменяющего вид оного. Бог не требует невозможного. Не всегда зависит от человека, чтобы не забывать. Но забвение невольным надобно признавать только тогда, когда Исповеди предшествовало внимательное испытание совести. Обязанность каяться во всех грехах, которые помним, требует тщательного и подробного испытания совести пред Исповедию.

2) Невозможность физическая и нравственная избавляет от обязанности делать полную и подробную Исповедь. Избавляются от сей обязанности:

а) Лишенные употребления слова. Достаточно при Исповеди, чтобы они объяснили грехи какими-либо знаками или написали, если умеют писать.

б) Глухонемые, которые не могут ни изъяснить вида своих грехов, ни слышать вопросов духовника. Но если умеют читать, то духовник может спрашивать их письменно, как это делается при Исповеди глухонемых, получивших особенное образование и воспитание.

в) Те, которых языка не знает духовник. Они могут получить разрешение, если обнаружат какими-либо знаками свое сокрушение в грехах, ими сделанных. Они не обязаны исповедываться чрез переводчика. Иисус Христос, установляя Таинство Покаяния, не возложил обязанности прибегать к посредникам для Исповеди наших грехов пред пастырями Церкви. Но в случае сомнения о нравственном состоянии кающегося, и особенно в смертной опасности, должен обязать его взять переводчика для пособия при Исповеди. Переводчик обязан также хранить тайну Исповеди, как и сам духовник.

г) Умирающие, которые, потеряв употребление чувств, не могут исповедываться. Им можно давать разрешение, если сами они велели призвать духовника, или если нравственное состояние их известно духовнику по неоднократной прежней Исповеди.

д) Равным образом освобождаются от полной Исповеди те больные, которые изъясняются с крайним трудом и те, которые по причине тяжести болезни и страданий или ослабления сил своих не могут окончить своей Исповеди без опасности для жизни. Не должно отлагать разрешения больного до утра по предположению, что больной, может быть, поправится. Спасения души не должно подвергать опасности по человеческим гаданиям и предположениям.

е) При особых крайних случаях, например в день или накануне сражения, когда всех, которые должны в нем принять участие, нельзя исповедывать во всех грехах; также во время кораблекрушения, при падении зданий, – достаточно, чтобы те, которым угрожает близкая опасность смерти, изъявили свое сокрушение какими-либо внешними знаками; и они могут быть разрешены священником.

Но кроме подобных случаев крайности, большое стечение исповедующихся не избавляет от обязанности делать полную и подробную Исповедь. Ибо ничто не препятствует исповедаться за два или за три дня или за целую неделю до приобщения Святых Таин, только бы священник приказал исповедывавшимся в первые дни приходить к нему вторично на Исповедь если совесть будет их в чем еще обличать, или в случае нового греха. Но для скорости или других причин никак не должен священник допускать на Исповедь по нескольку человек вместе, хотя бы и детей, но всегда надобно исповедывать по одному (см. также: Обличение обновленческой практики: Из наследия новомучеников об «общей исповеди»).

Грехи, которые не открыты на Исповеди, вследствие или невольного забвения, или по причине физической или нравственной невозможности, в какой находился кающийся, разрешаются. Но если после Исповеди кающиеся вспомнят грехи забытые, или если уже не существует причина (болезнь и проч.), по которой они освобождались от обязанности подробно исповедываться, то они должны вознаградить новою подробною Исповедию прежнее опущение.

б) Простота

Кающийся должен говорить только то, что необходимо духовнику знать о числе, виде, тяжести грехов, не примешивая ничего постороннего; открывать только свои собственные грехи, а не других людей, не должен называть и указывать ясно лиц, участвовавших во грехе, кроме тех случаев, в которых нельзя исповедать греха, не указав ясно лица, с которым грешил (например, если кто покается, что он согрешил с родною сестрою). Если же кающийся будет говорить о посторонних вещах, то духовник должен с кротостию остановить его, внушить ему, что рассказ его не относится к Исповеди, и с любовию указать, как надобно исповедываться. Если кающийся попросит у духовника советов о том, что не относится к Исповеди, то духовник, если находит себя в состоянии дать советы, должен дать их после разрешения.

в) Смирение

Исповедь должна быть смиренная. Кающийся должен быть проникнут глубоким сознанием своей греховности, своего окаянства и страшной ответственности за грехи свои пред Богом и являться на Исповедь в самом смиренном виде, как тот должник, который просил прощения, пад на нозе, глаголя; потерпи на мне и вся ти воздам (Мф. 18, 29). Ибо только чрез сердечное смирение привлекается милость Божия. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19). Кающийся является на Исповедь для обвинения, а не для оправдания себя. Это осужденный преступник, ожидающий милости. Он может получить ее, только смиряясь пред Богом и посредником Его.

Кающийся не должен стараться уменьшать своих грехов и проступков и приписывать другим то, что произошло только от его немощей, небрежения или испорченности. Смиренным исповеданием своих грехов он не потеряет уважения к себе духовника своего, который знает немощь человеческую и утешается и назидается чувствами смирения и сокрушения кающегося. Не должен кающийся хвалиться и своими добродетелями пред духовником, как хвалился фарисей пред Богом (см.: Лк. гл. 18), но должен усвоить себе стыдливость мытаря, который от стыда не смел и очей возвести на небо, а только бил в перси вопия: Боже милостив буди мне грешному!

г) Искренность

Исповедь должна быть искренна, т. е. она должна быть чужда всех изворотов, двусмысленностей, лукавства, притворства. Бог не требует, чтобы грешник имел в Таинстве Покаяния другого обвинителя, кроме себя самого, но требует, чтобы он со всею искренностию открыл состояние души своей, ничего не скрывая. Кающийся на Исповеди не должен себе приписывать грехов, которых он не сделал, а сделанные им грехи обязан исповедать такими, какими знает, и отвечать чистосердечно на все вопросы, не скрывая и не утаивая, не приискивая пустых извинений, не прибегая к изворотам и лукавству; ибо в Таинстве Покаяния ложь пред служителем Божиим есть ложь пред Самим Богом.

Однако ж недостаток искренности при Исповеди не всегда служит доказательством совершенного отсутствия сокрушения и не всегда составляет тяжкий грех. Хотя кающийся старается извинить себя, не открывает некоторых вещей с надлежащею простотою и искренностию, но не всегда следует заключать из этого, что он не имеет доброго расположения. Это иногда может происходить от робости, от страха, одним словом от слабости греховной, но не тяжко преступной, и, может быть, не смея назвать вещи своим именем, кающийся ожидает, что сам духовник спросит его подробнее.

Итак, прежде чем произносить суждение о недостатке искренности кающегося, должно рассмотреть, от чего произошел этот недостаток. Ложь, какую кающийся позволяет себе на Исповеди, – не всегда есть смертный грех. Именно: он согрешает простительно, когда обвиняет себя в простительном грехе, которого не сделал, или не кается в простительном грехе, который им сделан.

д) Доброе намерение

Исповедь должна быть делана с добрым намерением, т. е. с намерением исправить себя, изгладить грехи искренним раскаянием и получить благодать Божию, даруемую чрез сие Таинство. Согрешают против сего те, которые исповедуются только по привычке, иногда по самолюбию и по другим своекорыстным видам. <…>

Недостатки, лишающие Исповедь силы и действительности

Исповедь может быть недействительна или со стороны духовника, или со стороны кающегося.

Исповедь бывает недействительна со стороны духовника и должна быть повторена: 1) если исповедующий не имеет от архиерея дозволения исповедывать; 2) если находится в запрещении священнодействия; 3) если он не сказал или не договорил слов разрешения; 4) если не выслушал ни одного греха от кающегося. Ибо если духовник разрешит, выслушав только некоторые грехи, Исповедь не теряет своей силы. Но если кающийся заметит, что духовник не слушает его Исповеди, то он должен остановиться, пока духовник опять станет внимать его Исповеди. Если же он, видя невнимание к Исповеди со стороны духовника, с намерением будет спешить исповедаться, чтобы легче получить разрешение, то он тяжко согрешит.

Исповедь со стороны кающегося недействительна бывает: 1) если он по преступному нерадению об испытании своей совести, или по лицемерию, стыду и развращенности скрыл на Исповеди какой-либо смертный грех; 2) если исповедался и получил разрешение, не имея сокрушения во грехах; 3) если не имел твердого намерения впредь исправиться; например если, на словах изъявляя готовность примириться с ближним, или возвратить другому имущество его, или уничтожить соблазн, им допущенный, или удалиться от ближайшего случая к смертному греху, или предпринять средства к избежанию повторений греха, – в сердце не решился непременно выполнить это; 4) если сделался виновным во лжи в важных предметах Исповеди; 5) если принимая епитимию, возложенную на него духовником, не был намерен исполнять ее; 6) если разделял свою Исповедь, открывая одну часть смертных грехов одному духовнику, а остальную другому, чтобы их все не открыть одному; 7) если для удобнейшего получения прощения во грехах, не желая отказаться от греха, обратился к духовнику, особенно снисходительному к исповедующимся в разрешении грехов.

Во всех сих случаях, где недостатки Исповеди зависят от кающихся, Исповедь не очищая греха кающегося, сама делается грехом тяжким – оскорблением святыни Таинства.
Архиепископ Платон (Фивейский).

Источник: Напоминание священнику об обязанностях его при совершении Таинства Покаяния. СПб., 2004*.
_______________
* В книге архиепископа Костромского Платона (Фивейского, 1809–1877) «Напоминание священнику об обязанностях его при совершении Таинства Покаяния», представляющей собою по сути высший курс пастырского богословия, отражен безценный жизненный опыт знаменитого святителя, чуткого пастыря и трепетного духовника, его знание как глубины богатства, так и глубины падения человеческих душ, и трогательное, бережное обращение с прибегающими под спасительный кров Таинства Покаяния. Эта книга может послужить незаменимым руководством для исповеди как священникам, так и мирянам, стремящимся глубже понять смысл Таинства Покаяния и осознать всю свою ответственность перед Высшим Сердцеведцем.

Источник: www.inform-relig.ru/