ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe



ЗИМНЯЯ ВОЙНА – ЗАЩИТА ЛЕНИНГРАДА ИЛИ АГРЕССИЯ ПРОТИВ МАЛЕНЬКОЙ МИРОЛЮБИВОЙ СТРАНЫ?

Отвечают финские историки


Финский лыжный отряд в Мякряъярви, февраль 1940 года. Фото: SA-kuva

Война между Финляндией и Советским Союзом, начавшаяся ровно 80 лет назад, по обе стороны границы обрастала мифами и мнениями, слабо подкрепленными историческими фактами. Мы предложили ведущим финским специалистам в области политической и военной истории разобраться в этих мифах.

Сегодня исполняется ровно 80 лет со дня начала войны между Финляндией и Советским Союзом. 30 ноября 1939 года Красная армия без объявления войны напала на Финляндию, и началась война, которая впоследствии получила название «Зимняя». В советской и российской историографии война носила и носит также названия «Советско-финская война», «Зимняя кампания» или «Финская кампания».

Началу военных действий предшествовала длинная череда событий в контексте финляндско-советских отношений и европейской политики. Это и действия нацистской Германии по отношению к своим соседям в 1938 году (Австрия, Чехословакия), и заключение Пакта о ненападении между нацистской Германией и СССР в августе 1939 году, и нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, и ввод советских войск в Польшу с востока в середине сентября, и ультиматумы, предъявленные Сталиным странам Балтии (Эстонии, Латвии, Литве), и три раунда переговоров между правительством Финляндии и СССР в Москве под личным руководством Сталина в октябре-ноябре 1939 года, и всеобщая мобилизация под видом чрезвычайных сборов, и провал переговоров, и провокация c обстрелом территории СССР на границе в местечке Майнила в ноябре, и инициированный Москвой разрыв дипломатических отношений.


Сотрудники советского посольства покидают Хельсинки 3 декабря 1939 года. Фото: SA-kuva

События осенью 1939 года разворачивались в ситуации, когда два диктатора, Гитлер и Сталин, практически поделили между собой восток Европы: в соответствии с дополнительным секретным протоколом к Пакту о ненападении Финляндия была отнесена к сфере влияния Советского Союза, точно так же, как и Эстония, Латвия и Литва. Этого, однако, не знали финские политики и военные, которые решали, какую политику вести в сложившихся условиях.

Зимняя война длилась 105 дней. Их в Финляндии называют «славными» (”105 kunnian päivää”), и этим подчеркивается героический характер сражения финнов за свободу своей страны перед превосходящими силами противника.

В советской же пропаганде война преподносилась как «освободительный поход» в Финляндию с целью помочь угнетенным финским рабочим и крестьянам свергнуть власть капиталистов. Планировалось провести парад победы в Хельсинки через две недели. У Шостаковича по этому случаю заказали произведение для камерного оркестра с солистами «Семь обработок финских народных песен». Отдельной главой войны является создание т.н. «Териокского правительства», марионеточного правительственного органа во главе с финским коммунистом Отто Вилле Куусиненом, которое 2 декабря попросило помощи у СССР в создании Финляндской народно-демократической республики. В СССР были уверены, что финский народ встретит своих «освободителей» цветами и песнями, но вместо этого войска входили в пустые села и города, откуда люди в панике уехали в эвакуацию в глубь страны.


Население Карельского перешейка уезжает в эвакуацию. Фото: SA-kuva

Ожесточенное сопротивление агрессору оказывали и финские солдаты - они были плохо вооружены, но их боевой дух был на высоте. Пехота состояла в основном из крестьян, которые были закалены тяжелым трудом на своей земле и умели хорошо ориентироваться в зимнем лесу. Не было сомнений в том, что они воюют за правое дело, и у финских рабочих, которые еще пару десятков лет назад подняли восстание и после гражданской войны были отправлены в лагеря и лишены гражданских прав.


Финны рассматривают уничтоженный советский огнемётный танк ХТ-130. Фото: SA-kuva

Финляндия в кровопролитных боях отстояла независимость, но это далось дорогой ценой: страна потеряла около 10 % своей территории и 26 тысяч человек убитыми и пропавшими без вести. Сотни тысяч людей вынуждены были покинуть свои родные места и начать жизнь с нуля на новом месте.

Долгое время советская пропаганда утверждала, что войну на самом деле развязали агрессивно настроенные («бело»-)финны, распространяя дезинформацию об обстреле в ноябре 1939 года территории в Майнила под Ленинградом, якобы совершенном финнами. Только в 1994 году, во время визита президента Мартти Ахтисаари в Москву, президент Ельцин сделал публичное заявление о том, что Зимняя война была «преступлением Сталина против Финляндии».


Иностранные журналисты знакомятся с ситуацией на границе после обстрела в Майнила, 29.11.2939 Фото: SA-kuva

В последние годы в России, однако, все громче и громче звучат мнения, согласно которым война была необходима для защиты Ленинграда. В частности, президент Путин в 2013 году заявил, что СССР в войне с Финляндией «хотел исправить ошибки 1917 года», которые заключались в том, что молодое советское государство допустило установление государственной границы слишком близко к Ленинграду. «Потом опомнились – граница рядом. Договориться уже не смогли и пошли на эту войну», сказал в марте 2013 года на встрече с членами Военно-исторического общества президент Путин.

В Финляндии заявление Путина было воспринято в штыки. Среди широких слоев населения и большинства историков существует консенсус о том, что Финляндия не представляла никакой угрозы Ленинграду, и поэтому аргумент о необходимости создания «буферной зоны» на границе с Финляндией не оправдан.

В Финляндии, более того, широко распространено мнение о том, что целью Сталина на самом деле был захват и последующая советизация Финляндии по примеру стран Балтии. Поэтому жертвы были не напрасны, и современные финны в неоплатном долгу перед теми, кто отправился защищать родину зимой 1939 году.

Где факты, а где мифы? Мы собрали ряд распространенных в России и Финляндии утверждений о Зимней войне и попросили ведущих финских специалистов по военной и политической истории прокомментировать их. Среди экспертов профессора Пекка Вируси, Киммо Рентола, Мартти Хяйкиё и историк Карл-Фредрик Геуст.

Пекка Висури – профессор, автор многочисленных исследований в области военной и политической истории, военный, полковник, последняя публикация (в соавторстве с Эйно Мурторинне) – книга «Hitlerin ja Stalinin kaupankäynti Suomesta 1939-1940» («Торг Гитлера и Сталина о Финляндии 1939-1940»).

Киммо Рентола – профессор, специалист в области политической истории, автор многочисленных исследований, посвященных финским коммунистам и советско-финляндским отношениям, автор книги «Stalin ja Suomen kohtalo» («Сталин и судьба Финляндии») (2016).

Мартти Хяйкиё – профессор, специалист в области политической истории, докторская диссертация (1976) была посвящена Зимней войне, автор книги «Kun sota syttyi 30.11.1939» («Когда началась война 30.11.1939) (1980).

Карл-Фредрик Геуст – историк, автор многочисленных публикаций по военной авиации и военной истории, автор книги «ВВС РККА на Финской войне» (2014).

Миф 1. БеЗпокойство Советского Союза относительно безопасности Ленинграда было легитимным и обоснованным – войны можно было избежать, если бы Финляндия согласилась на разумные и умеренные требования Сталина.

Рентола: Конечно, войны можно было избежать, если бы Финляндия согласилась на требования Сталина осенью 1939 года. Но имела ли Финляндия основания верить, что Сталин ограничится этими требованиями и не выдвинет новые? Назначение марионеточного правительства и приказ РККА остановиться только у границы Швеции доказывают, что цели Сталина заходили гораздо дальше. Это доказывает и аннексия Советским Союзом стран Балтии летом 1940 года. Когда Советский Союз напал на Финляндию 30.11.1939 года без ультиматума или объявления войны, Финляндия обратилась к СССР с просьбой провести переговоры, однако Сталин не согласился, заявив, что все вопросы уже решены с правительством, которое он сам назначил. То есть, когда руководство Финляндии поняло, что война началась, оно было готово пойти на уступки, но Сталин отказался их принять.


Ю.К. Паасикиви отправляется в Москву на переговоры со Сталиным, 9.10. 1939. Его провожают премьер-министр А.К. Каяндер, спикер парламента Вяйнё Хаккила и госпожа А. Паасикиви. Фото: Wikipedia

Висури: ОбеЗпечение обороны Ленинграда само по себе – обоснованная цель, и такого же мнения придерживался и Маннергейм во время переговоров осенью 1939 года. Он считал, что Финляндия должна принимать во внимание легитимные интересы СССР в вопросе обеЗпечения безопасности Ленинграда. Другой вопрос, какими методами этого можно было добиться.

Правительство Финляндии признало легитимность позиции СССР, но среди политического и военного руководства имелись расхождения относительно того, как решить этот вопрос. Маннергейм исходил из того, что в интересах самой Финляндии добиться в этом вопросе взаимопонимания, и Финляндия должна предложить решение, которое СССР может принять. Позиция Маннергейма была сверхсекретной, и о ней знал только узкий круг людей - в политическом руководстве Финляндии только президент, премьер-министр и министр иностранных дел. Маннергейм считал, что в Тартуском мирном договоре от 1920 года граница была проведена слишком близко от его бывшего родного города, Санкт-Петербурга. Также Паасикиви, который участвовал в мирных переговорах в Тарту, задним числом начал жалеть о решении и считал, что следовало вести себя более осторожно в вопросе границы на Карельском перешейке.

В финской историографии распространено мнение, что переговоры осенью 1939 года было лишь блефом, попыткой выиграть время, но в свете современной информации это не соответствует действительности. Финское правительство обосновывало свое нежелание уступить территории тем, что Финляндия не собирается нападать на кого бы то ни было и не позволит и другим государствам использовать свою территорию для нападения на СССР. Сталин, однако, возразил, что Финляндию не будут спрашивать, если Англия или Германия решат воспользоваться территорией Финляндии для наступления на Ленинград. Можно сказать, что с точки зрения реальной политики он в чем-то был прав. В Финляндии тогда думали, что надо сохранить нейтралитет, и этого будет достаточно, но историк должен принимать во внимание то, что в Европе уже началась крупная война, и большие государства склоняли маленькие страны на свою сторону и переставляли границы на свое усмотрение.

Также в Финляндии многие считали, что согласие руководства страны на требования Сталина может привести к новым ультиматумам. Когда Германия напала на Францию в июне 1940 года, СССР действительно оккупировал страны Балтии, но положение Финляндии было отличным от них, и осенью 39 года ничего не указывало на то, что с Финляндией произойдет то же самое. То, что произошло в 1940 году, не является обоснованием для выводов о том, к чему бы привело достижение договоренности на переговорах осенью 1939 года. Маннергейм оценивал ситуацию осенью 1939 года исходя из той ситуации, которая существовала тогда. Во время переговоров или даже в конце января ничто не указывало на то, что Сталин готовит оккупацию Финляндии. Только после провала переговоров Сталин в середине ноября отдал приказ о подготовке широкомасштабного нападения. Такова логика войны, которая отличается от логики переговоров. Надо различать ситуацию во время переговоров и то, что произошло после того, как Сталин принял решение о нападении. Маннегрейм опасался, что в случае провала переговоров Финляндия окажется в войне в крайне невыгодных для себя условиях, и так и произошло.

Хяйкиё: Конечно, войны можно было избежать осенью 1939 года, если бы Финляндия согласилась на требования СССР. Но последующие события были бы другими, это была бы уже другая история. Страны Балтии согласились и были аннексированы СССР в 1940 году. Договор СССР с Германией о сферах влияния, заключенный в августе 1939 года, преследовал именно эту цель. Назначение «народного правительства» Отто Вилле Куусинена в Терийоках в начале декабря 1939 года доказывает, что целью СССР было присоединить Финляндию к СССР политическим решением, а если не удастся, сделать это военным путем. Это знали и понимали и в том числе самые левые силы в Финляндии, потому что даже самые ярые коммунисты взялись за оружие, когда Советский Союз напал на Финляндию. Народ был един в желании защитить свою родину. Одной из причин, возможно, являлось то, что в Финляндии знали о судьбе финнов, в том числе финских коммунистов, числе, во время сталинских репрессий.

Геуст: Я не думаю, что войны можно было избежать. Теоретически можно было отсрочить ее начало, но с большой долей вероятности Финляндию ждала бы судьба стран Балтии. Они избежали войны осенью 1939 года, но следующим летом их ожидала советизация. Когда они осенью 1939 года согласились на размещение на своей территории советских военных баз, все стороны просто выиграли время. Финляндия не угрожала безопасности Ленинграда и она бы не позволила использовать свою территорию для нападения на город. Следует, однако, признать, что граница, определенная Тартуским мирным договором, проходила слишком близко к советскому мегаполису, Ленинграду. Так считали и Паасикиви, и Маннергейм.

Миф 2. Дальнейшее сотрудничество Финляндии и нацистской Германии показывает, что у Финляндии были плохие намерения уже осенью 1939 года. К тому же в стране десятилетиями нагнеталась русофобия, а всеобщая мобилизация и сосредоточение войск на Карельском перешейке осенью 39 года доказывают, что Финляндия готовилась к нападению.

Рентола: Осенью 1939 года с нацистской Германией сотрудничал СССР, а не Финляндия. Советский Союз договорился с Германией, что Финляндия относится к сфере интересов СССР. Финляндия не готовилась к нападению. Мобилизация была необходимой мерой предосторожности, чтобы защитить себя в случае войны. Когда Германия напала на СССР в июне 1941 года, Финляндию было легко уговорить присоединиться к нападению, так как финны хотели вернуть те территории, которые потеряли в Зимней войне.

Висури: Осенью 1939 года Финляндия была одна, без поддержки со стороны Германии или западных стран. Наоборот, Германия советовала финскому правительству согласиться с требованиями Сталина, иначе развяжется война, и Финляндия будет уничтожена. Это все ясно и однозначно. Но последующий опыт и оценки, которые даются задним числом, не могут объяснить происходившее раньше, потому что в промежутке тоже происходила какая-то динамика. Как неверно утверждать, что уступки со стороны Финляндии осенью 39 года привели бы к тому, что произошло со странами Балтии летом 1940 года, так и нельзя говорить, что участие Финляндии в военной операции Германии против СССР летом 1941 года доказывает, что руководство СССР было право в своих сомнениях. В то же время надо помнить: то, что у Москвы могли бы подобные опасения осенью 1939 года, вполне понятно. Но тогда было невозможно предсказать будущие повороты мировой войны. Невозможно было знать наперед, что после Зимней войны Финляндия действительно будет искать защиты у Германии и присоединится к нападению на Советский Союз.


Подписание Пакта о ненападении между СССР и Германией, Москва 23.8.1939 г. Фото: Wikipedia

Хяйкиё: Советский Союз и Нацистская Германия заключили договор о сферах влияния в августе 1939 года. По этой причине Германия не оказывала Финляндии никакой помощи, когда СССР напал на финнов в ноябре 1939 года. Финляндия и финны не хотели войны и ее не начинали, но спасением было то, что финны подготовились к возможному нападению. Мобилизация в октябре 1939 года, которая проходила под названием чрезвычайных сборов, носила чисто оборонительный характер, и финны уже начали демобилизацию, когда Советский Союз напал.

Геуст: То, что у Финляндии были близкие отношения с Германией, было логическим следствием исторического развития. Но осенью 1939 года именно Советский Союз и нацистская Германия были союзниками. СССР воспользовался подвернувшейся возможностью и напал сначала на Польшу. Это называлось освобождением Западной Украины и Западной Белоруссии. В начале Зимней войны в Германии забыли о традиционной дружбе с Финляндией. Германия не позволила венгерским добровольцам приехать в Финляндию через свою территорию, а также запретила транзитные поставки купленного Финляндией в Европе оружия, чтобы не разозлить своих новых друзей.

Линия Маннергейма на Карельском перешейке была мощнейшим оборонительным сооружением, оснащенными бетонными дотами и последней техникой.


Разрушенный дот-"миллионник" на Карельском перешейке. Фото: Grigori Vorobjov / Yle

Рентола: Для обеих сторон было выгодно преувеличивать мощь линии Маннергейма: Советский Союз объяснял этим трудности в продвижении, а финны старались укреплять веру в свои силы. На самом деле линия Маннергейма не была такой уж сильной и непробиваемой, как давали понять.

Висури: Пропаганда с обеих стороны преувеличивала обороноспособность линии Маннергейма. Однако фактом является, то что финская армия успела в течение месяца укрепить оборонительные позиции на Карельском перешейке. Надо сказать, что линия обороны была достаточно сильной. Она была оснащена бетонными дотами и заграждениями. Но, конечно же, нельзя сравнивать ее с линией Мажино. Линию Маннергейма прорвали только в середине февраля, когда против нее направили достаточно сил.

Геуст: Мне даже довелось слышать, что линия Маннергейма якобы была оснащена системой подземных туннелей от Финского залива до Ладоги! Это, конечно же, не соответствует действительности. На линии Маннергейма было несколько мощных бетонных железобетонных дотов, прежде всего в деревне Сумма и ее окрестностях. Один из дотов назывался «миллионником», поскольку на его строительство был потрачен миллион финских марок. Но такие огневые точки укрепляли не всю линию обороны. При строительстве линии Маннергейма умело использовали географические характеристики местности – озёр, рек и холмов. Огневые точки были расположены так, что они прикрывали друг друга. После войны Советский Союз проводил тестовые стрельбы, чтобы выяснить, орудие какого калибра нужно, чтобы уничтожить доты. Впоследствии РККА использовала эту информацию при строительстве своих же линий с дотами в 1940-1941 годах перед наступлением Германии.

Миф 3. Советская авиация не бомбила гражданские объекты. Нарком иностранных дел Молотов в ответ на критику западных дипломатов в декабре 1939 года заявил, что советские самолёты сбрасывали на Хельсинки хлеб для голодающего населения, а в печатном органе «Терийокского правительства» «Kansan Valta» советских летчиков называли «настоящими гуманистами нашего времени».

Рентола: Советский Союз бомбил мирные объекты в первый же день войны. Позже такие бомбежки, по всей видимости, старались ограничивать, так как советское руководство поняло, что это – плохая пропаганда. Следует отметить, что даже когда бомбили стратегические объекты, такие как железнодорожные вокзалы и порты, бомбы часто падали на мирные кварталы.

Разбомбленный в первый же день войны Политехнический институт в Хельсинки. Фото: YLE Kuvapalvelu

Висури: Хельсинки бомбили в основном только в первые дни войны. В бомбежках погибло около 90 человек. Противовоздушная оборона Хельсинки была довольно неэффективной, и бомбежки стали неожиданностью. Но после того, как была проведена эвакуация населения и улучшена защита города от атак с воздуха, Хельсинки уже не бомбили во время Зимней войны, вероятно, по политическим причинам. В то же время бомбежкам подвергались многие другие финские города, но потери среди гражданского населения были сравнительно небольшими по сравнению с бомбежками во многих странах в годы Второй мировой войны. В Хельсинки объектами бомбежек были порты и аэродром Малми, но попасть в них было сложно. Сильно бомбили Миккели, где находилась Ставка, а также Турку и Котка. Таких бомбардировок, которым подвергался Хельсинки зимой 1944 года, в Зимнюю войну не было.

Центральные кварталы Хельсинки сильно пострадали от советских бомб 30.11.1939 г. Фото: SA-kuva

Хяйкиё: В бомбежке Хельсинки погиб 91 человек в первый же день войны 30.11.1939 г. Например, Миккели советская авиация бомбила 5.1., 20.2., 2.3. и 5.3., налетов было в общей сложности десять и в них участвовало 110 самолетов. В бомбежках в Миккели погибло 63 человека. Было уничтожено или повреждено 194 здания. 5-го марта бомбы упали прямо на лицей для мальчиков в Миккели. Здание обрушилось, сгорела ценная библиотека. Мой дедушка Мартти Яухиайнен был директором этого лицея. Еще больше пострадала губернская больница. В нее попала зажигательная бомба, которая пробила все этажи и попала в подвал, где находилось бомбоубежище. Разрушения были ужасными. Под завалами и в пожаре погибло 22 человека, раненых было много. После первой бомбежки Миккели 5 января 1940 года Ставку разместили по разным местам в городе и его оркестностях.


Губернская больница Миккели в руинах после бомбежки в Зимней войне. Фото: SA-kuva

Геуст: Мирные объекты бомбили в первый же день войны. Например, на Хельсинки было совершено три налета. Утром несколько самолетов пытались найти и бомбить аэродром Малми, но у летчиков ничего не вышло, и бомбы упали на северные районы Хельсинки. Объектом второго налета был морская авиабаза Сантахамина, но она была пустой. Несколько бомб упали на казармы, там погибли люди. Но самый разрушительный налет произошел во второй половине дня. Объектом бомбардировки был Западный порт, но бомбы не попали в точку, а упали на рынок Хиеталахти и ближайшие от него кварталы. Например, пострадал Политехнический институт, там были жертвы. Бомбы упали также на Лённротинкату и автовокзал. Около 100 мирных жителей погибло в результате этого налета.

Что касается налета в первый день войны, то жертвы среди гражданского населения можно объяснить тем, что бомбы, предназначенные для стратегических объектов, по ошибке упали на мирных людей, но я видел приказы об уничтожении, например, городов Сортавала и Каяни. Бомбежка Каяни, по всей видимости, была местью за разгром частей Красной Армии на Раатской дороге и Суомуссалми.

Бомбежка Хельсинки широко освещалась в международной прессе, в результате чего Советский Союз исключили из Лиги Нации в середине декабря 1939 года. После этого Хельсинки уже не бомбили так сильно. Зато жесточайшим бомбардировкам подвергался город Миккели, где находилась Ставка, а также города Выборг, Сортавала, Куопио, Котка, Коувола, Ханко, Турку, Раума, Уусикаупунки, Вааса, Каяни, Оулу, Рованиеми и др. Надо отметить, что способность Финляндии защитить себя от атак с воздуха была довольно слабой. Финские истребители были дислоцированы на юго-востоке. Летчики были опытные, но самолетов было слишком мало.

Во время Зимней войны Финляндия получила довольно много самолетов из других стран, их покупали и дарили в Англии, Франции, Италии и США. Их доставляли по воздуху из Шотландии, через Норвегию и Швецию. Также много самолетов, около 150, привезли разобранными в ящиков в Швецию, где их собирали, и финские летчики туда за ними отправились. Летчики-добровольцы приезжали из многих стран, но самая большая польза была от шведов. Их разместили на севере Финляндии, и они защищали Рованиеми, Кеми и Оулу. Среди добровольцев был и князь Эммануил Голицын из Англии. Он был британским подданным и пилотом британских королевских ВВС. Его отец, князь Голицын, служил с Маннергеймом в кавалергардском полку. Эммунуил Голицын приехал в Финляндию так поздно, что не успел принять участие в боевых действиях, но остался в Финляндии и служил в финских ВВС в 1940 году.

Разрушения от советских бомбардировок в Оулу в Зимнюю войну. Фото: Kansallisarkisto Oulu

Миф 4. Разгром Финляндии был близок в марте 1940 года, но Сталин пошел на мир, так как боялся вмешательства в войну со стороны западных государств.

Висури: Сталин боялся расширения и затягивания войны, и это обстоятельство влияло на его решения. Но нужно быть точным в том, когда именно и какие решения он принимал. Уже на ранней стадии, на рубеже 1939-1940 годов, Сталин одновременно вел два параллельных процесса: во-первых, он отдал приказ об усилении войск на Карельском перешейке с тем, чтобы они были способны на прорыв линии обороны финнов. Тогда целью было поставлено взятие Выборга, а о Хельсинки уже ничего не говорили. Во-вторых, начались приготовления к заключению мирного договора на основе компромисса. Швецию пытались убедить, что ей выгодно выступить посредником. Одновременно Швецию и Норвегию заверяли в том, что готовящаяся атака не направлена против них. Например, Швеции сообщили, что Аландские острова трогать не будут, а Норвегии рассказали, что Советский Союз вернет оккупированный Красной армией Петсамо. С помощью этих обещаний Сталин хотел дипломатическими средствами подготовить почву для того, чтобы Швеция и Норвегия не допустили интервенции западных стран.

В особенности в Париже и в некоторой мере в Лондоне начали возникать мысли о том, что надо бы отодвинуть военные действия подальше от границ Франции, а именно – расширить войну на Скандинавию. План предусматривал взятие портов Норвегии и рудников на севере Швеции с тем, чтобы Германия не получила доступа к запасам железной руды. Сталин должен был принимать во внимание такой сценарий, но в Москве должны были знать, что западные страны не планировали направлять на помощь Финляндии никаких значительных сил. Это касалось даже самолетов, хотя их перемещение было более простым делом.

Известно, что на Ближнем Востоке в особенности Франция наращивала давление на СССР. Ее интересовали в первую очередь Кавказ и бакинская нефть. Но это никак не было связано с Финляндией. В то же время все эти обстоятельства способствовали тому, что Сталин стремился закончить войну с финнами сравнительно быстро. Очень сложно сказать, каково было значение угрозы вмешательства в войну со стороны западных стран, так как у Сталина было и масса других причин, почему войне необходимо было положить конец.

Весьма большое значение имела внутриполитическая ситуация, так как война была очень непопулярной. Потери росли, и больницы были переполнены ранеными. То есть, повторюсь, нет четких доказательств, что именно угроза западной интервенции особенно сильно повлияла на Сталина. Затягивание войны и рост потерь в целом привели к тому, что Сталин пошел на мир. Мир, однако, должен был быть заключен на таких условиях, чтобы достигнуть целей, ради которых изначально была развязана война, поэтому Сталин не торопился, а до марта ждал результатов массового наступления. Из-за войны позиции СССР на переговорах с Германией постоянно ослабевали, так как становилось очевидным, что Красная Армия не сумела добиться быстрой победы над Финляндией. Сталина беЗпокоило именно то, что СССР теряет авторитет в глазах других великих держав. О Советском Союзе складывалось впечатление как о слабом союзнике, и он рисковал оказаться в изоляции. Если бы СССР выглядел слабым, то у Германии или другой страны мог возникнуть соблазн напасть на него, поэтому войну необходимо было скорее завершить путем мирного договора, который позволит сохранить честь Красной Армии.

Вяйнё Таннер выступает по радио с сообщением об условиях мира 13.3.1940 года. Фото: SA-kuva

Геуст: Вполне возможно, что Сталин знал о планах западных союзников, то есть Англии и Франции, высадить войска в Финляндии. Но маневр вряд ли был бы возможен, и войска не добрались бы вовремя. У Англии и Франции был план бомбардировок бакинских нефтепромыслов. Возможно, они могли быстро развернуть такую операцию. Сталин не хотел войны с англичанами и французами, поэтому пошел на мир с Финляндией.

HELI JORMANAINEN