ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!

PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.



Нет больше той любви, как если кто положит
душу свою за друзей своих.
(Ин 15:13)




НАШИ ДРУЗЬЯ - MEIDÄN YSTÄVÄT:




АЛЬБОМЫ АННЫ
АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ


АЛЬБОМЫ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ТАНЕЕВОЙ



ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

КОНТАКТЫ


«Наш род служил трем Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как Богу равный. Наш отец подчеркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести»



ОСНОВА ДЛЯ НОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ФИНЛЯНДИИ ВОЗНИКЛА НЕ НА ПУСТОМ МЕСТЕ, ОНА СОЗДАВАЛАСЬ В ГОДЫ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА


Картина Эмануэля Телнинга «Открытие Боргоского сейма 1809», (1812). Фото: Public Domain / Wikimedia Commons

Большое значение для возникновения идеи о независимом финляндском государстве имел процесс формирования нации в 19-ом веке, бурное развитие национальных институтов и экономики.

Думается, ни для кого не осталось незамеченным начало юбилейного года независимости Финляндии. В разных уголках страны проходят различные мероприятия, устраиваются семинары, концерты и выставки, посвященные вековому юбилею страны Суоми.

Фактической датой обретения независимости Финляндии считается 6 декабря 1917 года, когда финский парламент (на тот момент – законодательный орган Великого Княжества Финляндского) одобрил Декларацию независимости Финляндии, принятую двумя днями ранее Сенатом Свинхувуда.

При этом следует понимать, что независимое финское государство возникло не на пустом месте, а его появлению на политической карте мира предшествовала длинная череда исторических событий, подготавливавших страну и народ к существованию в новом статусе.

Что подразумевается под «автономией» и «независимостью»?

Большое значение для процесса обретения независимости имел примерно столетний период нахождения Финляндии в составе Российской империи в статусе Великого Княжества. В историографии его называют «временем автономии» (autonomian aika 1809-1917) или «временем Великого Княжества» (suurruhtinaskunnan aika). «Автономия» и «независимость» являются устоявшимися терминами финской историографии, хотя иногда в них и вкладывают несколько разный смысл, говорит профессор истории университета Тампере Пертти Хаапала.

– В составе Российской Империи Финляндия была отдельной административной территорией. Великое Княжество имело свою внутреннюю автономию, свои отдельные законы. Правда, Император пользовался высшей властью также в Финляндии, поскольку он утверждал законы и назначал Сенат, то есть правительство. 6 декабря 1917 года финский парламент провозгласил независимость, которая была признана правительством Ленина 31 декабря того же года. Таким образом Финляндия отделилась от России после нахождения в ее составе на протяжении 108 лет. При этом неправильно считать, что Финляндия приобрела независимость в 19-ом веке или в годы Второй мировой войны, как иногда заявляют или думают.


Постановление Совета Народных Комиссаров о внесении в Центральный исполнительный комитет предложения о признании независимости Финляндии от 18 (31) декабря 1917 года с подписями Вл. Ульянова (Ленина), Л. Троцкого, Г. Петровского, И. Сталина, И. Штейнберга, В. Карелина, А. Шлихтера, Влад. Бонч-Бруевича и Н. Горбунова. Фото: Public Domain / Wikimedia Commons

Императору было выгодно благосклонно относиться к формированию финской идентичности

Годы в составе Российской Империи стали временем формирования и подъема национального духа, строительства государственных институтов, бурного развития экономики и промышленности. Финскому языку был придан равный со шведским статус, и финская литература и культура начали бурно развиваться. Благосклонное отношение ко всему этому со стороны властей в Петербурге преследовало определенные цели, говорит профессор Хаапала.

– Финляндия стала единой административной и экономической территорией только в 19-ом веке. К началу 20-го века общественное строительство было практически завершено. Финский язык стал господствующим языком страны. При этом Россия поддерживала развитие финской идентичности и автономию, так как все это отдаляло Финляндию от Швеции.


Философ, писатель, один из известнейших фенноманов XIX века Й.В. Снелльман. Фото: Museovirasto

Для создания независимого финляндского государства потребовалась нематериальная база, идея о существовании некой единой общности людей, осознающих себя «финнами». По мнению историков, до 19-го века главным фактором, определяющим идентичность людей, была их принадлежность к определенной местности, следовательно, люди говорили о себе «житель Саво», «житель Хяме», «житель Карелии». Финский национальный дух возник только в 19-ом веке в результате осознанной деятельности «феннофилов», выступающих за укрепление позиций финского языка и народных традиций. Здесь финны, конечно же, не были исключением среди европейских народов, говорит профессор Хаапала.

– «Фенномания», «карелианизм» были идейными движениями, придуманными интеллигенцией. Такую же роль интеллигенция играла и в других странах. Эти идеи находили широкую поддержку, так как благодаря им поднималась ценность простого народа и возникала надежда о будущем равноправии. Фенномания не ставила целью достижение государственной независимости, но когда такая перспектива стала казаться реальной в начале 20-го века, то идейная конструкция национального государства была уже готова.

Профессор Хаапала отмечает, что история всегда имеет две стороны: то, что происходило в действительности, и то, что позже стали считать событиями прошлого. Когда для народов и государств придумывают предысторию, то возникает миф о том, что они существовали до того, как они в действительности появились, говорит профессор. Это – методологический национализм, превращающий явления прошлого, не имеющие отношения к национальности, в события национального характера. Данная проблематика изучается в возглавляемом профессором Хаапала научном проекте «История общества: контекстуальный анализ структуры и идентичности финского общества 1400-2000».

В годы автономии уровень жизни финнов существенно улучшился

Финская историография едина во мнении о том, что период автономии был в целом благоприятным временем для развития финского общества. Во время Боргоского сейма в 1809 году российский Император Александр I cделал заявление о том, что поднимает Финляндию до уровня «нации среди наций», а другой император, Александр II, в 1869 году издал указ о регулярном созыве законодательного органа, сейма.

В 1811 году был учрежден Финляндский банк, в 1856 году появились финские почтовые марки, в 1860 году – финская марка, до начала 20-го века Финляндия имела свою армию, основанную на воинской обязанности. Развивалась промышленность, появились мануфактуры. Стержнем экономики стала деревообработка, экспорт бумаги и пиломатериалов приобрели невиданный доселе масштаб.


Сайменский канал, 1890-е годы. Фото: I. K. Inha, Historian kuvakokoelma, Museovirasto

Финляндия, тем не менее, оставалась сельскохозяйственной страной, еле-еле способной кормить свой собственный народ (случались и катастрофы, например, большой голод в середине 1860-х годов, возникший в результате неблагоприятных погодных условий и ошибок экономической политики). В то же время в большом количестве экспортировались некоторые сельскохозяйственные продукты, в частности, сливочное масло, которое пользовалось большим спросом, например, в столице Империи Санкт-Петербурге. Для развития восточных и юго-восточных регионов именно Петербург имел первостепенное значение.

В целом, статистические данные показывают, что общий уровень жизни народа и объем экономики увеличились в два раза в 1870-1910-х годах.

Политика Императора Николая II стала большим разочарованием для финнов и привела к росту настроений в пользу независимости

Великим разочарованием для финнов, преданно любивших своих Царей (в отличие, например, от поляков или венгров), стали действия Императора Николая II в конце 19-го – в начале 20-го веков. Два периода «русификации» в 1899-1905 и 1909-1917 годах, инициатором которых он был, воспринимались финнами как «угнетение» и «предательство». Настроения финнов в те годы нашли отражение в термине финской историографии «периоды угнетения», «sortokaudet».


Картина Эдуарда Исто «Нападение» (1899). Фото: Public Domain / Wikimedia Commons

В результате политики Императора была ликвидирована финская армия, русский язык стал официальным языком делопроизводства, была проведена невыгодная для финнов железнодорожная реформа, финские почтовые марки заменили русскими, ввели цензуру для прессы, «правило трех языков» подразумевало появление уличных указателей, помимо финского и шведского, также на русском языке. Представитель Императора в Финляндии, генерал-губернатор Николай Бобриков, был наделен особыми полномочиями, на основании которых, например, были высланы в Сибирь в административном порядке видные финские политические деятели, в том числе, Пэр Эвинд Свинхувуд, впоследствии ставший президентом Финляндии.

Но если посмотреть на эти события не с национальных, а общих, нейтральных позиций, можно ли думать, что представления об «угнетении» - это выдумка финской национальной историографии?

Профессор Хаапала считает, что речь идет о реальном политическом кризисе, который уходит корнями во внутри- и внешнеполитическую ситуацию в Российской Империи.

– Во время так называемых «периодов угнетения» финны восстали против попыток России урезать автономию. Тогда это воспринималось как «борьба за законность», а название «период угнетения» придумали позже. Я бы не стал использовать слово «угнетение» в отношении этих лет. Речь идет о политическом кризисе, который развивался на фоне недоверия российской армии к лояльности финнов, а позже – на фоне событий Первой мировой войны. Этот кризис, правда, сильно подпортил отношение финнов и русских друг к другу и укрепил желание финнов отделиться от Российской Империи. При этом никакого реального плана на этот счет не существовало до Февральской революции 1917 года, – отмечает профессор Хаапала.

Обретение независимости - заслуга борцов за ее достижение или стечение обстоятельств?

Национальная историография традиционно подчеркивает роль отдельных личностей - государственных деятелей, политиков и представителей интеллигенции и простого народа – в исторических процессах, считает их движущей силой истории. Более современный подход рассматривает исторические события в общем контексте локальных и мировых процессов. Кого «благодарить» за независимость Финляндии? Великих мужей, вроде Лённрота и Снелльмана, или пресловутое «колесо истории», перемалывающее все на своем пути?

Ни тех, ни других, говорит профессор Хаапала.

– Никого не надо благодарить, так как события 1917 года были довольно случайными и произвольными с точки зрения финнов. Обретение независимости нельзя было предсказать. Решающими факторами в этом процессе оказались Первая мировая война и революции в России, которые привели к хаосу, впоследствии уничтожившему Россию. Финских политиков можно было бы благодарить, если бы они не загоняли страну в гражданскую войну сразу в начале 1918 года. Правда, после этого удалось прийти к примирению, что говорит о том, что финны ставили на первое место общее благо. Это было наследием национального мышления 19-го века, но в то же время и единственной альтернативой, поскольку и других союзников у финнов не было. В свою очередь, если бы не было мировой войны, дела развивались бы иначе, возможно, даже лучше. Я имею в виду, что обретение независимости является счастливым событием, и впоследствии оно оказалось хорошим решением, но происходящее в мире нельзя рассматривать исключительно с этой точки зрения.

Heli Jormanainen Yle.