ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!






КОНТАКТЫ
PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




ВСЕПРОЩЕНИЕ, ЛЮБОВЬ И СЛУЖЕНИЕ БЛИЖНЕМУ

Анна Александровна Танеева (мон. Мария)



А. А. Танеева (16/29.07.1884 – †20.07.1964)

«Народ, не знающий или забывший свое прошлое, не имеет будущего». Платон.

«Муки души гораздо больше мук тела. Они венчают нас, когда бьют нашу душу, а мы благодарно переносим их». Святитель И.Златоуст.

Эти слова выражают сущность жизни Анны Александровны (мон. Марии) - безкорыстное, жертвенное служение ближним, всепрощение, сострадание, любовь.

«Общие страдания, общая вера в Бога, общая любовь к страждущим создали почву для тех дружеских отношений, какие возникли между Императрицею и А.А. Вырубовой. Жизнь А.А. Вырубовой была поистине жизнью мученицы, и нужно знать хотя бы одну страницу этой жизни, чтобы понять психологию её глубокой веры в Бога и то, почему только в общении с Богом А.А. Вырубова находила смысл и содержание своей глубоко несчастной жизни…

И когда Императрица ознакомилась с духовным обликом А.А. Вырубовой, когда узнала, с каким мужеством она переносила свои страдания, скрывая их даже от родителей, когда увидела ее одинокую борьбу с человеческой злобой и пороком, то между нею и А.А. Вырубовой возникла та духовная связь, которая становилась тем большей, чем больше А.А. Вырубова выделялась на общем фоне самодовольной, чопорной, ни во что не веровавшей знати.

Безконечно добрая, детски доверчивая, чистая, не знающая ни хитрости, ни лукавства, поражающая своею чрезвычайною искренностью, кротостью и смирением, нигде и ни в чем не подозревающая умысла, считая себя обязанной идти навстречу каждой просьбе, А.А. Вырубова, подобно Императрице, делила свое время между Церковью и подвигами любви к ближнему, далекая от мысли, что может сделаться жертвою обмана и злобы дурных людей». Н.Д. Жевахов.


В Крыму. Из альбома Анны

«Жизнь моей сестры с самого начала революции была сплошной мукой. Она вынуждена была скрываться у разных людей. В чем же была трагическая вина Анны Вырубовой? Ответ окончательный – её безграничная преданность Царской Семье. В преданности моей сестры помимо её искренней любви и привязанности присутствовало ещё понимание обязанности каждого Русского гражданина по отношению к Монарху и Его Семье, понимание, что Монарх и Его Семья – Символ всей страны и что всё остальное должно быть вокруг Их. Моя сестра, несмотря на все пройденные страдания и унижения, освободила душу свою от всякой злобы, упреков до самых последних дней своих и обрела свободу». С.А. Танеев.


Сергей Александрович Танеев с племянницей Татьяной Пистолькорос. Из альбома Анны

Сергей Александрович Танеев, брат Анны Александровны, имел высокое положение Придворного чина - Церемониймейстера - промежуточное положение между военными чинами полковника и генерал-майора. Отказавшись от карьеры в Гвардии, он в 1914 году отправился добровольцем на фронт. Благодаря отличному знанию иностранных языков, в том числе немецкого, французского и английского, стал разведчиком. Последняя должность — помощник старшего адъютанта Генерального штаба отдела Генерал-Квартирмейстера штаба IX армии. Получил пять орденов «За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий», в том числе один – за подготовку Брусиловского прорыва.


Её Величество Александра Фёдоровна, Сергей Александрович с родителями, супругой, Княжной Тинатиной (Инной) Ильиничной Джорджадзе. Петергоф, 1914 год. Из альбома Анны

Незадолго до революции, после убийства Распутина, когда Анну Александровну убеждали покинуть Государыню и тем спасти себя, Анна Александровна писала в письме: «Я удивляюсь, что меня учат побегу; моя совесть чиста перед Богом и людьми, и я останусь там, где Господь меня поставил».

«Её чисто Христианское всепрощение в отношении тех, от кого ей пришлось пережить в стенах Петропавловской крепости... это издевательство стражи, выразившееся в плевании в лицо, снимании с неё одежды и белья, сопровождавшемся битьем по лицу и другим частям тела... Нужно отметить, что обо всех издевательствах я узнал не от неё, а от её матери... Вырубова подтвердила всё с удивительной незлобивостью, объяснив: «Они не виноваты - не ведают бо, что творят». При этом она просила следователя не наказывать виновных, чтобы не усугубить её положения». Следователь Руднев.

«Какое страданье, Боже, что свои так поступают со мною, всю жизнь служила людям, забывая себя; убиваюсь от горя. /…/ Милый папа, помоги мне не роптать; в сущности, так мало молюсь, слишком большое страдание - думаю, что и страдание есть, в свою очередь, молитва, верю, что каждый вздох слышит Бог; но так ужасно нестерпимо выносить зло, когда сама старалась всю жизнь делать добро. /…/ Я так измучилась, исстрадалась, что почти нет сил. …Только один Милосердный Бог может поддержать. На Него уповаю и стараюсь верить, что Он не оставит ни вас, моих дорогих ни меня. …Только бы сохранить Веру, что Господь не забыл». Письмо из Трубецкого бастиона, 1917 год.


Александра и Анна Танеевы. https://www.syl.ru

Старшая из троих детей супругов Танеевых, Анна Александровна родилась 16/29 июля 1884 года в Ораниенбауме, в настоящее время г. Ломоносов на южном берегу Финского залива. Здесь была, арендуемая родителями, небольшая дача. Позднее семья переехала в Михайловский Дворец и жила в нём до революционных событий.


Здесь жили Танеевы и здесь же находилась Канцелярия Его Величества. Из собраний Анны

«Отец мой, Александр Сергеевич Танеев, занимал видный пост Статс-секретаря и Главноуправляющего Его Императорского Величества Канцелярии в продолжение двадцати лет. Тот же самый пост занимали его дед и отец при Александре I, Николае I, Александре II и Александре III.


Александр Сергеевич Танеев (6/19 января 1850, Санкт-Петербург — 25 января/7 февраля 1918, Петроград). http://elib.shpl.ru


Надежда Илларионовна Танеева. Кавалерственная Дама ордена св. Екатерины Малого Креста

Несмотря на путешествия и полученное образование, больше всего нас, детей, воспитали наши родители. Самым большим счастьем для нас было быть в их кругу, и они со своей стороны посвящали нам каждую свободную минуту. Под влиянием наших родителей из нас выросли люди, любящие искусство и всё красивое. Вера в Бога, посещение Богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас опорой на жизненном пути. Наш отец подчёркивал важность для человека чувства долга и призывал нас во всех случаях жизни следовать голосу своей совести. Он сам был самозабвенно предан Престолу и своему Государю; эту же преданность мы переняли от него.

Как мне было в то время не думать о Государе? Наш род служил трём Царям, каждый день в нашем доме Царь упоминался почти как равный Богу. В нашем сознании Он не был обыкновенным смертным, а как будто тем, из которого брало своё начало всё хорошее и ради которого мы были готовы при необходимости пожертвовать всем своим. Ни что не казалось нам более благородным и по желанию более почётным, чем быть полезными каким-либо образом Государю».


Его Императорское Величество Николай II, Великие Княжны Татьяна Николаевна, Мария Николаевна, Анна Александровна. 1914 г. Крым. Из альбома Анны.

Как и все дети Танеевых Анна Александровна получила домашнее образование: языки, музыка, поездки за границу.


Анна Алесандровна с отцом, Александром Сергеевичем Танеевым. impersem.kuvat.fi

Сразу же после создания Общества начались поиски захоронений родителей Анны Александровны..

В официальном письме из музея от 20.05.07 ответили, что «На Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры, действительно, находился семейный участок Танеевых. При создании на территории Тихвинского кладбища музейного Некрополя мастеров искусств в 1935-1937 гг. была проведена полная перепланировка. Не сохранилось никаких следов семейного места Танеевых, как и сотен других надгробных памятников».

В письме, полученном из музея, в числе лиц, похороненных на семейном участке в Некрополе, не числился отец Анны Александровны. Только через несколько лет, с помощью соотечественников, удалось найти доказательства его захоронения на семейном участке.

В июне 2010 была отслужена первая панихида.


Священник Роман Зеленский

В 2019 году был установлен памятник, не без Промысла Божьего, недалеко от входа, по направлению к информационно-справочному стенду Некрополя. Образ Царя-Мученика Николая, олицетворяющего собой Святую Русь, будет напоминать её историю.

«Мемориал создан в лучших традициях русского художественного надгробья второй половины XIX века, с высоким качеством обработки камня. Примите мою искреннюю признательность за вклад в сохранения памяти представителей рода Танеевых!». В.Н. Тимофеев, директор Государственного Музея городской скульптуры:


Священник Владислав Малышев, иеродиакон Феофан Друганов, студент магистратуры Академии, Илия Легошин. Фото Надежды Слепковой


В 2020 году территория у мемориала была озеленена трудами Натальи Самариной, Станислава Становова. Фото Н. Самариной

«Было очень просто и душевно. Памятник освятили, отслужили панихиду, все люди пришли с чистым сердцем, молились от души». Марианна Дворецкая.

В 1901 году, в 17-летнем возрасте, Анна была представлена Вдовствующей Императрице Марии Фёдоровне, а в 1902 году, когда первый раз попала на Придворный Бал, её там представили Александре Фёдоровне.

В восемнадцатилетнем возрасте Анна заболела брюшным тифом в тяжёлой форме с осложнениями. Во время болезни произошло знакомство с праведным Иоанном Кронштадтским, который в дальнейшем не оставил её своим заступничеством.

«Я была три месяца при смерти. У меня сделалось воспаление легких, почек и мозга, отнялся язык, и я потеряла слух. /.../ Отец Иоанн отслужил Молебен, положив епитрахиль мне на голову. По окончанию Молебна он взял стакан воды, благословил и облил меня, к ужасу сестры и доктора, которые кинулись меня вытирать. Я сразу заснула, и на следующий день жар спал, вернулся слух, и я стала поправляться».


Святый праведный Иоанн Кронштадтский. Акварель Анны Александровны. Архив Куопио

В январе1903 года Анна получила шифр фрейлины Её Величества Государыни
Императрицы Александры Фёдоровны и была приглашена, временно, на службу лично к ней. «Жить при Дворе, вы думаете, легко? Мне завидовали... Вообще, правдивому человеку трудно жить там, где масса зависти, клеветы. За эти двенадцать лет, кроме горя, я почти ничего не видела. … Я увидела всю фальшь и заметила, что преданность, которую проявляли Царской Чете, была показной».


Фрейлина Государыни. 22 января 1903 г. Из альбома Анны

В августе 1905 года она была приглашена в первое путешествие с Их Величествами на Императорской яхте в Финские шхеры. «Никогда не забуду тот момент, когда Государыня после нашего первого совместного круиза, первый раз открыла мне своё сердце: «Тебя мне Бог послал, с этих пор я больше никогда не буду одинокой!». Тогда начались эти близкие и глубокие дружеские отношения, откуда я черпала силу и радость до конца моей жизни».


Императрица Александра Фёдоовна и Анна на палубе «Штандарта». Из альбома Анны

В 1907 году, 30 апреля, возрасте 23-х лет, состоялось бракосочетание Анны Александровны с лейтенантом А. Вырубовым. «Я не спала всю ночь и встала утром с тяжёлым чувством на душе. О браке нет желания говорить. Он не принёс мне счастья, только горькие испытания. Наш брак был расторгнут. /…/ Государыня снова взяла меня к себе. Я была возле Государыни её неофициальной фрейлиной и её подругой».


Анна Александровна, А. С. Танеев, А.В. Вырубов, Великая Княжна Мария Николаевна, Цесаревич Алексей Николаевич, Великая Княжна Анастасия Николаевна. Ропша, Ломоносовский район. https://otmacamera

«Замужество сестры не было счастливым. Александр Вырубов был милым человеком, обладал чувством юмора. Возможно, унаследовал нервность и неустойчивость, которыми многие страдали в его семье. Эта нервность усугубилась после того, когда во время Японской войны он как морской офицер участвовал в Цусимском бою. Когда судно его было потоплено, он много часов боролся за жизнь в воде, хватаясь за разные обломки корабля. Они прожили года два вместе и развелись. Он много времени был в санатории и впоследствии женился, был счастлив и создал семью. Интересно, что задолго до своей смерти он написал моей сестре, прося простить ему то, что он ей причинил. Я очень ценю и уважаю его за этот жест, не многие обладают мужеством признать себя виновным вслух. Сестра же стала одинокой, и это одиночество всё усиливалось, дружба с Императрицей стала ещё большей ценностью». С. А. Танеев.

В 1914 году, в Крыму Анна Александровна оказавшись жертвой мести офицера. «Позже, трехлетние страдания в большевистских тюрьмах не чувствовались такими горькими, т.к. были от чужих людей. Теперь я потеряла доверие моей Правительницы, той, которой я преданно посвятила всю свою жизнь».

«Всё это было крайне тяжело. Не стоит и вспоминать, что думала и как относилась Свита в это время к Вырубовой. А среди офицеров яхты, наверное, один только инженер-механик С.Р. Невяровский сохранил с ней неизменно слегка насмешливые, но добродушные и благожелательные отношения. […] Ему удавалось всё же держать линию прежней дружбы и приятельских отношений с бедной Анной Александровной, которая, в конце концов, оставалась хорошим человеком с добрым сердцем…» ( Саблин Н.В. «Десять лет на Императорской яхте “Штандарт”». С. 348-349).
По дороге в Верхотурский монастырь, где она надеялась умирить свое сердце, она получила письмо от Государыни, которая обнаружила ложь и просила вернуться.


Верхотурье. Из альбома Анны


А.А. Таеева со спутницами на балконе «Дома для почетных гостей» или, как говорили в народе, «Дома Распутина», построенного в 1913 г. специально для ожидавшегося приезда Наследника Цесаревича в Верхотурье. Из альбома Анны

В этом же году началась война против Германии. Вместе с Императрицей и двумя старшими Княжнами она проходит курс милосердия военного времени. «Началось страшно трудное и утомительное время. В 9 часов Императрица каждый день заезжала в церковь «Знамения», к чудотворному Образу Божией Матери, и уже из церкви мы ехали на работу в лазарет».


Сестры милосердия. Из альбома Анны


Из альбома Анны

Через год, в 1915 году, 2 января Анна Александровна оказалась в железно дорожной катастрофе. «... Произошла аварии. я почувствовала, что проваливаюсь куда-то головой вниз и ударяюсь об землю; ноги же запутались, вероятно, в трубах отопления, и я чувствовала, как они переломились. На минуту я потеряла сознание. Когда пришла в себя, вокруг была тишина и мрак. Затем крики и стоны раненых и умирающих. Сама я не могла ни пошевельнуться, ни кричать; на голове у меня лежал огромный, железный брус и из горла текла кровь. Я молилась, чтобы скорее умереть, т.к. невыносимо страдала. … Боль была нестерпимая. Я начала кричать. Больше всего я страдала от сломанной спины. Перевязав меня под руки веревкой, меня начали тащить меня из-под вагонов, уговаривая быть терпеливой. Помню, как кричала вне себя от неописуемых физических страданий. «Она умирает, её не стоит трогать». Оставаясь совершенно одной, т.к. остальных раненных уносили, я только молилась, чтобы Бог дал мне терпения.

... В лазарете Царского Села я просила Причаститься, пришел священник и Причастил меня Святых Таин. После этого я слышала, как Гедройц шепнула, чтобы шли со мной прощаться, так как я не доживу до утра. Я же не страдала и впала в какое-то блаженное состояние. Помню, как старалась успокоить моего отца, Государь держал меня за руку и, обернувшись, сказал, что у меня есть сила в руке... Помню, как вошел Распутин и, войдя, сказал другим: «Жить она будет, но останется калекой». Меня постоянно рвало кровью; мама давала мне маленькие кусочки льда и я осталась жить».

Сбежав от доктора В. Гедройц, она продолжила лечение дома под наблюдением другого врача.


После лазарета у себя дома. 1915 г. Из альбома Анны

«Последующие шесть месяцев я день и ночь мучилась нечеловеческими страданиями.
образовались два огромных пролежня на спине. Мучилась я, особенно, от раздавленной правой ноги, где сделался флебит, и от болей в голове – менингита. Сломанная в двух местах нога не болела. Затем сделалось травматическое воспаление обоих легких».


Надежда Илларионовна в доме больной дочери. Из альбома Анны


Из альбома Аны

Оставшись инвалидом, Анна Александровна передвигалась медленно, с помощью прочной палки или на костылях. Продолжать работу в Царскосельском лазарете она уже не могла, но и не могла и остаться в стороне, видя ужас и страдания, которые вносила в жизнь людей война.


Анна Александровна и Великая Княжна Ольга Николаевна. Крым, 1916 г. impersem.kuvat.fi

На выданные железной дорогой деньги, она через год, в 1916 году, создает Серафимовский Лазарет-Убежище для выживших, но искалеченных войной воинов, где они обучались профессии.

«Испытав на опыте, как тяжело быть калекой, я хотела хоть несколько облегчить их жизнь в будущем. Ведь по приезде домой на них в семьях стали бы смотреть как на лишний рот! Через год мы выпустили 200 человек мастеровых, сапожников, переплетчиков. Лазарет этот сразу удивительно пошел, но и здесь зависть людская не оставляла меня: чего только ни выдумывали».

С 1916 года, в походной церкви Лазарета совершались Богослужения. Службы совершал иеромонах Досифей (Разумов). Походная церковь была изготовлена на средства Императрицы Александры Федоровны, она же подарила в Лазарет для этой цели церковную утварь.

«Впоследствии, может быть не раз, мои милые инвалиды спасали мне жизнь во время революции. Солдаты были мне трогательно благодарны. Позже, когда я была арестанткой Временного, а затем большевистского правительства, они часто группами являлись к персоналу тюрьмы, требуя хорошего обращения со мною. «Она была мне матерью два года», «в лазарете было, как в Царстве Небесном». Несколько раз они спасали мне жизнь, угрожая моим охранникам, если что-либо случится со мною».


Группа раненных и обслуживающий персонал на ступеньках Серафимовского лазарета на Малой улице,3. Царского Села. В центре Анна Александровна, справа от нее сидит протоиерей Александр Васильев, духовник Их Величеств, слева стоит иеромонах Досифей (Разумов). Лето 1916 г. Стоят А. Пистолькорс, Д. Н. Ломан.Фото из книги: Мещанинов М.Ю. «Серафимовский лазарет-убежище А.А. Вырубовой в Царском Селе»

Помещение для инвалидов в Царском Селе было переполнено и уже не могло вместить всех желающих. Анна Александровна решила найти для него большее помещение за чертой города, где была бы возможность вести свое подсобное хозяйство. Устройство огорода, скотного двора позволило бы решить продовольственную проблему, являющейся значительной статьей расходов.

«Купили клочок земли и стали собирать деревянные бараки, выписанные из Финляндии. Я часами проводила у этих новых построек. Многие жертвовали мне деньги на это доброе дело, но и здесь злоба и зависть не оставляли меня; люди думали, вероятно, что Их Величества дают мне огромные суммы на Лазарет».

Купленная земля представляла собой поляну, служившая ранее пастбищем, окруженная высокими деревьями. Место было красивым. В планах Анны Александровны было со временем обосновать на этом месте монастырь. Об этом ходили слухи, об этом и пишет Императрица Александра Фёдоровна 8 декабря 1917года из Тобольска: «Безконечно тебя люблю и горюю за свою «маленькую дочку» – но знаю, что она стала большая, опытная, настоящий воин Христов. Помнишь карточку Христовой Невесты? Знаю, что тебя тянет в монастырь (несмотря на твоего нового друга!). Да, Господь все ведает, очень хочется верить, что увидим еще храм Покрова с приделами на своем месте – с большим и маленьким монастырем».

5 ноября 1916 г. состоялась торжественная закладка камня в основание церкви нового здания Серафимовского Убежища.


Императрица с дочерьми, Анна Александровна после церемонии закладки первого камня церкви. https://fedor-ragin.livejournal.com

Из письма Государыни Александры Федоровны из Царского Села в Ставку от 5 ноября 1916 года: «Едим в лазарет. <…> Закладка Аниной церкви прошла хорошо, наш Друг был там, а также славный епископ Исидор, наш батюшка и т.п.».

Строительство Лазарета и монастыря было приостановлено. К осени 1916 г. успели соорудить лишь фундамент.

«Трудно и противно говорить о петроградском обществе, которое, невзирая на войну, веселилось и кутило целыми днями. Рестораны и театры процветали, заказывались костюмы, покупались бриллианты; война как будто бы не существовала.

…Мы уехали в Ставку навестить Государя. …Я же лично постоянно угадывала разные оскорбления, и во взглядах, и в «любезных» пожатиях руки и понимала, что злоба эта направлена через меня на Государыню.


Могилёвский Образ Божией Матери Анна хранила до конца жизни. Архив Общества

Среди неправды, интриг и злобы было, однако, в Могилёве одно светлое местечко, куда я приносила свою больную душу и слёзы. То был Братский монастырь, где два-три монаха справляли службу, проводя жизнь в нищете и лишениях. Там находилась чудотворная икона Могилёвской Божией Матери. В одну из самых тяжёлых минут душевной муки, когда мне казалось, была близка неминуемая катастрофа, помню, я отвезла Божией Матери свои бриллиантовые серьги. По странному стечению обстоятельств, единственную маленькую икону, которую мне разрешили иметь в крепости, была икона Божией Матери Могилёвская, отобрав всё остальное, солдаты швырнули мне её на колени. Сотни раз в день и во время страшных ночей я прижимала Её к груди. И первое приветствие, по освобождении из Петропавловской крепости, была этаже икона, присланная монахами, узнавшими о моём заключении».

В стране начался февральский государственный переворот. Государь Николай Александрович под конвоем вернулся из Ставки. Царская семья находились под домашним арестом в Александровском Дворце. «Я ежедневно получала грязные анонимные письма, грозившие мне убийством и т.п. Императрица немедленно велела мне переехать во Дворец, и я с грустью покинула свой домик, зная, что уже никогда туда не возвращусь».


Александровский Дворец. Из альбома Анны

«Ты знаешь, Аня, с отречением Государя все кончено для России, — сказала ей Государыня, — но мы не должны винить ни Русский народ, ни солдат: они не виноваты. Слишком хорошо знала Государыня, кто совершил это злодеяние. … Я верила, надеялась и молилась, что ужасное положение России временное и что скоро наступит реакция, и Русские люди поймут свою ошибку и грех по отношению к дорогим узникам в Тобольске».

Во Дворце полки, караулы, обслуживающий персонал Их Величеств, уходили. Ушли от Анны Александровны сестра милосердия, санитар Жук, доктора Лазарета; спасались все, кто как мог.

Анна Александровна, ни на секунду не задумываясь, разделила бы участь Царской семьи, её любимой Государыни, пройдя вместе с ними весь скорбный путь Царской Голгофы. Но Богу было угодно иначе.

3 апреля/ 21 марта 1917 года Анну Александровну, больную корью с сухим правосторонним плевритом по доносу дворцовой прислуги арестовал Керенский, и её доставили в Трубецкой бастион прямо с постели. «Там и в Боге мы всегда вместе!», - сказала при расставании Государыня.


Одиночная камера Трубецкого бастиона. Снимок 1924 года

«Меня толкнули в тёмную камеру Трубецкого бастиона Петропавловской крепости и заперли. …Чёрная, безпросветная скорбь и отчаяние. ... Жизнь наша была медленной смертной казнью. …Боже, сколько издевательств и жестокостей! Но, я прощала всем, стараясь быть терпеливой, т.к. не они меня повели на этот Крест и не они создали клевету; но трудно прощать тем, кто из зависти сознательно лгал и мучил меня». В эти дни я не могла молиться и только повторяла слова Спасителя: «Боже, Боже мой, вскую еси оставил мя». …Почему-то я не умерла».

«Дорогой папа, я ужасно хочу тебя видеть, но боюсь за тебя, что тебе будет очень тяжело, боюсь за твое сердце, боюсь и за себя - я стала такая слабая, если бы ты знал, какое терзание видит мама, мне так хочется приласкаться иней - я каждый раз так горько плачу».

В тюрьмах охранники всячески издевались над нею, но стоило им заговорить с ней, смягчались, отношение менялось и они становились друзьями. Она имела ту высоту духа, которая покоряла и смиряла её злостных врагов и обидчиков.

Основой взаимоотношений её с людьми были слова святителя И. Златоуста: «Ничто так не умилостивляет Бога, как любовь ко врагам, благотворение обидящих нас. И если кто поносит другого, осмеивает и раздражается, то он заслуживает с нашей стороны не порицаний, а слёз». Машинописный текст из архива Анны Александровны.

«Милая мученица», так назвала Анну Александровну Императрица Александра Фёдоровна. «Укоряеми – благословляйте, гоними – терпите, хулими – утешайтесь, злословими – радуйтесь! Вот наш путь с тобою». Преподобный Серафим Саровский . Вот наш путь с тобою». Из письма Императрицы Александры Фёдоровны от 20 марта 1918 года из Тобольска.

В общей сложности, Анна Александровна была арестована Временным правительством и большевиками пять раз.

«Я знала, что ни одна жизнь не находится в безопасности и была убеждена, что все несчастья, постигшие Родину, были вполне заслуженными после той участи, которая постигла Государя».

Во время между арестами и тюрьмами, живя в постоянном страхе, без денег, Анна Александровна пытается всеми силами помочь Царской Семье, находившейся в тюремном заключении в Тобольске, наладить с ними связь, переписывается и обменивается с ними посылками.


Последняя фотография Царской Четы. Тобольск. Из архива Анны

«Вспоминаю тяжелый день, когда у меня осталось в кармане всего пять копеек; я сидела в Таврическом саду на скамейке и плакала. Когда вернулась домой, моя мать, которая все лето лежала больная в постели, сказала мне, что только что был один знакомый и принес нам 20 000 рублей, узнав о нашей бедности. После этого он исчез, и мы не когда не узнали, что с ним стало. Благодаря его помощи, мне удалось послать Царской Семье необходимые вещи и одежду».

Все вещи и деньги достигли места своего назначения, что подтверждается многочисленными письмами к Анне Александровне как Государыни, так и Великих Княжон. На Соловьев НЧ. Б., мужа старшей дочери Распутина, Матрены, Анна Александровна возложила организацию отправок и создание на месте возможности безконтрольного общения с Узниками.

«Среди лиц, близких к Царской Семье и пользовавшихся Её исключительным благорасположением, одно из первых мест должно быть отведено А. А. Танеевой (Вырубовой).

И мы, Русские люди, вольно или невольно оставившие на произвол судьбы Семью наших Венценосцев, должны преклониться перед образом этой больной физически женщины, подвергшейся истязаниям и надругательствам, но ни на одну минуту не забывшей Семьи своих Царственных Друзей, для которой она отдала свои последние силы, не словом, а делом помогая Им в изгнании. И что всего удивительнее, несмотря на весь ужас перенесенных издевательств и страданий, эта глубоко религиозная женщина полна всепрощения к своим врагам. Она безропотно шла и идет по своему крестному пути.

За 12 лет близости своей к Императорскому Дому, отдав все свои силы, все своё разумение любимой Государыне, подвергаясь за эти долгие годы неслыханной клевете, обвиненная в чудовищных преступлениях, истерзанная физически и душевно своими палачами-тюремщиками, она и теперь не оставлена в покое людской подлостью и завистью! С Крестом в сердце и молитвой на устах, голодная, в нищенских лохмотьях, босая в зимнюю стужу, она и вдали от несчастной, поруганной Родины не нашла желанного покоя! Ославленная в свое время как "наложница Распутина", "германская шпионка", "отравительница Наследника" и "всесильная временщица, правившая Россией", она отдала последнее, что у нее было, в дни заключения своих Друзей и сделала для Них больше, чем кто-либо». С. В. Марков.

«Вскоре меня постигло самое большое горе, которое я когда-либо испытала. 25 января 1918 года, скоропостижно скончался мой возлюбленный дорогой отец, благороднейший, безконечно добрый и честный человек. Он умер, не оставив после себя ничего, кроме светлой памяти безкорыстного человека и глубокой благодарности в сердцах многочисленных бедных, которым он помогал». На похоронах хор, составленный из друзей покойного, исполнял его собственные сочинения. После заупокойной службы, гроб, в сопровождении друзей, длинной процессией вдоль Невского проспекта, привезли на кладбище монастыря святого Александра Невского».


Александр Сергеевич Танеев. Из альбома Анны

Белые войска подходили все ближе. В воздухе чувствовалось приближение чего-то ужасного. Я поняла, что меня ожидает самое ужасное. Молилась всю ночь Богу ещё раз спасти меня.

«Вошли два солдата, схватили меня. Но я просила их оставить меня и, связав узелок, открыла свое маленькое Евангелие. Взгляд упал на 6 стих 3 главы от Луки: «И узрит всякая плоть спасение Божие». Луч надежды сверкнул в измученном сердце».

7 октября 1919 года её конвоировании на расстрел. При заступничестве отца Иоанна Кронштадтского, она сбежала от солдат, произошёл побег и чудесное избавление от смерти.
Более года, до зимы 1920 года, она живёт на нелегальном положении: без денег, без документов, без обуви; скрываясь, вынуждена была сменить множество адресов.
«В черном платке, с мешком в руках, я ходила от знакомых к знакомым. Постучав, спрашивала, как и каждый раз: «Я ушла из тюрьмы, примете ли меня?». ... Как загнанный зверь, я пряталась то в одном темном углу, то в другом. … Обуви у меня уже давно не было, и я в последнем месяце (декабре), ходила босиком, что не трудно, если привыкнешь, и даже, может быть, с моими больными ногами легче… Я каждую ночь ложилась, думая, что эта моя ночь последняя на земле. Столько было критических моментов: и обыски, и встречи… Так я жила одним днем…». Бог её не оставлял.

Сестра Александра Пистолькорс, жившая в Швеции, организовала ей и матери побег по льду залива в Финляндию. Отправилась Анна Александровна «босиком, в рваном пальтишке». В декабре 1920 года Анна Александровна с матерью на санях нелегально были доставлены на финский берег.


Надежда Илларионовна с дочерью Александрой. Крым. Из альбома Анны

15 января 1921 г. Анну Александровну допросила финская Центральная уголовная полиция. Из протокола допроса: «… Чтобы возродить былую Русь, надо научиться терпению к другим и покаянию, только тогда начнет проявляться национальная гордость. А пока мы обвиняем друг друга, улучшения не будет, и Божия Благодать не прольёт свет на ту пустыню, которая некогда была Государством Российским».


Протокол допроса. Национальный архив Финляндии


Анна Александровна во время карантина. 1921 год. httpsterijoki.spb.ru

Через две недели после допроса Анна Александровна с матерью подают прошение выборгскому уездному старшине на право проживания. Но 10.03.1921 года они получили отказ. Кроме того, было вынесено решение просителей «выселить из страны».

Она выезжает в Стокгольм, где получает удостоверение личности, написанное по-шведски..
По возвращении в Терийоки, Анна Александровна и Надежда Илларионовна вновь запросили документ, удостоверяющий личность в Финляндии, ссылаясь на Женевский договор от 05.07.1922 года. Harri Ruohonen был доверенным лицом Анны Александровны.


Удостоверение личности на трех языках. Терийоки, ноябрь, 1922 г. Национальный архив Финляндии

Анна Александровна с матерью живут на даче, которая была ведомственной и числилась за Александром Сергеевичем Танеевым.


Дача Танеевых. Приморское шоссе, 448.. Снимок 2004 года

«И у меня, и у матери душа полна неизъяснимого страдания: если было тяжело на дорогой Родине, то и теперь подчас одиноко и трудно без дома, без денег... Но мы со всеми изгнанными и оставшимися страдальцами в умилении сердец наших взываем к милосердному Богу о спасении дорогой Отчизны. «Господь мне помощник и не убоюся, что мне сотворит человек».

Мне не верилось, что Государь, самый великодушный и честный из всей семьи Романовых, будет осужден стать невинной жертвой своих родственников и подданных. … Слезы звучали в его голосе, когда он говорил о своих друзьях и родных, которым он больше всех доверял и которые оказались соучастниками в низвержении его с Престола. Он показал мне телеграммы Брусилова, Алексеева и других генералов, от членов его Семьи, в том числе и Николая Николаевича: все просили Его Величества на коленях, для спасения России, отречься от Престола. Но отречься в пользу кого? В пользу слабой и равнодушной Думы? Нет, в собственную их пользу, дабы, пользуясь именем и Царственным престижем Алексея Николаевича, правило бы и обогащалось выбранное ими регентство!».

Терийокский период отмечен дружескими отношениями Анны Александровны с Матильдой Вреде, с которой она была знакома ещё с петербургских времен. Основой их дружбы явилась внутренняя потребность служить ближнему. Они организовывали мероприятия по оказанию помощи нуждающимся эмигрантам.


Матильда Вреде и Анна Танеева на собрании беженцев. Терийоки. Фото Музейного ведомства

Матильда Аугуста Вреде (8 марта 1864 г., Вааса - 25 декабря 1928 г., Хельсинки), происходила из дворянского рода. Общественный деятель, благотворитель, прекрасный организатор, она всю свою жизнь посвятила помощи заключенным и обездоленным, нуждающимся. После образования Финляндского государства, помогала беженцам из России, в том числе и в Терийоках. Ею был создан Комитет помощи русским эмигрантам на Карельском перешейке. В работе Комитета активное участие принимала Анна Александровна.

Из письма Матильде к Анне: «Мои почтение и симпатии к двум глубоко страдающим и любящим Бога женщинам, мученицам за занимаемую ими на земле позицию и за ошибки "режима". … Я так благодарна за всё, что ты делаешь, за твою любовь к бедным».


Матильда Вреде среди монахов Валаама. Фото Музейного ведомства

Матильда помогала монахам на Валааме. Как реакция на введение в 1920-х годах в Православной Церкви, находившейся в юрисдикции Московского Патриархата нового стиля, финского языка в Богослужении, западной Пасхалии и переход под юрисдикцию Константинопольского Патриархата, в монастыре на Валааме произошла смута, бунт. Анна Александровна поддерживала ту часть монахов, которые были против нововведения. Матильда вела дело монахов, они приняли её как близкого друга, хотя дело не нашло понимания в полемике и не увенчалось успехом. Решение о нововведениях было наделено силой закона правительства Финляндии.

В Финляндии Анна Александровна заканчивает и издает задуманную ещё в России первую книгу своих воспоминаний «Страницы из моей жизни» о действительных событиях того времени, свидетельницей которых она была, чтобы примирить народ с Царем, а также и о себе.


Воспоминания «Страницы из моей жизни» в парижском альманахе «Русская Летопись», которые затем там же были изданы книгой

Воспоминания на русском языке вышли в Париже в 1922 году под фамилией Вырубова, хотя она была в разводе с мужем и вернула себе девичью фамилию Танеева сразу же после развода в 1908 году. Фамилия Вырубова в то время была широко известна, что способствовало бы успешной продаже книги, доход от которой мог дать Анне Александровне с матерью средства на некоторое время.

В 1923 году воспоминания вышли на шведском, финском и английском языках под названием «Воспоминания о Русском Дворе и революции».


«Воспоминания о Русском Дворе и революции» 1923 года на шведском языке, Стокгольм

В предисловии изданных в Стокгольме воспоминаний, Elsa Brändström пишет: «Анна Танеева была одной из тех немногих, которые в судьбоносный момент не предали Государыню, и была последней из тех, которым Александра Федоровна могла доверять».

К значительным событиям жизни Анны Александровны в Терийоках является то, что в Финляндию, благодаря помощи Матильды, через круг её дипломатических знакомых, Анне Александровне удалось переправить из Советского союза в Финляндию семь личных альбомов с фотографиями, рассказывающими о времени её пребывания с Царской семьей.

Во время арестов при большевистском режиме, когда искались на неё улики, Анне Александровне все же удалось сохранить у своих надежных друзей эти довольно-таки больших размеров альбомы, насчитывающие около 3000 фотографий. Хранить альбомы было рискованно. Советская власть с особым рвением охотилась за любыми изображениями Царской семьи, изымая их из библиотек, архивов, из всех других доступных им мест с целью уничтожения памяти о Царе.


А. А. Танеева с одним из семи личных альбомов. Выборг, 1937 г

В 1937 году, не без инициативы Сергея Александровича, брата Анны, проживавшего с супругой в Нью-Йорке, произошло знакомство Анны Александровны с Робертом Д. Брюстером, студентом Йельского университета в Америке. Желание сохранить для потомков исторически ценные фотографии послужило решение продать их Роберту Д. Брюстеру, который в свою очередь подарил их Йельскому университету.

Попав в Йельскую Библиотеку редких книг и манускриптов имени Уолтера Бейнеке Младшего, альбомы в 1951 году были каталогизированы и уже после смерти Анны и Сергея Танеевых, с 1990-х годов находятся в свободном доступе в интернете. Фотографии альбомов, сделанные в будничные дни, внесли вклад в новое формирование мнения о Царской семье. В то время, как и в прежние времена, Анна и Сергей Танеевы, своими делами продолжали быть верноподданными Царю Николаю Александровичу и продолжают служить ему и сейчас.


Альбом №2, первая страница. Йельская Библиотека редких книг и манускриптов имени Уолтера Бейнеке Младшего

В Терийоках, Анна Александровна, превозмогая трудность в передвижении, совершает с помощью матери и близких людей частые поездки в Валаамский монастырь на Ладоге. Там она находит духовную поддержку в общении с иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым, 1871-1947) и схиигуменом Иоанном (Алексеевым, 1873-1958).

Иеросхимонах Ефрем был еще до революции знаком Анне Александровне. Он был духовником Великого Князя Николая Николаевича Романова. На средства Николая Николаевича и других Великих Князей на Валааме было задумано устроить скит в двух верстах от монастыря, где бы днем и ночью читалась Псалтырь и совершалось Богослужение, за которым бы поминались души всех воинов, «живот свой за Веру, Царя и Отечество положивших». Посещения Валаама и духовные беседы со иеросхимонахом Ефремом, усилили решение Анны принять монашество.

14 ноября 1923 года происходит её тайный монашеский постриг с именем Мария, в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины, празднование которой совершается в неделю Святых жен-мироносиц и 4 августа.


Монахиня Мария (Анна Танеева) со своим духовным отцом иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым) после пострига. Архив Валаамского монастыря

Постриг был совершён в Смоленском скиту, настоятелем Валаамской обители, Игуменом Павлином.


Свидетельство о постриге. Архив Валаамского монастыря

Монашеский постриг Анны предвидел Г. Е. Распутин. При последней встрече со своими духовными друзьями 16 декабря 1916 г., накануне убийства. по свидетельству Марии Евгеньевны Головиной он сказал Анне, приехавшей из Царского Села вместе с Княгиней Татьяной Шаховской и Е. В. Сухомлиновой: «Ты, Аннушка - вижу тебя в монастыре... помолись за нас, будешь «блаженная Анна», молитвы твои до Бога доходны будут. После твоей смерти люди придут к тебе на могилку просить помощи, и Бог услышит тех, кто просит Его во имя твое. Ты пострадаешь за тех, кого любишь, но страдания твои откроют тебе врата Райские, и ты увидишь тех, кого ты любила и оплакала на земле».


Справа налево: монахиня Мария, игумен Харитон, иеромонах Павлин и неизв. лицо. http://shiigumen.ru

27.02.1925 году Анной Александровной из Терийок было отправлено в Министерство внутренних дел прошение о получении финского гражданства.

В гражданстве было отказано. Поддержка Анной Александровной монахов Валаамского монастыря в вопросе летоисчисления послужило поводом для принятия правлением
муниципалитета Терийок решения 01.10.1925 года о выселении её с матерью в Выборг.

Юная хозяйка дома, у которой арендовали квартиру, Марина Павловна Акутина брала у Анны Александровны уроки английского языка. Позднее она так напишет об Анне Александровне: «Она была очень религиозна, лето часто проводила в монастырях. Много рассказывала о Царской семье. Я была девочкой, подробности этих рассказов, конечно, стерлись, но осталось впечатление о том, что Царская семья, память о ней — было самое дорогое в ее жизни… И еще хорошо помню, что она была очень мягким человеком. Несмотря на все пережитое, в ней совсем не было ненависти, озлобленности».

За скромную плату Анна Александровна преподавала язык, давала уроки музыки. Материальную помощь оказывала сестра Александра Пистолькорс.

Ложь и клевета в средствах массовой информации о Анне Александровне, появление фальшивого дневника, приписываемого ей, предубеждение против неё были широко распространены и засели в умах людей, как в России, так и за её пределами. Людская злоба не оставила её и в Финляндии.

«Анна Александровна никогда не могла постоять за себя. Да и не пыталась, считая это не то что безполезным, но не нужным. Она знала, что абсолютно чиста перед Богом и людьми, как знали и те, кто были ей дороги, а мнение остальных её не интересовало», — вспоминала Матрена Распутина. Крест терпения скорбей. К этому призывал и тайный монашеский постриг. «Невидимо Его рука поддерживает твой Крест, на все у Него силы хватит; наши Кресты — только тень Его Креста. Он Воскреснет скоро, скоро и соберет Своих вокруг Себя, и спасет Родину, ярким солнцем озарит её» — писала Государыня Анне Александровне 20 марта 1918 года из Тобольска.


В Крыму. Из альбома Анны

По характеру жизнелюбивая и открытая, любившая общение с людьми и никогда не пренебрегавшая ими, Анна Александровна, устав от несправедливости и людской злобы, начинает жить отстраненно, посвящая жизнь молитве о спасении души, за своих близких, за свой народ, за Отечество.

В Финляндию в конце 1917 года вернулся Густав Маннергейм. Барон Маннергейм был представлен Анне Александровне в Царском Селе в 1908 году, когда он только что вернулся из Азиатского похода. После этого, приезжая в Царское Село, Генерал-Лейтенант Российской Императорской армии Г. Маннергейм несколько раз был в её маленьком арендованном домике рядом с Дворцом. Анна Александровна со свойственной ей доброжелательностью к людям была рада гостям и радушно их принимала.
Дружеские отношения Анны Александровы и К. Г. Маннергейма продолжились в Финляндии в письмах, поздравительных открытках.

«Дорогая мадам, меня очень обрадовало, что Вы вырвались из революционного петроградского ада и живете в семье благородных людей Акутиных, которых я хорошо знаю». Фельдмаршал Г. Маннергейм.

Зная о том, как в годы становления независимой Финляндии и уже с большей силой в послевоенное время возросла неприязнь к России и к русским, в дальнейшем Фельдмаршал Г. Маннергейм напишет для Анны Александровны рекомендательное письмо.

«Более тридцати лет зная госпожу Танееву, её уважаемых родителей и многих членов её семьи, прошу всех, кому придется иметь дело с госпожой Танеевой, которая испытывает страдания как инвалид, в результате несчастья на железной дороге, относиться к ней с сочувствием и пониманием».

Г. Маннергейм. Хельсинки, 7 сентября 1939 года.


Национальный архив Хельсинки

Поддержка Г. Маннергейма дала в какой-то мере чувство безопасности беззащитной Анне Александровне. Внешний вид письма говорит, что этим письмом она не раз пользовалась в сложных жизненных обстоятельствах.

Для духовной поддержки, наставлений своего духовного отца иеросхимонаха Ефрема (Хробостова), Анна Александровна через Сортавала посещает Валаамский монастырь,.

Полиция Сортавала 19.10.1927 года отправила в Центральную сыскную полицию Хельсинки сообщение: «У бывшей фрейлины Анны Вырубовой все ещё деловые связи с эмигрантскими братьями. … Если бы её раньше выслали из Выборга …. У неё обычай приезжать в Валаамский монастырь с паломнической поездкой. Последний раз была в начале августа, пробыла в монастыре две недели. Подписалась против действующего (нового) календарного стиля в Православии. … Выяснить её деятельность». Некий Snivara дал в полицию дополнительные сведения об Анне: «… Часто выезжает, общается с фанатичными, темной личностью русскими».

Следование древним традициям Православной Веры, духовные стремления быть ближе к Богу, вменяются ей в причины неблагонадежности и слежки полицией.

Посещая Богослужения в Выборге, Анна Александровна знакомится с епископом Александром (Карпиным). Во время Зимней войны Выборгская кафедра переместилась в Хельсинки и дружба с ним длилась до конца её жизни. Епископ Александр был для Анны Александровны близким и доверенным лицом. Она часто с визитом бывала в его квартире, обедала у него. Сохранились письма епископа Александра к Анне Александровне и её матери. Похоронен также на Ильинском кладбище.


Епископ Александр (Александр Петрович Карпин), 24 сентября/7 октября 1883 г. - 13 октября 1969 г., Хельсинки

В 1930 годах имея достаточно времени, около 20 лет, спокойно осмыслить события прошедшего времени, Анна Александровна начинает писать вторую книгу своих воспоминаний: «Фрейлина Государыни». Любовь к Царской семье и Святой Руси было главным в работе над воспоминаниями. Эту любовь она желала передать всем людям и этим хоть как-то возбудить в них чувство всеобщего покаяния за зло, совершенное по отношению к Помазанникам Божьим и Отечеству в целом.


Святая Царская семья

«Я уверена, что в будущем исторические газеты будут исследовать и много писать о жизни семьи Царя Николая II — и я чувствую, что моей обязанностью является описать и сохранить для истории те обстоятельства, среди которых, идя в ногу с жизнью Царской семьи, мне пришлось биться за жизнь. Воспоминания навсегда сохранятся во мне».

Политические и военные события, начавшаяся осенью 1939 года, Зимняя война, в корне изменила задуманные планы. Тогда Х.И. Вихерюури, магистр, учитель русского языка, издатель, который был главным редактором в издании воспоминаний Анны, выкупил и хранил у себя все относящиеся к издательскому договору права и обязанности.

Воспоминания были изданы в Финляндии в издательстве «Отава» лишь спустя 50 лет после подписания договора и спустя 23 года после смерти Анны Александровны, благодаря дочери Х.И. Вихерюури, Ирмели, под её редакцией.


Издание третье. Оtava Oy. Keuruu. 1988 г.

В 2012 году воспоминания в переводе на русский язык и по всем юридическим законам, были изданы Обществом памяти игумении Таисии в Санкт-Петербурге. Как и предвидела Анна Александровна на её родине не обошлось без клеветы и поругания воспоминаний и их подлинности.


«Анна Вырубова – фрейлина Государыни». 2012 год, СПб

В юриспруденции существует понятие «презумпция авторства», сформулированное в ст. 1257 ГК РФ: «Автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, если не доказано иное». Юридических доказательств Ю. Рассулина, А. Степанова и других, не было представлено. Публично опровергаемая ими подлинность воспоминаний, является очередной клеветой на неё и Царскую семью.

В Выборге, в марте 1932 года Анна Александровна запрашивает финское гражданство.
Центральная сыскная полиция, характеризуя её жизнь в Финляндии, вновь упоминает о её участии в мероприятиях против непринятия нового календарного стиля в Православии. Кроме того, «по полученным сведениям, это прошение продиктовано исключительно из эгоистической просьбы просительницы. Просительница не оказывает ни в какой мере привязанности к общности финских интересов и должно полагать ещё не избавилась от прежнего враждебного отношения к Финляндии, и ко всему прочему, по-прежнему общается в кругах консервативно-настроенных, фанатических верующих».

Желание Анны Александровны уйти в монастырь было у неё ещё при жизни в Царском Селе, где 5 ноября 1916 года был заложен и освящён храм. Государыня писала 8 декабря 1917 из Тобольска: «…Безконечно тебя люблю и горюю за свою “маленькую дочку” — но знаю, что она стала большая, опытная, настоящий воин Христов. Помнишь карточку Христовой Невесты? Знаю, что тебя тянет в монастырь. Да, Господь все ведает, очень хочется верить, что увидим еще храм Покрова с приделами на своем месте — с большим и маленьким монастырем».

В Финляндии был действующий Линтульский Свято-Троицкий женский монастырь, который окормлялся Валаамским монастырем. На открытии и освещении обители в 1894 году присутствовал праведный Иоанн Кронштадтский. После принятия монашеского пострига, живя с пожилой матерью, она не могла её оставить. Также без финского гражданства её не могли взять.

Вновь собрав документы для получения гражданства, приложив к ним обязательство сестры Александры Пистолькорс о материальном обезпечении её и матери, она передала их своему доверенному лицу, советнику образования, Эрику Манделину, который 11.12 1934 года по телефону оповестил об этом полицию.

15.03.1935 года пришло заключение из Центральной полиции: «Она просит гражданство, чтобы попасть в финский женский Линтульский монастырь, чтобы возможно, стать настоятельницей. Монастырь, находящийся на границе, по крайней мере, временно, будет убежищем всяких непонятных, неопределенных русских. Нет справки о знании языка, не полное врачебное свидетельство: кроме заразных болезней не обращено внимание, что просительница инвалид, передвигается с трудом. Налог с доходов идет в сторону уменьшения. Выплаты из средств фонда неимущих отрицательно отразится на тех, кто их платит. О Надежде неподходящие сведения. Если дать ей гражданство, то в газетах будет нежелательный в данный момент шум для правящих кругов. Дать решительный отказ».

В марте 22.03.1935 года прошение было отклонено.

1936 год для Анны Александровны прошел в заботах о больной матери, которая скончалась 13 марта 1937 года в возрасте 77 лет. От Маршала Г. Маннергейма была получена телеграмма соболезнования.


Собор Преображения Господня. Акварель, написанная Анной в 1963 году, за год до кончины

Надежда Илларионовна была для Анны на протяжении всей жизни поддержкой, как в радости, так и в горе. Отпевание было совершено в Выборгском кафедральном соборе Преображения Господня. Была похоронена на кладбище Ристимяки. Поиски могилы её захоронения не увенчались успехом, так как кладбище более не существует.

Во время болезни матери, за её уходом была нанята служанка Вера Запевалова, которая по просьбе матери не оставила Анну Александровну и до конца дней.


Вера Запевалова. Архив Общества

В 1939 году, находясь в эвакуации, Анна Александровна с Верой живут на содержании Шведского Двора в небольшом приюте недалеко от Стокгольма. Королева Швеции Луиза, племянница Императрицы Александры Федоровны, узнав о том, что у Анны Александровны нет никаких источников дохода, в дальнейшем пересылала ей небольшую сумму денег, посылки.

Война была закончена и Анна Александровна с Верой вернулись в Финляндию.

Во второй половине 1940 года Анна Александровна поселяется в Хаминалахденской усадьбе. В семейном архиве Фалкенберг хранится рекомендательное письмо, написанное на французском языке Маршалом Г. Маннергеймом, с просьбой помочь Анне, а также написанные ею акварели, фотографии.


Анна Александровна на заднем дворе Хаминалахденской усадьбы. 1940 г. Архив Фалкенберг

В усадьбе произошла встреча Анны Александровны с епископом Александром.


Епископ Александр (Карпин) справа и некто неизвестный. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг


Анна Александровна. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг


Справа епископ Александр (Карпин), в центре Лииза Фалкенберг. 1940 год. Архив Фалкенберг

Также в усадьбу к Анне Александровне приезжал и её духовный отец, иеросхимонах Ефрем (Хробостов). Валаамский монастырь на Ладоге во время войны был эвакуирован в Хейнявеси, недалеко от Куопио. Со временем на этом месте был основан Ново-Валаамский монастырь. Одним из первых насельников Ново-Валаамского монастыря был иеросхимонах Ефрем.


Духовный отец Анны Александровны иеросхимонах Ефрем с послушницей. Хаминаланти, 1940 год. Архив Фалкенберг. Фото А. Долгополовой

Встреча с дорогими и близкими по духу людьми, была для Анны Александровны поддержкой в дальнейшей её жизни.
Живя в Хаменалахденской усадьбе, Анна Александровна вновь подает прошение о гражданстве. На этот раз, благодаря рекомендательному письму Маршала Г. Маннергейма, Королевы Щвеции Луизы было получено положительное решение вопроса.

В возрасте 57-и лет, 17.01.1941 г. она получает финское гражданство.

Анна Александровна с Верой поселяются в квартире дома на ул. Топелиуса 29 Б, кв.41 Хельсинки, выделенной им Президентом Лаури Кристианом Реландером.

13 марта 1947 году умирает её духовный отец, иеросхимонах Ефрем.


Справа налево: иеросхимонах Ефрем, неизв., монахиня Мария, игумен Харитон. http://shiigumen.ru/

Поездки на Новый Валаам в 1950-е годы для неё стали затруднительными. Её духовная жизнь стала поддерживаться советами, наставлениями схиигумена Иоанна (Алексеева). В письмах давались ответы на её разнообразные вопросы. Валаамский старец Иоанн, приезжая в Хельсинки, собирал своих духовных чад в квартире Анны.

29 ноября 2018 года схиигумен Иоанн был прославлен в лике преподобных решением Священного Синода Константинопольского патриархата по представлению Финляндской Православной Церкви.


Схиигумен Иоанн Алексеев

В последние годы страх смерти не покидал тайную монахиню Марию.

Она пишет об этом старцу Иоанну и получает ответ: «Письмо Ваше получил и молебен отслужил. Пишешь, что умирать не хочешь и боишься смерти. Да, смерть тайна великая, и все человечество страшится её. Боязнь смерти есть свойство человеческого естества, происходящее от преслушания, говорит Лествичник».


Архив RIISA

12 лет близости к Императорскому Дому, отдав все свои силы, всё своё разумение служению любимой Государыне, оставаясь при всех сложных жизненных обстоятельствах верной и преданной ей, жизнь Анны Александровна за долгие годы жизни подвергалась неслыханной клевете. Истерзанная физически и душевно палачами-тюремщиками, с Крестом в сердце и молитвой на устах, голодная, в нищенских лохмотьях, босая в зимнюю стужу, она и вдали от несчастной, поруганной Родины не оставлена людской подлостью и завистью, продолжает терпеть лишения, ложь, клевету не оправдываясь, молясь, предавая всё на суд Божий!


«Агония Анны или остаток жизни в двухкомнатной квартире в Тёёлё». Статья в газете Helsingin Sanomat от 11 сентября 1962 года, за два года до её кончины

Не найдя понимания среди окружающих, не имея близких по духу людей, она отстранятся от общения, никого не принимает у себя. На здоровье всё больше стали сказываться последствия железнодорожной катастрофы, тюрьм, жизненных испытаний.

Живя в оживленном районе Хельсинки, Анна Александровна с Верой
на летнее время, по возможности, снимали недорогой летний домик за городом, где можно было отдохнуть от шума, писать акварелью. Рисунки дарила друзьям или продавала за небольшую плату.


На одной из арендуемых дач. Из архива Общества

Анна Александровна в течение всей своей жизни не могла примириться с тем злом, которое произошло с Божьим Помазанником, с Церковью, с обманутым народом и страной в целом, с тем кровавым большевистским злом, которое разрушило и уничтожило Святую Русь. «Когда я вспоминаю все события того времени, мне кажется, будто Двор и Высший свет были как бы большим сумасшедшим домом, настолько запутанно и странно все было».

«...Мне казалось невозможным, что те, кто наносил оскорбление Помазанникам Божьим, могут скрыться от Его карающей руки... И в сотый раз я спрашивала себя: что случилось с петроградским обществом? Заболели ли они все душевно или заразились какой-то эпидемией, свирепствующей в военное время? Трудно разобрать, но факт тот: все были в ненормальном, возбужденном состоянии. < > Россия, как и Франция XVIII столетия, прошла через период полного сумасшествия и только теперь через страдания и слезы начинает поправляться от своего тяжелого заболевания. Плачут и проклинают большевиков. Большевики большевиками, но рука Господня страшна. ...Чем скорее каждый пороется в своей совести и сознает свою вину перед Богом, Царем и Россией, тем скорее Господь прострет свою крепкую руку и избавит нас от тяжких испытаний. «Мне есть отмщение и Аз воздам».

Искупительная жертва Царя для спасения России была принята Богом. Народ с Царем не примирился, совесть народа сознательно была заглушена. Ожидаемого Анной Александровной покаяния Русского народа по отношению к Царю, не произошло.Лишившись в лице Царя той мистической силы, которая удерживала зло, Россия всё больше скатывалась в своём развитии от Великодержавности к «мировому государству» с отказом от национальных традиций и культуры, патриотизма, отрицая национальный суверенитет и, с неудержимой быстротой неслась к гибели.

Из допроса Анны Александровны полицией в 1921 году в Терийках: «Образованность в Русском народе уничтожается. Так, например, комиссаром по образованию назначен в прошлом подсобный рабочий магазина, необразованный еврей. Цивилизованность, как норма человеческого общежития исчезла. В Петропавловской крепости мне давали еду не пригодную к употреблению, солдаты плевали в неё».

Живя в Финляндии, Анна Александровна знала из газет и журналов, по переписке, что никто не дорожит памятью о прошлом, все смирились с происшедшими событиями, приспособились и забыли. Всё же она надеялась, что народ, все те, кто давал Присягу на Верность Царю, осознают свою вину в убийстве Царской Семьи, прямую или косвенную и понимала, что человеческими усилиями вернуть прежнюю Россию уже невозможно. Только через любовь оставшихся в малом числе Верноподданных, их молитвами Господь явит свою милостью.

В Трубецком бастионе в письме Е.В. Сухомлиновой 17 мая 1917 года, она писала: «Мне все же кажется, что будет по-старому. Если не сейчас, то после. Не он это сделает, а Господь Своему Помазаннику. Они чувствуют, что плохой хозяин все же лучше, чем без хозяина».

После Зимней войны, опасаясь агентов Советской власти, она никому не доверяла, и были с Верой очень осторожны в знакомствах.

До конца своей жизни Анна Александровна сохранила безграничную любовь и верность Государю и Государыне. Силы терпеть и безропотно переносить тяжкие испытания, нести Крест страданий давал ей образ её любимой Государыни.


Фото из частной коллекции h@p matkalla

Прожив 80 лет, из которых 40 лет в Финляндии, из них 23 года на правах беженцы, «нежелательной в стране иностранки, у которой есть основание выдворить из страны», годы испытаний, терпения, унизительных отказов в получении права жить свободным человеком, равноценным гражданином страны с её правами и защитой государством.

Все, что только может претерпеть больная, одинокая женщина – она без ропота, кротко несла. Какие муки – такая и награда.

Со временем здоровье Анны Александровны стало ухудшаться. Кроме душевных страданий, она испытывала и физические. Все чаще давала о себе знать болезнь сердца, головы, спины и ног — последствия железнодорожной катастрофы 1915 года. При движении она испытывала муки «от изменений в суставах обоих бедер. Передвигалась с трудом, опираясь на прочную палку и покачиваясь на обе стороны». Тщательное медицинское лечение требовало дополнительных средств.


Анна Александровна с Верой Запеваловой. 1956 г., Хельсинки

Отказавшись от услуг в пансионате, как на этом настаивала в письме Королева Луиза, Анна Александровна с Верой, выезжают из душной городской квартиры за город. Там здоровье её ухудшилось и её привезли в больницу Хельсинки, где она простилась с своими немногими друзьями, исповедалась и Причастившись Святых Христовых Таин. Отошла ко Господу 20 июля 1964 года, не дожив девяти дней до своего 80-летия. Чин отпевание был совершён в храме на Лиизанкати, где служил епископ Александр. Похоронена на Ильинском кладбище г. Хельсинки, сектор 27.

Проводить в последний путь тайную монахиню Марию собралась небольшая группа людей. У могилы слово прощания произнес протоиерей М. Крузин. День был яркий, солнечный.

Дочь родителей знатного рода, служившего всем Русским Царям, она имела деньги только на гроб и на могилу. С трудом были найдены средства для оплаты места на кладбище. Спустя годы Успенский приход г. Хельсинки установил на её могиле каменное надгробие с надписью «Анна Александровна Танеева».

В 2008 году по просьбе членов Общества памяти святых Царственных Мучеников и Анны Танеевой в Финляндии к надписи было добавлено — «монахиня Мария».

Никакие тяжкие жизненные испытания во время злонамеренной клеветы и жестокой травли Престола и её самой не смогли поколебать в ней верность и горячую любовь к Богу и Царю. «“Укоряемы — благословляйте, гонимы — терпите, хулимы — утешайтесь, злословимы — радуйтесь”. Вот наш путь с тобой. Претерпевший до конца спасётся», писала ей Государыня из Тобольска 20 марта 1918.

Прожив полную страданий жизнь, когда совершенно не было средств к существованию, неся клевету, презрение, отчуждение соотечественников, терпя болезни, безкровная мученица ещё при жизни, она никого не винила, никогда не оправдывалась, не пыталась что-либо доказать. Молча несла все тяготы жизни, возлагая их на Всемилостивого Господа. С мученической болью в сердце, с Евангельским терпением, смирением и кротостью она принимала все случающееся как от руки Божией, молитвой ограждая себя от зла. В этом ей помогал, давал силы терпеть и всё переносить образ её любимой Государыни.

На протяжении всей своей жизни тайная монахиня Мария оставалась с чистой совестью перед Богом и людьми.

В светлой памяти людей Анна Александровна осталось красивой женщиной с каштановыми волосами, с поразительно красивыми василькового цвета синими добрыми глазами и таким же, поразительно красивым цветом лица.


Анна Анна Танеева. Яндекс картинки

Игумен Серафим (Кузнецов) в книге «Православный Царь-мученик»: «Современная великая подвижница-прозорливица Саровская Парасковья Ивановна, жившая в последние годы жизни в Дивееве, та, которая предсказала Государю и Государыне за год рождение сына, но не на радость, а на скорбь родится этот Царственный птенчик, невинная святая кровь которого будет вопиять на Небо.

…Портреты Царя, Царицы и семьи она ставила в передний угол и молилась на них наравне с иконами, взывая: “Святые Царственные мученики, молите Бога о нас”. В 1915 году, в августе, я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево, где сам лично в этом убедился. Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала.

Эти иносказательные поступки понимались мною тогда, как переживаемые великие скорби Царя и семьи, связанные с войной, ибо хотя они не были растерзаны гранатой и ранены свинцовой пулей, но их любящие сердца были истерзаны безпримерными скорбями и истекали кровью. Они были действительно безкровные мученики. Как Божия Матерь не была изъязвлена орудиями пытки, но при виде страдания Своего Божественного Сына, по слову праведного Симеона, в сердце Её прошло оружие.

Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки: Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елизавете Феодоровне и А.А. Вырубовой.

…Только теперь мне представляется более ясным, как Богом было открыто этой праведнице все грядущее грозное испытание уклонившемуся от Истины русскому народу. Непонятно было для меня тогда, почему она благословила всем, кроме Великого Князя Николая Николаевича, иконки не преподобного Серафима, а Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим.

В настоящее время для меня это ясно: она знала вперед, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников, как кончил жизнь и преподобный Серафим, и наследуют жизнь Вечную в обителях Рая вместе с ним».

«Я горжусь тобой. Да, трудный урок, тяжелая школа страданья, но ты прекрасно прошла через экзамен. Благодарим тебя за всё, что ты за нас говорила, за то, как защищала нас и столько за нас и за Россию перенесла и перестрадала. Господь один может воздать. Ты всегда со мной, никогда не снимаю твое кольцо. /…/Благодарю за всю твою любовь; как хотела бы быть вместе, но Бог лучше знает». Из письма Государыни. 10 декабря 1917 г., Тобольск.


В Александровском Дворце. Из альбома Анны

«Твой Крестный путь принесет тебе Небесные награды, родная, там будешь по воздуху корить, окруженная розами и лилиями. Душа выросла - то, что раньше стоило тебе одного дня мученья, теперь год терпишь, и силы не ослабели. Через Крест к славе, все слезы тобою пролитые, блестят как алмазы на ризе Божией Матери; ничего не теряется, хорошее и плохое, все написано в книге Жизни каждого; за все твои мученья и испытания Бог тебя особенно благословит и наградит. «Кто душу свою положит за друзей своих». Из письма Императрицы Александры Федоровны. 6/19 апреля 1918, Тобольск.


Его Величество Николай Александрович и Анна. Яндекс картинки

Из письма Государя Николая II от 1 декабря 1917 г. из Тобольска: «Очень благодарю за пожелания к моим Именинам. Мысли и молитва всегда с Вами, бедный, страдающий человек. Её Величество читала нам все письма. Ужасно подумать, через что Вы прошли. Нам здесь хорошо — очень тихо. Жаль, что Вы не с нами. Целую и благословляю без конца. Ваш любящий друг Н. Мой сердечный привет родителям».


Письмо Государя Николая II Анне. 1 декабря 1917 г. Тобольск. Из архива Анны

Духовный отец Анны Александровны, иеросхимонах Ефрем в письме Князю Оболенскому от 30 декабря 1931 года пишет: «Дорожите молитвами страдалицы монахини Марии. Много пожалеют о своей несправедливости к этой Божией избраннице. Она близка к Богу и Господь её слушает». (valaam.ru).

У могилы по молитвам к мон. Марие, люди получают помощь.

В 16.06.2017 году в благодарность за помощь, оказанную по молитвам к мон. Марие, на пожертвование р. Б. Анны и Георгия был установлен гранитный Крест. У подножия Креста написаны слова: Монахиня Мария. Анна Александровна Танеева. Слово «Вырубова», вобравшее в себя все негативное о ней и о Царской семье, ушло в прошлое.

Могилу верной подруги Государыни на Православном Ильинском кладбище в Хельсинки, посещают русские, финны, греки, поляки, американцы. Преклоняясь перед её жизненным подвигом, они приносят свои печали, скорби, болезни. Как при жизни, так и сейчас она помогает, исцеляет, никого не оставляет без утешения.

«Дорогая Анна Александровна! Я три раза была у Вашей могилы. Восхищаюсь силой любви, которую вы сохранили до конца жизни». Анне Ротеер из Польши.

«Милая Анна Александровна! Я прочитала Вашу биографию! Я вдохновлена! Вы такая стойкая! Не смотря на то, что вся Россия от Вас отвернулась кроме Царской семьи, Вы не утратили свою Веру в Бога, доброту и мужество! Анна Александровна, попросите, пожалуйста, у Господа, чтобы Он даровал мне терпения, кротость, доброту, силу, послушание и уважение». С уважением, Инна, СПБ. Письма от Инны СПб.

Всепрощение, любовь и служение ближнему открыли Анне Александровне врата Рая.

«Низкий всем поклон из Дивеево!

Высылаем Образ Анны Александровны Танеевой, Верноподданной Государя Императора Николая Александровича, который по благословению был написан в г. Козельске, р. Б. Ириной в 2012 году. Вразумление о написании Образа началось во время Крестного хода, который проходил в 2010 году из «Храма на Крови» в Екатеринбурге в монастырь святых Царственных Великомучеников. В течении Крестного хода крест на груди Анны Александровны мироточил несколько раз».


Тропарь Глас 1:
Преподобной монахине Марие (в миру Анна Танеева)

Любовью Христовой, яко светильник, пламенея, / добродетелью мудрым девам уподобилася еси; / Царя Небесного раба благая и верная, / Царю земному с семейством образ верности явила еси, / восприявши от богоборцев за любовь поношение, / за верность поругание; / житие праведное на чужбине скончавши, / ангельским чином, яко венцем нетленным, увенчалася еси; / мати преславная Марие, / моли Христа Бога с возлюбившими тя мучениками Царскими, / Отечество наше от погибели избавити, / и спасти души наша.

Завещание монахини Марии «...Мы, Русские, часто виним в нашем несчастье других, не желая понять, что положение наше — дело наших же рук, мы все виноваты, особенно же виноваты высшие классы. Мало кто исполняет свой долг во имя России. Чувство долга не внушалось с детства; в семьях дети не воспитывались в любви к Родине, и только величайшее страдание и кровь невинных жертв могут омыть наши грехи и грехи целых поколений. И только тогда встанет великая и могучая Россия, на радость нам и страх врагам нашим. Да поможет Господь нам, всем русским, томящимся на далекой чужбине и страждущим в многострадальной, но безконечно нам всем дорогой Родине, соединиться в любви и мире друг с другом, принося наши слезы и горячее покаяние милосердному Богу за безчисленные согрешения наши, содеянные перед Господом, и Богом венчанным Государем нашим, и нашей Родиной. И только тогда встанет великая и могучая Россия, на радость нам и страх врагам нашим».

7 июня 2019 года в Российском Центре Науки и Культуры г. Хельсинки была проведена конференция и представлена выставка, посвященная жизни А.А. Танеевой, (монахини Марии), приуроченная к 135-летию со дня её рождения и 55-летию со дня упокоения. Двенадцать стендов выставки с фотографиями рассказывающими о её родителях, родственниках, российском и финском периоде жизни, отношениях с Царём, Царицей, Маршалом К. Г. Маннергеймом, Королевой Швеции Луизой, Матильдой Вреде. Были представлены её личные вещи.




А. Хухтиниеми, один из учредителей Общества и организаторов выставки
В настоящее время на основе выставки в Финляндии готовиться открытие музея её имени.

Хельсинки, Ильинское кладбище. Сектор 27. Фото А. Хухтиниеми

Благодарю Господа за помощь по молитвам к монахине Марии в осуществлении целей и задач, поставленных в Уставе Общества, всех, кто участвовал и молился за возрождение Царских мест и прославления доброго имени Анны Александровны Танеевой!

Слава Богу за всё!

Хухтиниеми Людмила Михайловна.
Председатель Общества памяти святых Царственных мучеников и Анны Танеевой в Финляндии ry

Источники:

1. «Анна Вырубова - фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г.
2. Н. Д. Жевахов. Воспоминания, том 1. М.: Родник, 1993
3. С.А. Танеев. Воспоминания. «Новый журнал». Кн. 127. Нью-Йорк. 1977. С. 172, 177, 179.
4 В. М. Руднев. «Правда оо Русской Царской семье и тёмных силах». ГАРФ, фонд 601.
5. С.В. Марков. «Покинутая Царская семья». М.: Паломник, 2002
6. Ф. Рагин.Открытие дилетанта. Интернет ЖЖ.
7. М. Распутина. «Распутин. Воспоминание дочери». М., Захаров, 2000.
8. Национальный архив Финляндии.VALPO
9. "Письма Святых Царственных Мучеников из заточения". Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Санкт-Петербург 1998 г.
10. Письма валаамского старца схиигумена Иоанна (Алексеева) монахине Марии (Анне Александровне Танеевой). http://shiigumen.ru/
11. Йельская Библиотека редких книг и манускриптов имени Уолтера Бейнеке Младшего. Альбомы Анны Александровны Танеевой https://collections.library.yale.edu/catalog/2

Празднование Образа Божией Матери Казанская.
04 03.2021