ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


АННА АЛЕКСАНДРОВНА ТАНЕЕВА. ЖИЗНЬ В ФИНЛЯНДИИ

ТЕРИОКИ

Людмила Хухтиниеми


После расставания с Царской семьей в Александровском Дворце в марте 1917 года, арестов, тюремных заключений, Анну Александровну ничего не интересовало. На её глазах с неимоверной скоростью уничтожалась святая Русь, её народ.

«Общее положение в стране становилось все хуже и хуже. Армия больше не существовала и я была убеждена, что все несчастья, постигшие Родину, были вполне заслуженными после той участи, которая постигла Государя».

«…Ты знаешь, Аня, с отречением Государя все кончено для России, — сказала ей Государыня, — но мы не должны винить ни русский народ, ни солдат: они не виноваты». Слишком хорошо знала Государыня, кто совершил это злодеяние. … Я верила, надеялась и молилась, что ужасное положение России временное и что скоро наступит реакция, и русские люди поймут свою ошибку и грех по отношению к дорогим узникам в Тобольске.

Анна Александровна, ни на секунду не задумываясь, разделила бы участь Царской семьи, её любимой Государыни, пройдя вместе с ними весь скорбный путь Царской Голгофы. Но Богу было угодно иначе.

Находясь в розыске, в ежеминутной опасности быть найденной и убитой, чрезвычайно утомленная и изменившаяся, она после долгих уговоров все же согласилась покинуть Россию и дала обет, что если ей с матерью удастся поселиться в Финляндии, то она примет монашество и посвятит Богу свою оставшуюся жизнь. «Боже, чего стоил мне этот шаг»!

У Анны Александровны и ее матери, Надежды Илларионовны, была виза в Швецию через Финляндию. Въезд в Финляндию был разрешен с 28.10.1920 года, о чем было официально подтверждено финской полицией. Виза была оформлена профессором Зейдлером, проживающим в Выборге. Но Анна Александровна была в розыске Советской властью и въезд через границу был чреват для нее последствиями. И тогда Анна Александровна с матерью Надеждой Илларионовной приняли решение перебраться в Финляндию нелегально.


Разрешение на въезд в Финляндию

В декабре 1920 года Анна Александровна с матерью на санях по льду Финского залива нелегально были доставлены на финский берег.

«Было почти светло, когда мы с разбегу поднялись на финский берег и понеслись окольными дорогами к домику финнов, боясь здесь попасться в руки финской полиции. Окоченелые, усталые, мало что соображая, мать и я пришли в карантин, где содержали всех русских беженцев».


Анна Александровна во время карантина. 1921 год. httpsterijoki.spb.ru

15 января 1921 г. Анну Александровну допросила финская Центральная уголовная полиция.

Для финских властей Анна Александровна представляла высокопоставленную личность. В их глазах она была представительницей одного из самых роскошных Дворов Европы, занимавшей значительное положение в семье Царя Николая II и, согласно создавшемуся общественному мнению, влиявшая на политику. Во время допроса, как и, неоднократно, в России, ей ставились вопросы об ее отношении к Царю, Г.Распутину, о политике.

На вопрос: «Как вы объясните приход большевиков к власти» последовал ответ Анны Александровны:

«На практике Великосветские Князья и другие представители высшего общества вели легкомысленный образ жизни, не обращали внимания на народ, который находился на низком уровне жизни, не обращали внимания на его культуру и образование. Большевизм зародился по их вине. … Гибель России произошла не с помощью посторонней силы. Надо и признать тот факт, что сами русские, те, что из привилегированных классов, виноваты в ее гибели.


Протокол допроса. Национальный архив Финляндии

… Чтобы возродить былую Русь, надо научиться терпению к другим и покаянию, только тогда начнет проявляться национальная гордость. А пока мы обвиняем друг друга, улучшения не будет, и Божия Благодать не прольет свет на ту пустыню, которая некогда была Государством Российским». Из протокола допроса.


Из документов полиции

Протокол допроса на восьми страницах 20.01.1921 был отправлен Президенту, Министру внутренних дел, Министру иностранных дел, начальнику Генерального штаба Финляндии.

Окончательная часть протокола допроса

Через две недели после допроса Анна Александровна с матерью подают прошение выборгскому уездному старшине на право проживания. Но 10.03.1921 года они получили отказ. Кроме того, было вынесено решение просителей «выселить из страны».


Отказ в виде на жительство и решение о выселение из страны

Анна Александровна выезжает в Стокгольм, где в то время жила с семьей ее сестра, Александра Пистолькорс.


Удостоверение личности

В Стокгольме она получила удостоверение личности, написанное по-шведски.

По возвращении из Стокгольма в Териоки, Анна Александровна и Надежда Илларионовна вновь запросили документ, удостоверяющий личность в Финляндии, ссылаясь на Женевский договор от 05.07.1922 года. Доверенным лицом Анны Александровны в решении этого вопроса был Harri Ruohonen.

Прошение на выдачу удостоверения личности было удовлетворено. 13.10.1922 года Центральная сыскная полиция была поставлена в известность и приняла к руководству Женевский договор. По решению финской полиции, Анна Александровна с матерью получают въездную визу и прописку в Териоках до 1924 г.


Принятие к исполнению Женевского договора. Удостоверение личности на трех языках. Териоки, ноябрь, 1922 г. Национальный архив Финляндии

Анна Александровна с матерью живут на даче, одном из красивейших образцов русского деревянного искусства. Дача была ведомственной и принадлежала к собственности Михайловского Дворца, где проживала семья Танеевых и числилась за Александром Сергеевичем Танеевым, Статс-секретарем, Главноуправляющим Собственной Его Императорского Величества Канцелярией.


Дача Танеевых - Приморское шоссе, 448. Фото: В. Мудров, 08.03.2014

До революции Териоки было местом летнего отдыха состоятельных жителей Петербурга. Они имели там свои дачи и проводили оживленную светскую жизнь. После революции многие из них уехали за границу, а некогда Великое Княжество Финляндское в результате революции, стало государством Финляндия.

После выселения Анны Александровны из Териок, дача приобрела новых хозяев. Дача, после проживания на ней Анны Александровны, получила название «дача Вырубовой», так известно и популярно было её имя.

Чтобы как-то обезпечивать свое и матери существование, были проданы композиторские труды отца, имущество дачи.

До населения бывшего Великого Княжества Финляндского через газеты, радио и слухи доходила та грубая ложь, целью которой было очернить доброе имя Анны Александровны. В глазах многих она представлялась политической интриганкой, которая, пользуясь дружбой с Государыней, влияла на события, приведшие к гибели России. Ее считали любовницей Г. Распутина.

Жизнь в Финляндии была безопасной, но скорбной, с немалыми страданиями. Ослабленная душевно и физически после происшедших в России событий, ужасов перенесенных издевательств и страданий в тюрьмах, надломленное состояние не оставляло её. Положение осложняла жизнь с людьми иной культуры, традиций, другого, незнакомого ей языка. Ко всему этому добавлялись материальные лишения, доходящие порой до бедности.

«И у меня, и у матери душа полна неизъяснимого страдания: если было тяжело на дорогой Родине, то и теперь подчас одиноко и трудно без дома, без денег... Но мы со всеми изгнанными и оставшимися страдальцами в умилении сердец наших взываем к милосердному Богу о спасении дорогой Отчизны. “Господь мне помощник и не убоюся, что мне сотворит человек”».

Поселившись в Финляндии, Анна Александровна остро переживала все былое, как радостное, так и горькое. Дворцовые торжества, Государь, дружба с Государыней, Царские дети, поездки с ними в Крым, в Финляндию. К этим радостным воспоминаниям примешивались воспоминания об интригах вокруг Царской Четы, об открытых и беззастенчивых требованиях родственников и, казалось бы, глубоко преданных и близких Государю людей отказаться от Престола.

«Мне не верилось, что Государь, самый великодушный и честный из всей семьи Романовых, будет осужден стать невинной жертвой своих родственников и подданных. … Слезы звучали в его голосе, когда он говорил о своих друзьях и родных, которым он больше всех доверял и которые оказались соучастниками в низвержении его с Престола. Он показал мне телеграммы Брусилова, Алексеева и других генералов, от членов его Семьи, в том числе и Николая Николаевича: все просили Его Величества на коленях, для спасения России, отречься от Престола. Но отречься в пользу кого? В пользу слабой и равнодушной Думы? Нет, в собственную их пользу, дабы, пользуясь именем и Царственным престижем Алексея Николаевича, правило бы и обогащалось выбранное ими регентство!».

Анна Александровна не могла смириться с тем злом, которое произошло с Божиими Помазанниками, с Церковью, с обманутым народом и страной в целом. С тем злом, которое, по ее словам, превратило Россию в «большой сумасшедший дом» и вело к её уничтожению. Государыня писала Анне из Тобольска 13 (26) марта 1918: «Боже, как я свою родину люблю со всеми ее недостатками! Ближе и дороже она мне, чем многое, и ежедневно славлю Творца, что нас оставил здесь и не отослал дальше. Верь народу, душка, он силен и молод, как воск в руках. Плохие руки схватили — и тьма и анархия царствуют; но грядет Царь славы и спасет, подкрепит, умудрит сокрушенный, обманутый народ».

Болью в сердце остались в ее памяти разлучение с Государыней, смерть отца.

Все это переполняло ее душу, и сразу же после разрешения остаться в Финляндии она заканчивает писать и издает задуманную еще в России первую книгу своих воспоминаний «Страницы из моей жизни» о действительных событиях того времени, свидетельницей которых она была, чтобы примирить народ с Царем, а также и о себе.

Государыня в письме 10 декабря 1917 писала из Тобольска: «…Я не буду говорить о твоих страданиях. Забудь их с твоей фамилией, брось это все и живи снова».

Однако воспоминания на русском языке вышли в Париже в 1922 году под фамилией Вырубова, хотя она была в разводе с мужем и вернула себе девичью фамилию Танеева сразу же после развода в 1908 году. Фамилия Вырубова в то время была широко известна, что способствовало бы успешной продаже книги, доход от которой мог дать Анне Александровне с матерью средства на некоторое время.


Воспоминания «Страницы из моей жизни» были впервые опубликованы в 1922 г. в парижском альманахе «Русская Летопись», которые затем там же были изданы книгой

В 1923 году воспоминания вышли на финском, шведском и английском языках. В Швеции они вышла под названием «Воспоминания о Русском Дворе и революции».


«Воспоминания о Русском Дворе и революции» 1923 года на шведском языке, Стокгольм

В предисловии изданных в Стокгольме ее воспоминаний, Elsa Brändström, которая знала ее и ее родителей, пишет: «Анна Танеева была одной из тех немногих, которые в судьбоносный момент не предали Государыню, и была последней из тех, которым Александра Федоровна могла доверять».

На финском языке воспоминания под тем же названием вышли в г. Пори.

Из письма Матильды Вреде к Анне: «Я видела моего любимого брата в Коувола он только что закончил [читать] твою книгу и был полон глубочайшего восхищения тобой, твоей великой и смелой любовью к Императорской Семье и отсутствием у тебя ненависти к тем, кто тебя преследовал».

17 января 1923 года Анна Александровна пишет С.В. Маркову, который во время заключения Царской семьи в Тобольске принимал деятельное участие в организации ее освобождения: «...Теперь скоро два года, как мы выехали из России. Сколько перенесено с тех пор, что я Вас не видела! … За эти два года я очень поправилась, но еще порядочно нервная. … Мы с мамой сейчас в … Хочу Вам послать фотографии, которые будут Вам дороги, когда получу от Вас ответ. Читали ли Вы мои воспоминания, которые вышли в Париже? Если нет, то вышлю. Храни Вас Господь, милый “маленький Марков”! Слава Богу, что Вы живы! Танеева».

Изданные воспоминания, вопреки ожиданиям Анны Александровны, были встречены с негодованием и озлобленным раздражением как в Советском Союзе, так и за его пределами в среде тех, кто усмотрел в них свое обличение.

Териокский период отмечен дружескими отношениями Анны Александровны с Матильдой Вреде, с которой она была знакома еще с петербургских времен. Основой их дружбы явилась внутренняя потребность служить ближнему. Они организовывали мероприятия по оказанию помощи нуждающимся эмигрантам.


Матильда Вреде и Анна Танеева на собрании беженцев. Териоки. Фото Музейного ведомства

Матильда Аугуста Вреде (8 марта 1864 г., Вааса - 25 декабря 1928 г., Хельсинки), происходила из дворянского рода. Общественный деятель, благотворитель, прекрасный организатор, она всю свою жизнь посвятила помощи заключенным и обездоленным, нуждающимся. Получив разрешение властей, посещала тюрьмы страны, прощалась на вокзале Выборга с отбывающими в Сибирь ссыльными. После образования Финляндского независимого государства, ею был создан Комитет помощи русским беженцам и эмигрантам на Карельском перешейке.


Матильда Вреде. Художник Э. Ярнефелт

Матильда помогала монахам на Валаам. В 20-х годах вела дело валаамских монахов, касающееся календарного стиля. Монахи приняли ее как близкого друга, хотя дело не нашло понимания в полемике и не увенчалось успехом.

В Финляндии при переходе церквей под юрисдикцию Константинопольского патриархата, был введен григорианский календарь, финский язык в Богослужении. Решение было наделено силой закона правительства Финляндии. Приходы были разделены на две епархии: Выборгскую и Карельскую. Кафедра Архиепископа оставалась в Выборге.

В монастыре на Валааме произошла смута, бунт. Анна Александровна поддерживала ту часть монахов Валаамского монастыря, которые были против нововведения.

Матильда Вреде среди монахов Валаама. Фото Музейного ведомства

Сохранились письма Матильды к Анне, которые начинаются словами «моя дорогая, драгоценная».

«… Я могу только поблагодарить и благословить тебя, дорогая, за глубокую, искреннюю дружбу, которую ты мне даришь. Это слишком много, но, возможно, мне сейчас нужны такие заботы о душе. Я хотела бы сделать все, чтобы восстановить твои расстроенные нервы, разбитое сердце. Но я могу только любить тебя, думать, помогать и молиться за тебя». Матильда.


Тайная монахиня Мария (А.А. Танеева) с матерью Надеждой Илларионовной. После пострига

«Мои почтение и симпатии к двум глубоко страдающим и любящим Бога женщинам, мученицам за занимаемую ими на земле позицию и за ошибки "режима". … Я так благодарна за все, что ты делаешь, за твою любовь к бедным». Матильда.

В 1924 году эмигрировал и жил в Териоках Генерал-майор Свиты, Дворцовый комендант В.Н. Воейков.


В.Н. Воейков (02.08.1868 - 08.10.1947), неизвестное лицо. Териоки. Фото Музейного ведомства

Отношения между Воейковым и Анной были не простыми еще со времен жизни в Царском Селе. Он бывал в гостях у Анны Александровны, также и она бывала в его доме, вопреки требованию Великой княгини Анастасии Николаевны (Станы), лишившись места, уступив его Анне Александровне, она просила Воейкова перестать принимать ее в своём доме. Покупка Анной земли для большего по вместимости приюта для инвалидов, с постройкой храма с приделами, не обошлась для Анны без волнений. Против продажи земли был Дворцовый комендант В.Н. Воейков. Императрице пришлось настоять в просьбе оставить за ней выбранный ею участок. В письме от 31 марта 1916 г. Императору Николаю II в Ставку она писала: «Я прошу тебя настоять, чтобы Ане позволили купить этот участок земли, который она выбрала».

Согласно записи сыскной полиции в Териоках, Воейков через свою жену примерился с Анной, отношения с которой были «утрачены в связи с тем, что он, желая спасти себя из тюрьмы, клеветал на Царскую семью и Анну».

П. Ф. Миролюбов, «Русская жизнь в Териоках»: «Жил он на даче доктора С. П. Боткина, где проходили встречи русских, знавших и доверявших друг друга с Царских времен. Генерал Воейков часто заходил в наш дом, где жила В. Н. Абрамовская, наша соседка по квартире. В. Н. Абрамовская часто бывала в гостях у Воейкова, там она встречала Анну Вырубову (урождённую Танееву), фрейлину Императрицы. Воейков был женат на дочери графа Фредерикса, а А. В. Вырубов, муж Анны Танеевой, был троюродным братом Воейкова. Имя генерала Воейкова было хорошо известно местным жителям, но он не принимал участие в политической деятельности эмигрантов».

Из документа полиции: «Генерал Nevraszin, 05.11.1929. Хельсинки: Назначил сам себя на должность контролировать деньги 4-5 организаций офицеров эмигрантов в Финляндии. Морские офицеры протестовали, обосновывая свой протест тем, что о нем нет сведений, что он поддерживал Царя, он не был на фронте. Единственной возможностью было, что Кирилл Владимирович поддержит его».

В книге, вышедшей в Гельсингфорсе в 1936 г., В. Н. Воейков напишет: «Близкие отношения Государыни Александры Фёдоровны и Анны породили безконечные толки, основанием которых была зависть. Анна стала ближе к Царской семье, этого штатные фрейлины не могли ей простить. Государыня отвечала: «Она моя подруга».

Похоронен в Кауниайнен рядом с Министром Императорского Двора Российской Империи, Генералом от кавалерии, Генерал-адъютантом В.Б. Фредерикс и Эммой Фредерикс.


Фото v_mursa

К значительным событиям жизни Анны Александровны в Териоках является то, что в Финляндию, благодаря помощи Матильды, через круг ее дипломатических знакомых, Анне Александровне удалось переправить из Советского союза в Финляндию семь её личных альбомов с фотографиями, рассказывающими о времени её пребывания с Царской семьей.

Матильда также оказала помощь Анне Александровне в издании ее первых воспоминаний в Пори.

В знак благодарности, Анна подарила ей браслет.


«Цепь и слёзы». Золотой браслет с матовым камнем Императорской ювелирной мастерской Фабердже. Национальная библиотека Хельсинки

«Цепь и слезы» - слезы и лишения свободы дорогой Императрицы, который ты мне дала, я очень люблю. С почтением я смотрю на это и молюсь нашему Отцу Небесному за двух друзей, которые в России несли как «цепь со слезами», так и плен и обман. Спасибо моей любимой подруге Анне!». Матильда.

Анна Александровна так же, как Государыня и ее дети, увлекалась фотографированием. «У членов Царской семьи и у нее были свои фотоаппараты фирмы «Кодак Брауни». Сделанные снимки оживленно обсуждались за обедом, делались копии, затем наклеивались в свои личные кожаные, тесненной тканью альбомы с золотой Императорской монограммой». Был альбом и у Анны Александровны, который, помимо снимков, сделанных ею лично, включал снимки, сделанные Императрицей Александрой Федоровной, придворным фотографом, а также подаренные ей со стороны.

Когда болящую корью Анну Александровну Керенский арестовал в Александровском Дворце, куда она переехала по настоянию Александры Федоровны, альбомы хранились там. Затем Государыня через верных слуг передала их ей вместе с оставшимися золотыми вещами и деньгами. Во время арестов при большевистском режиме, когда искались на нее улики, и из квартиры уносилось все, что помещалось в карманах и в руках, Анне Александровне все же удалось сохранить у своих надежных друзей эти довольно-таки больших размеров альбомы, насчитывающие около 3000 фотографий. Хранить альбомы было рискованно. Советская власть с особым рвением охотилась за любыми изображениями Царской семьи, изымая их из библиотек, архивов, из всех других доступных им мест с целью уничтожения памяти о них.


А. А. Танеева с одним из семи личных альбомов. Выборг, 1937 г

В 1937 году по инициативе Сергея Александровича, брата Анны, проживавшего с супругой в Нью-Йорке, произошло знакомство Анны Александровны с Робертом Д. Брюстером, студентом Йельского университета в Америке. Целью его приезда в Выборг было неподдельное желание узнать возможно больше из уст самой Анны о семье последнего Российского Императора.

У Анны Александровны установилась с ним переписка. Желание сохранить для потомков исторически ценные фотографии послужило решение продать их Роберту Д. Брюстеру, который в свою очередь подарил их Йельскому университету.

Публикация содержания «Романовский семейный альбом» в интернете, были доступны уже после смерти Анны и Сергея Танеевых. В то время они, как и в прежние времена, своими делами продолжали быть верноподданными Царю Николаю Александровичу и продолжают служить ему и сейчас.

Попав в Йельскую Библиотеку редких книг и манускриптов имени Уолтера Бейнеке Младшего, альбомы сохранились. В 1951 году, были каталогизированы и в настоящее время находятся в свободном доступе в интернете.


Альбом №2, первая страница. Йельская Библиотека редких книг и манускриптов имени Уолтера Бейнеке Младшего

Первый альбом в знак благодарности за оказанную помощь, был подарен Королеве Швеции Луизе.

В Териоках, Анна Александровна, превозмогая трудность в передвижении, совершает с помощью матери и близких людей частые поездки в Валаамский монастырь на Ладоге. Там она находит духовную поддержку в общении с иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым, 1871-1947) и схиигуменом Иоанном (Алексеевым, 1873-1958).

Иеросхимонах Ефрем был еще до революции знаком Анне Александровне. Он был духовником Великого князя Николая Николаевича Романова. На средства Николая Николаевича и других Великих князей на Валааме было задумано устроить скит в двух верстах от монастыря, где бы днем и ночью читалась Псалтырь и совершалось Богослужение, за которым бы поминались души всех воинов, живот свой за Веру, Царя и Отечество положивших. К 1917 году успели построить только небольшой храм во имя образа Божией Матери «Смоленская» со звонницей, а также избушку-келью, в которой и жил о. Ефрем. С началом смутных времен насельников скита собрать не удалось. Отец Ефрем один ежедневно совершал Божественную Литургию вплоть до 1940 годов, за которой он поминал до 1000 имен павших воинов. Постелью ему был гроб.

Посещения Валаама и духовные беседы со иеросхимонахом Ефремом, усилили решение Анны принять монашество.

Отец Ефрем, провидев искреннее желание Анны отрешиться от мира, скорбь её души, предложил ей тайный монашеский постриг. Тайное пострижение было в то время частым явлением, особенно среди эмигрантов. Тайная монахиня могла жить вне монастыря, среди обыкновенных людей, дав обет безбрачия и отречения от всех мирских благ. Ей необходимо было исполнять определенное ежедневное уставное молитвенное правило, посещать Богослужения в близлежащей церкви, а также скромно одеваться и избегать светских развлечений.

14 ноября 1923 года происходит её тайный монашеский постриг с именем Мария, в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины, празднование которой совершается в неделю Святых жен-мироносиц и 4 августа.


Монахиня Мария (Анна Танеева) со своим духовным отцом иеросхимонахом Ефремом (Хробостовым) после пострига. Архив Валаамского монастыря

Постриг был совершён в Смоленском скиту, настоятелем Валаамской обители, Игуменом Павлином.

Впоследствии, 30 декабря 1931 года иеросхимонах Ефрем, духовник Обители, духовный отец Анны Александровны, в письме Князю Оболенскому т напишет: «Дорожите молитвами страдалицы монахини Марии. Много пожалеют о своей несправедливости к этой Божией избраннице. Она близка к Богу и Господь её слушает». (valaam.ru).


Архив Валаамского монастыря

Это была её очередная высшая, тайная, никем не понятая жертва умереть для мира и его соблазнов, чтобы в уединении молится о спасении души, за своих близких, за свой народ, за Отечество.

Монашеский постриг Анны предвидел Г. Е. Распутин при последней встрече со своими духовными друзьями 16 декабря 1916 г., накануне его убийства. Эти слова по свидетельству Марии Евгеньевны (Муни) Головиной он сказал Анне, приехавшей из Царского Села вместе с Княгиней Татьяной Шаховской и Е. В. Сухомлиновой:

«Ты, Аннушка - вижу тебя в монастыре... помолись за нас, будешь «блаженная Анна», молитвы твои до Бога доходны будут. После твоей смерти люди придут к тебе на могилку просить помощи, и Бог услышит тех, кто просит Его во имя твое. Ты пострадаешь за тех, кого любишь, но страдания твои откроют тебе врата Райские, и ты увидишь тех, кого ты любила и оплакала на земле».


Справа налево: монахиня Мария, игумен Харитон, иеромонах Павлин и неизв. лицо. http://shiigumen.ru

27.02.1925 году из Териок в Министерство внутренних дел было отправлено прошение о получении финского гражданства.

В гражданстве было отказано. Мотивы: живет на самообезпечении, доходы ненадежные, не прожила в Финляндии 5 лет.

Поддержка Анной Александровной монахов Валаамского монастыря в вопросе летоисчисления послужит поводом для принятия правлением муниципалитета Териок решения 01.10. 1925 года о выселении её с матерью в Выборг.

В начале июля 1925 года они переезжают в Выборг.

Источники:

«Анна Вырубова фрейлина Государыни». СПб, 2012.
Национальный Архив Финляндии, Valpo.
Архив Национальной библиотеки Финляндии.
Архив Валаамского монастыря.
Федор Рагин. http://fedor-ragin.livejournal

Ссылка на статью!

© Copyright: http://tsaarinikolai.com