ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe




БОГОМ ПРОСЛАВЛЕННЫЙ ЦАРЬ
Часть IV


Серебряный рубль


СРЕДИ мрака свалившихся на нас скорбей будем молиться двум святым Николаям Угодникам - святителю Николаю Чудотворцу, древнему покровителю Русской земли, и святому Царю-мученику Николаю, чтобы заступничеством их вывел Господь народ наш из той трясины, в которой мы оказались.

Прихожанка Скорбященского храма на Большой Ордынке Иулиания Яковлевна Теленкова, старица, простая малограмотная женщина, всю свою долгую жизнь безраздельно посвятившая служению Господу, рассказывала мне незадолго до смерти, как она стала почитать Государя Николая Александровича. Она мало что знала о нём и никогда не задумывалась о личности и судьбе его. Когда у неё и её близких наступили безвыходные, грозящие непоправимой бедой всей семье материальные затруднения, она увидела во сне Царя в военной форме, который сказал, протягивая ей серебряный рубль со своим изображением: «Отслужи по мне панихиду, и всё у тебя устроится». Так и было: после молитвы о Государе пришла внезапная помощь, и с тех пор она всегда поминала его и молилась ему, как Второму Николаю Чудотворцу.

Явление иконы

ОДИН сельский, «некнижный», так сказать, человек, батюшка из Молдавии, иеромонах Валериан рассказывал, как началось у него почитание Царственных Мучеников. Ему было видение, как будто он совершает в своём храме каждение перед иконостасом. «И делал я это,- говорил он,- с такой молитвенностью и благоговением, какого редко удостаивался даже в самые великие праздники».

Среди привычных, хорошо знакомых ему икон он увидел новую, с которой как живой обратился к нему изображённый на ней святой. Хотя он раньше никогда не видел этого святого, но сразу узнал его, как это иногда бывает во сне. Святой Царь-мученик Николай сказал батюшке, чтобы он всегда молился ему, как и другим святым. Батюшка с изумлением говорил, что до этого имя Царя ему ни о чём не говорило, а теперь, прочитав все книги о нём, он не может понять, почему кто-то смеет противиться его прославлению.

Помощь на экзаменах

«Событие, о котором я хочу рассказать, само по себе как будто ничего особенного не представляет, но последствия его для нашей семьи неожиданны и значительны.

Мой племянник накануне дня памяти убиения Царской Семьи (17-го июля) готовился к экзаменам по математике (алгебре и геометрии) и пришёл в совершенное отчаяние - приготовиться на «отлично» он не может, а при другой оценке он не проходит по конкурсу в техникум. Я уговорила его положиться на волю Божию и заступничество Царя-мученика, и со словами «Господи, помилуй» идти на экзамен. Сама же как могла просила на Литургии Господа, если будет Его святая воля, помочь моему племяннику, по святым молитвам Государя-мученика. Со слезами просила Государя и всех членов его Семьи молить Господа о помиловании нас грешных.

Дело в том, что моя мама и я очень надеялись, в случае поступления в техникум у моего племянника будет меньше времени «болтаться» по улицам и участвовать с дружками в каких-нибудь непотребных злых делах. И совершилось невероятное: вытащив билет с теоремой, которую он не знал, он растерялся. Экзамен проходил как во сне. Он не помнил, что отвечал и какие дополнительные вопросы ему задавали, и тем не менее получил желательную оценку. Это было чудо для него самого, меня и, главное, моей мамы, в недавнем прошлом не просто атеистки, но и той, которая в течение пятнадцати лет неизменно устраивала скандалы каждый раз, когда я шла в церковь. Ничто - никакие слова и никакие события - не могли поколебать её активного противоборства вере. Теперь она почитает Царя-мученика и молится ему и другим святым, которых знает, особенно преподобному Серафиму Саровскому, в тяжёлых жизненных ситуациях, а может и постоянно, и даже пытается обратить к вере мою сестру - свою дочь».

Светлана Р.

Избавление безбожника

CВИДЕТЕЛЬСТВО, полученное от инока Зосимовой пустыни Ипполита. «До моего поступления в монастырь, помнится, привёз я своим родителям портрет Императора Николая II и его супруги Императрицы Александры Феодоровны. Наученные временем советского периода думать о деспотичности Царей, родители мои недоумевали, о каком прославлении может идти речь, с тревогой глядя на эти два портрета, вывешенные на видное место. Мать, по образованию литератор, сразу вспомнила Кровавое воскресенье 1905 года, Ленский расстрел рабочих, но, БОГОбоязненная с детства, от многих высказываний воздерживалась, задавая только вопрос самой себе: «Как же так?». Отец же мой, человек неверующий, как и сам себя называл, на высказывания не скупился, но в то же время, имея злобу на коммунистов, высказывал сожаление о судьбе Царственных Мучеников. Нервозность домашней обстановки с различными отзывами в адрес Царя обострялась критическим положением моих родителей, а вернее, моего отца: ему грозила тюрьма, так как он по своей простоте и неведению попал в толпу мошенников. Уже было заведено уголовное дело, уже были допросы и было назначено время суда.

И вот родитель ночью видит сон: стоит сам Государь в офицерской форме царской армии, с погонами, высокий, голубоглазый, весь светлый, стоит вполоборота к родителю, и кто-то в чёрное одетый говорит родителю: «Поклонись ему, и он поможет тебе!» - И он поклонился. Ещё помнит, вокруг Царя Семья его и дети. После этого родитель вместе с родительницей пошли в маленький деревенский приходской храмик в честь Архистратига Божия Михаила и Всех небесных сил безплотных и отслужили МОЛЕБЕН Царю-Мученику Николаю и всем Царским Мученикам, который согласился отслужить приходской батюшка, предварительно выслушав сон, который приснился родителю.

И что же? Где-то через 3-4 дня произошёл переворот в Москве, знаменитый расстрел Белого Дома. И сразу же произошёл переворот в области, также заменили главу администрации, который ненавидел родителя и всячески хотел обвинить его и отправить в тюрьму. Смена должностных лиц давала надежду на снисходительное отношение к родителю. Потом через некоторое время был суд. Отцу дали один год условно, потом - амнистия, и судимость сняли, причём только одному ему сняли из шести подсудимых.

После этого случая отношение родителя к Царю изменилось и стало даже благоговейным. Почувствовав однажды реальную помощь, дотоле хуливший всё святое, наткнувшись на очередную трудность, побежал он опять к тому, от кого увидел эту помощь - к Царю Николаю II и всем Царским Мученикам, и было это так. Родитель, сам являясь фермером, оказался в такой ситуации, когда стало нечего сеять. Не было семян для посева, и всё это грозило ему остаться не только без денег, но и отдавать всем своим имуществом для расчёта с долгами. Они опять с родительницей вместе служили МОЛЕБЕН Царю-Мученику Николаю II и всем Царским мученикам. Сразу после этого к ним домой приезжает наместник близ расположенного монастыря и говорит родителю, что у него есть знакомый, который хочет дать ему семена для посева. Вся земля была засеяна, 150 гектаров».

Как мы уже говорили раньше, в свидетельствах о чудесах святого мученика Царя Николая, явленных в последнее время, характерны черты, сближающие его образ со святителем Николаем чудотворцем. Он спешит на помощь тем, кто в беде, в опасности, кто потерял дорогу. Особенно сострадателен он к простым людям, которых он так любил и с которыми так легко находил общий язык при жизни. При этом он часто является людям, никогда не искавшим его заступничества - тем, кто как бы представляет весь наш обманутый народ, за который он жизнь положил и который предал его своим отвержением или равнодушием. Государь настойчиво просит молиться о нём и ему, потому что принимающий пророка во имя пророка получит награду пророка, как говорит Господь.

Чудесное охранение книг. О Новомучениках

ВЛАДЫКА Мелхиседек в середине 70-х годов был представителем Московского Патриархата в Берлине. В одну из поездок на родину он вёз в своём багаже довольно много церковных книг, изданных за рубежом и посвящённых коммунистическим гонениям на Русскую Церковь после революции 1917 года. В то время это могло быть квалифицировано властями как ввоз антисоветской литературы с последствиями по соответствующей статье уголовного кодекса.

В аэропорту Шереметьево таможенники начали (впервые за несколько лет регулярных поездок Владыки за рубеж) производить подробный досмотр багажа. Запрещённые к провозу в СССР книги Владыка поместил в чемодан с церковным облачением, в сложенный саккос. Если бы книги обнаружили, то, в лучшем случае, это закончилось бы отправкой на покой. Владыка начал молиться, особенно усердно обращаясь к Царю-Мученику Николаю II, которого давно почитал за святого. Таможенники не спеша просматривали чемоданы, вынимая каждую вещь. Извлекли и саккос со спрятанными там тяжёлыми книгами. Простучали днища всех чемоданов и также неспешно начали всё укладывать обратно. Владыка не переставал молиться Государю. На облачение с книгами таможенники обратили внимания не больше, чем на любой другой предмет из багажа архиерея.

Благословение Царя-Мученика на русском народе


«Я мучилась и скорбела в те дни, мне было страшно и стыдно. В воскресенье 10-го октября днём я прилегла дома отдохнуть и незаметно уснула. Я увидела во сне наш Свято-Троицкий храм. Как всегда, в нём было много людей, но на этот раз народ был всё какой-то не церковный, таких во множестве встречаешь на улицах, в магазинах и прочее. Они стояли, плотно прижавшись друг к другу. Я зашла в храм, видимо, во время заупокойной ектеньи, но странное услышала пение, хор пел странное необычное песнопение: «Ныне упокой, Христе Боже, нас...». Я ушам своим не поверила, что они поют? «Ныне упокой, Христе Боже, нас» - поют и поют одно и то же, да так вдохновенно, слаженно, возвышенно - не так, как обычно у нас хор поёт оперными переливами. Тут выходит на амвон священник и подаёт знак присутствующим, и весь народ начинает петь вместе с хором: «Ныне упокой, Христе Боже, нас». Священник дирижирует, а народ всё поёт и поёт. Рядом со мной женщина грубо трясёт своего ребёнка и приказывает: «Пой, пой!» - и несётся над всеми: «Ныне упокой, Христе Боже, нас!».

Я нахожусь в оцепенении и понимаю, что это сон, и пытаюсь проснуться. И вот мне кажется, что я просыпаюсь и начинаю мучительно думать о виденном, и почему-то вспоминаю Царя Николая-Мученика. И вдруг я вижу его (оказывается, я всё ещё сплю). Я вижу образ Царя высоко-высоко, над иконостасом. Это икона, но в то же время Царь - живой. Он в военном костюме, изображён по пояс. Он смотрит на народ с любовью, лицо его спокойно и излучает мир. Я смотрю на него туда, вверх и вдруг вижу, что он благословляет народ. Он благословляет его обеими руками».

Татьяна Васильева.

Небесные утешители

НАДЕЖДА Феодоровна Вепринцева, живущая в Тарусе, рассказала, что однажды зимой в 1995 году, когда она впала в особенно сильное уныние, размышляя о судьбах России, она увидела во сне Государя Николая Александровича и отрока Алексея, стоящих в военной форме. Они так спокойно и уверенно, как бы утешая её, смотрели на неё, что она почувствовала, как её сердце, изнемогавшее от отчаяния, наполняется надеждой.

После этого видения вся тоска прошла. «Я поняла,- сказала она,- что несмотря ни на что, всё не так безпросветно плохо. Бог сильнее всего, и Ему одному ведомым образом пророчества о будущем России исполнятся».

Молитесь Царской Семье!

«Опишу вам свой сон. Голос сказал мне: «Молись Царской Семье». Я ответила: «Я её не знаю и не знаю, как молиться ей». Голос сказал: «Сходи к священнику о. Геннадию, он научит». Пришла к нему, рассказала ему. Он мне сказал имена их, а молиться, сказал, не знаю как. Следующей ночью слышу, голос говорит: «Молись так: Помяни, Господи, Царя Давида и всю кротость его. Помяни, Господи, Царя Соломона и всю премудрость его. Помяни, Господи, убиенную Царскую Семью и молитвами их святыми помилуй мя, грешную».

Я стала им молиться, была в трудном положении, с помощью Божией всё пережила. У меня никогда не текли слёзы на молитве, закаменелое сердце оттаяло, не могу без слёз, слава Богу, молиться о Царской Семье, значит, они за нас молятся. Господь дал им дар, по молитвам их, размягчать окаменелые наши сердца, за их страдания, если люди будут молиться Царской Семье, оттают сердца с Божией помощью».

Грешная раба Клавдия.

Великая Княжна Мария

«Каждый год я непременно хворала пневмонией. И так продолжалось не год и не два, а лет десять. Я уже была замужем, а моей дорогой незабвенной бабушки уже не было на этом свете. Попав в очередной раз на сквозняк, на сей раз весной, я сильно расхворалась, но долго переносила недуг на ногах, пока не свалилась. Был день рождения Императора Мученика, 19-ое мая. В моём дневнике этот день подчёркнут. К моему горю, дома я была совершенно одна, муж в командировке, родные далеко, помочь некому. А помощь была нужна, потому что я даже не могла встать на звонок в дверях. На меня наваливалось что-то неживое, смертное и страшное. Я слабела духом и сдавалась, знобило. Хотелось пить. Утром мне стало полегче, я очнулась, пахло сиренью, за окном распевали птицы, жара не было почти. Поверх одеяла я была накрыта чем-то. Офицерская старинная шинель с орлами! Господи! Откуда?! В кресле сидела девочка лет 17-ти и читала тихонько чудным грудным голосом акафист святителю Николаю по тетрадке, которую я тотчас узнала! (Когда-то 7-летней девочкой я переписывала этот акафист по просьбе моей бабушки, монахини в миру, в отдельную тетрадку для какой-то болящей тётеньки.) «Брежу!» - испугалась я. Девочки этой не знаю. И никто, даже ленинградская племянница, если бы и приехала, читать бы акафист, да ещё вслух с распевом, не сумела бы. И произношение у этой незнакомки несовременное, а как у бабушки, «ч» и «щ» произносит по-петербургски. Конечно, это я брежу! Но почему-то спрашиваю: «Откуда такая странная шинель?». «Папина» - ответила она.- «А ты кто?» - «Мария».- «Какая?» - «Сестра милосердия».

Я смотрела на круглое лицо с большими серыми глазами, что-то достойное и кроткое в облике. Платье простое, светло-голубое. И ветка сирени в вазе свежая.

«Дай мне попить».- Она подошла ко мне с чашкой тёплого молока. Я спросила: «Это что, мой бред?». «Достоевский сказал, что нет бреда и нет безумия. Просто иногда в чрезвычайных обстоятельствах люди видят и другой мир».

Я выпила молоко, тёплое, вкусное.

«Ты сегодня выздоровеешь окончательно. Папа сказал. Сегодня у него день рождения, а послезавтра именины. Это тебе от него в подарок. А я посижу с тобой. Хочешь, ещё почитаю службу?». «Нет! Почитай что-нибудь другое, светское, весёлое, а потом службу...».

Чудный голос, переливаясь с низких воркующих нот в хрустальную высоту, читал мне смешной рассказ о молоденькой дамочке с кружевным зонтиком и юбке с оборочками. Чехов? Я никак не могла вспомнить такого рассказа. И вот только уже в 90-ые годы, когда появились книги Н. Тэффи, я узнала этот рассказ! Рассказ закончился. Просить читать ещё я почему-то больше не смела, я как-то поверила в свою милосердную гостью. Она встала. У меня в изголовье всегда висели и висят бабушкины иконы Спасителя и Матери Божьей. Девочка встала перед иконами, встала и я на колени в постели: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, спаси и помилуй нас, грешных. Пресвятая Богородице, спаси нас».

Потом я уснула и проснулась здоровой и свежей. В комнате я была одна. Но ветка сирени, которой у меня до болезни не было, благоухала. И лампадка горела, хотя я её не зажигала. Но самое невероятное и драгоценное доказательство, что я, худая и грешная, удостоилась посещения оттуда, были бабушкины чётки! Чётки оказались висящими на иконе Спасителя. И это те самые чётки, с которыми бабушка была положена в гроб и похоронена. Кисточка на кресте чёток из зелёного гаруса была истлевшая, но сами чётки даже не рассыпались. С чётками с тех пор я не расстаюсь. Рассказывать тогда об этом я никому не стала, меня бы сочли сумасшедшей, но все мои близкие и батюшка мне поверили и помолились со мной. Болезнь же моя прошла безследно. И я свято верю, что это по молитвам моей бабушки я была исцелена таким чудесным образом. Она всегда чтила Святителя Николая Чудотворца и Царственных Мучеников. Дважды мы ездили с ней в паломничество в тогдашний Свердловск к дому Ипатьевых».

Нина Карташева.

Это описание дополняет собрание иерея Геннадия, но сколько ещё чудес от Царственных Мучеников не поверено бумаге. Сходите на Никольское кладбище Александро-Невской Лавры в убогую юродивую часовенку, посвящённую Царственным Мученикам. Бумажные иконки в символическом иконостасе, неумелой рукой по-детски написаны лики святых Царственных Мучеников на осыпающейся штукатурке полуразрушенного часовенного здания. Нет ни дверей, ни стёкол в оконных проёмах. Ветерок колышет царские штандарты. Бережно и трогательно собрано всё, что связано с памятью Царской Семьи. Молитвы, акафист, канон, переписанные от руки, на столике у входа. Почти всегда вы застанете там кого-нибудь молящимся Государю-Мученику. И вам расскажут многие чудеса, которые совершаются непрерывно по молитвам Царственным Мученикам, если вы спросите. Сюда приходят не по обязанности, не для вида, живая вера и нужда в небесном монархе-заступнике приводит сюда русского человека. И Господь творит чудеса по вере приходящих, жаль только, что мы небрежём, не собираем безценные свидетельства о каждом из чудес как драгоценные каменья в мученический венец нашего Небесного Монарха и его Семьи.

Из журнала «Русский Паломник»
Валаамского Общества Америки, № 15, 1997 г.