ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


ЗА "ПОЛИТИКУ" ОТВЕТИШЬ! ЧТО НЕ ТАК СО СТАВЛЕННИЧЕСКОЙ ПРИСЯГОЙ В РПЦ?

Одним из основных обвинений в адрес о. Сергия (Романова) со стороны екатеринбургского церковного суда звучало обвинение в нарушении священнической присяги. И нарушение это лежит, главным образом, в политической плоскости. Современный текст присяги гласит: "Обязуюсь и клянусь... ни в каких политических партиях, движениях и акциях участия не принимать".

Без отношения сейчас к личности и деяниям уральского схимника дело его дает повод задуматься над самой ставленнической присягой и ее адекватностью, с точки зрения Православной традиции и современных церковно-политических реалий.

Ставленническая присяга в современной истории Русской Церкви - это документ, сам по себе во многом обусловленный политической ситуацией - отсутствием Империи и "святыми 90-ми". Он не входит в корпус Канонических норм, по которым того или иного священнослужителя должны судить. Более того ставленническая присяга не должна быть сдерживающим фактором для пастырской совести (несправедливые Законы в обществе должны осуждаться духовенством, а это - "политика"), для исповедничества Веры (а порою это сопряжено с ослушанием епископу-еретику и государственной власти, если последняя, например, закрывает храмы, что тоже подпадает под "политическую статью"), для публичного выражения клириком своей гражданской позиции (поддержка, например, проекта Новороссии и осуждение киевской хунты). Не нормально и по сути лицемерно, когда ставленник клянется не входить "в молитвенное и каноническое общение с лицами, не принадлежащими к Православной Церкви", а его правящий архиерей спокойно в это общение входит и не обличает своих преосвященных "коллег" за это.

Курьезность неучастия в политике, как это прописано в присяге сегодня, видна невооруженным глазом. По норме современной ставленнической присяги, св. Иоанн Кронштадтский был бы, как минимум, запрещен в служении за участие в политическом движении, батюшка, как известно, был членом "Союза Русского Народа". А сам Патриарх Кирилл, публично агитировавший за поправки в Конституцию ("Мы за поправки", - сказал Святейший, голосуя как бы от лица всей РПЦ), таким образом, принял участие в политической акции. А поддержка в регионах кандидатов от "Единой России" со стороны епархиальных властей - это как с присягой на "аполитичность" согласуется?

В связи с этим возникают закономерно вопросы, разрешить которые, по нашему разумению, должен будущий Поместный собор РПЦ.

1. Каков канонический статус ставленнической присяги в Православии? Допустимо ли за "нарушение" сей присяги наказывать клирика так же, как за Канонические нарушения?

2. Аполитичность клириков, прописанная в действующей присяге - нонсенс, декларативная фантазия, равносильная запрету на идеологию в действующей, и даже малость "подправленной", Конституции, обусловленная распадом как Российской, так и Советской Империй. Политика не отделима от общественной жизни, Церковь является одним из главных общественных институтов, поэтому тезис об аполитичности Церкви - это ложь. Кроме того политика - это такая же сфера пастырского попечения, как и социальная работа, миссия, народное хозяйство и др. Запрет священнослужителю на участие в политических движениях и акциях (о партиях - вопрос дискуссионный), при том что Патриарх и другие иерархи в политике присутствуют, делает невозможным формирование собственно Православной политики, разобщает духовенство с патриотическими силами в стране, создает образ "благочестивых терпил" и приспособленцев.

3. Присяга на верность лично Патриарху Московскому и всея Руси - посмотрите этот текст, который довольно "секретно" появился в последние года как дополнение к основной ставленнической присяге, не есть ли антиканоническое нововведение и папистская тенденция? Тем более что в тексте этой "клятвы" верность Патриарху стоит на первом месте, а верность Церкви - на втором. Эта проблема касается и вообще вопроса о "послушании" клирика архиерею. Послушание не может быть возводимо в абсолют в Православной традиции.

Многие святые исповедники Веры стали святыми как раз за свое "непослушание" властям - как светским, так и церковным. Качество епископа "право правящего слово Твоея Истины" определяет и степень послушания ему.

Это лишь начало, пролог для серьезного размышления о том, как быть с судом за нарушение ставленнической присяги, когда сама эта присяга нуждается в вынесении суда по ней Поместным собором.


Telegram (https://t.me/tsarkrest/1212)