ОБЩЕСТВО ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ И АННЫ ТАНЕЕВОЙ В ФИНЛЯНДИИ RY.
Tsaariperhe

TSAARI NIKOLAI II ja ALEKSANDRA
ЦАРЬ ‒ ЭТО СИМВОЛ РОССИИ, РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА!





ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ СВЯТЫЕ ЦАРСКИЕ МЕСТА!

PayPal

КОНТАКТЫ



PYHÄT KEISARILLISET MARTTYYRIT JA ANNA TANEEVA SUOMESSA MUISTOYHDISTYS RY.
Anna_ja_perhe


АННА АЛЕКСАНДРОВНА ТАНЕЕВА. ЖИЗНЬ В ФИНЛЯНДИИ

ВЫБОРГ

Людмила Хухтиниеми


В начале июля 1925 года Анна Александровна с матерью переехали в Выборг. Жили в арендуемой квартире дома «Эден», построенном в 1913 году по проекту архитектора Акселя Гульдена на улице Ваасанкату 13.

Дом принадлежал АО «Эден» и был известный как «генеральский», в нём жили высокопоставленные военные. Сочетание фасадов из красного кирпича с декором из темно-красного гранита производил неизгладимое впечатление.



Фрагмент дома «Эден». https://www.google.com

Самой известной жительницей дома стала Анна Александровна Танеева. Среди соотечественников вся любовь к Монарху и его семье перенеслась на Анну Александровну. Она была центром этой любви, хотя были живы родственники Царя, его ближайшие помощники, друзья. Одни из них бывали на приемах у Анны Александровны, другие плевались при одном упоминании ее имени, и таковых было большинство.

Юная хозяйка дома, Марина Павловна Акутина, брала у Анны Александровны уроки английского языка. Позднее Мария Павловна Акутина-Шувалова так напишет об Анне Александровне:

«Она была очень религиозна, лето часто проводила в монастырях. Много рассказывала о Царской семье. Я была девочкой, подробности этих рассказов, конечно, стерлись, но осталось впечатление о том, что Царская семья, память о ней — было самое дорогое в ее жизни… И еще хорошо помню, что она была очень мягким человеком. Несмотря на все пережитое, в ней совсем не было ненависти, озлобленности».

За скромную плату Анна Александровна преподавала язык, давала уроки музыки. Свое существование обезпечивали на деньги от продажи оставшихся украшений, вышедшей в Париже книги воспоминаний «Страницы из моей жизни», помощь сестры Александры Пистолькорс, дочь Татьяна, которой жила с Анной.

В Финляндию в конце 1917 года вернулся Густав Маннергейм. Барон Маннергейм был представлен Анне Александровне в Царском Селе в 1908 году, когда он только что вернулся из Азиатского похода. После этого, приезжая в Царское Село, Генерал-Лейтенант Российской Императорской армии Г. Маннергейм несколько раз был в ее маленьком арендованном домике, располагавшимся рядом с Царским Дворцом. Анна Александровна со свойственной ей доброжелательностью к людям была рада гостям и радушно их принимала. В январе 1909 года гостями в доме Анны была Царская Чета, а также и Г. Маннергейм. Это было незадолго до отправления его в Польшу.

Г. Маннергейм следил за событиями, происходившими в России, и по рассказам знакомых знал о трагической судьбе Царской семьи, а также о том, что Анна Александровна была узницей Трубецкого бастиона Петропавловской крепости и содержалась под стражей в крепости Свеаборг.

Из Выборга Анна Александровна посылает ему красивую русскую рождественскую открытку с самыми наилучшими пожеланиями. Доброжелательный текст завершала подпись: «Анна Танеефф, Ваасанкату, 13, Виипури».

Для Г. Маннергейма это было большой неожиданностью, и Генерал от Кавалерии Финляндской армии сразу ответил Анне обычным письмом, не используя свои официальные бланки. Густав по-французски писал:

«Дорогая мадам, меня очень обрадовало, что Вы вырвались из революционного петроградского ада и живете в семье благородных людей Акутиных, которых я хорошо знаю».


Национальный архив

В июле 1930 года Густав Маннергейм был проездом в Выборге на пути в Териоки, на виллу «Бьянка». Анна Александровна намеревалась встретиться с ним, но сразу же по приезде в Выборг Генерал заболел и вернулся в Хельсинки.

В Выборге ложь и клевета, враждебность по отношению к ней, не оставляют Анну Александровну.

В апреле 1926 года немногочисленные выборгские знакомые Анны Александровны показали ей некролог, опубликованный в журнале «Прожектор» (№ 6, март, 1926) издательства газеты «Правда». На 30-й странице под ее портретом было напечатано: «На снимке справа портрет скончавшейся Анны Вырубовой, личного друга Александры Федоровны, одной из самых ярых поклонниц Григория Распутина. С именем Вырубовой связаны последние, самые мрачные годы царизма. Во дворце она играла крупнейшую роль и вместе с Распутиным правила государством. Протопопов был ее ставленником, многие назначения проходили при ее помощи».

Некий Snivara на основании прочитанных её воспоминаний и других материалов, дал в полицию дополнительные сведения об Анне: «… Часто выезжает, общается с фанатичными, темной личностью русскими», усмотрев в этом якобы её «пагубные действия» для Финляндии.

Анна Александровна с помощью знакомых и матери, через Сортавала посещает Валаамский монастырь, чтобы получить духовную поддержку, наставления своего духовного отца иеросхимонаха Ефремы (Хробостова).

Полиция Сортавала 19.10.1927 года отправила в Центральную сыскную полицию Хельсинки сообщение: «У бывшей фрейлины Анны Вырубовой все еще деловые связи с эмигрантскими братьями. … Если бы ее раньше выслали из Выборга …. У нее обычай приезжать на Валаамский монастырь с паломнической поездкой. Последний раз была в начале августа, пробыла в монастыре две недели. Подписалась против действующего (нового) календарного стиля в Православии. … Выяснить ее деятельность …».

Следование древним традициям Православной Веры, духовные стремления быть ближе к Богу, вменяются ей в причины неблагонадежности и слежки полицией.


Рапорт полиции Сортавала. Сообщение «некоего» в Центральную полицию

24.02.1928 года в сыскную полицию Выборгского отдела «некий» сообщил, что Анна «продала французу серьги за 189 000 тысяч марок. А также слышал в кругах русских беженцев, что она продала свой дневник некоему большевику, как выкуп, когда она была арестованной в России, и что именно по этой причине смогла тайно выбраться из страны. Дневник был написан по-французски, в нем описывалась жизнь Царя Николая, Императрицы и Распутина до начала и в первые годы Мировой войны. Он был опубликован в питерском журнале «Красная Нива», в свою очередь был заимствован и опубликован в рижской газете «Сегодня». По другим разговорам, их домработница вышла замуж за большевика-комиссара и выдала место, где дневник был спрятан».

В 1928 году имя Анна Александровны вновь очерняют, и в очередной раз она переносит груз непомерной тяжести лжи и клеветы, оставаясь верной Богу, Царю.

В латвийском издательстве «Ориент» выходит книга — грязный, очерняющий Царскую Чету пасквиль: «Фрейлина Ея Величества. Интимный дневник и воспоминания А. Вырубовой». Книга состояла из двух частей — так называемого «Дневника Анны Вырубовой» и ее воспоминаний. «Дневник А. Вырубовой» печатался в 1927-1928 годах на страницах журнала «Минувшие дни» — приложения к вечернему выпуску петроградской «Красной газеты». «Дневник» является литературной мистификацией и приписывается А. Толстому и П. Щеголеву. Книгу составил и редактировал С. Караченцев.

На протяжении всего XX века вряд ли найдется подделка столь значительная по объему, с использованием исторических источников. «Дневник Анны Вырубовой» продолжают издавать и включать в издание первой книги воспоминаний Анны Александровны, хотя он не является подлинным историческим документом и разоблачен как откровенный подлог. Этот «дневник» вместе с воспоминаниями, изданный минским издательством «Харвест» в 2005 году продавался в магазине русской книги в Хельсинки, в 2009 году он вышел и в издательстве «Захаров». И сегодня её можно заказать по адресу https://moiknigi.com/book_115914/

Ложь и клевета, предубеждение против нее были широко распространены и засели в умах людей, как в России, так и за рубежом.

«Анна Александровна никогда не могла постоять за себя. Да и не пыталась, считая это не то что безполезным, но не нужным. Она сама знала про себя, что абсолютно чиста перед Богом и людьми, как знали и те, кто были ей дороги, а мнение остальных ее не интересовало», — вспоминала Матрена Распутина.

Крест терпения скорбей. К этому призывал и тайный монашеский постриг. «Невидимо Его рука поддерживает твой Крест, на все у Него силы хватит; наши Кресты — только тень Его Креста. Он Воскреснет скоро, скоро и соберет Своих вокруг Себя, и спасет Родину, ярким солнцем озарит ее» — писала Государыня Анне Александровне 20 марта 1918 года из Тобольска.

По характеру жизнелюбивая и открытая, любившая общение с людьми и никогда не пренебрегавшая ими, Анна Александровна по своей собственной воле, устав от несправедливости и людской злобы, начинает жить отстраненно, посвящая жизнь молитве, Богу.

В 1930 годах имея достаточно времени, около 20 лет, спокойно осмыслить события прошедшего времени, Анна Александровна начинает писать вторую книгу своих воспоминаний: «Фрейлина Государыни». Если в первой книге воспоминаний «Страницы из моей жизни» она больше раскрывает правду о своем трагической судьбе – аресты, тюрьмы и о событиях, предшествующим им, то во вторых своих воспоминаниях она выносит правду о трагическом периоде русской истории. В них она пишет о Царской Семье; о Государе, его Царственной простоте и Царственном величии, об Августейших детях Их Величеств, рассказывает об их буднях, отдыхе, о событиях, свидетелем которых и участником она была. Особенно же о Государыне, о её внутренней скорби, скрытой от окружающих огромным усилием ее нравственной выдержки. Ее мысли, печали и радости она знала больше, чем кто-либо другой. Много сокровенного, что могли бы злые языки осквернить память о Государыне, ушло в иной мир.


В Крыму. Из альбома Анны

Любовь к Царской семье и Святой Руси было главным в работе над воспоминаниями. Эту любовь она желала передать всем людям и этим хоть как-то возбудить в них чувство всеобщего покаяния за зло, совершенное по отношению к Помазанникам Божиим и Отечеству в целом. Через оценку духовно-нравственного подвига Царской семьи, отдавшего себя и свою семью на заклание, через покаяние она желала избавления страны от ее страшного большевистского кошмара к новой, светлой жизни. О реальном, зарождающемся зле, Анна Александровна говорит, описывая первое торжественное открытие Думы в Зимнем дворце в 1906 году: «Я стояла возле одной пожилой Придворной дамы, которая очень тихо промолвила после речи Государя: “Сейчас мы хороним Россию”».

В воспоминаниях Анна Александровна показывает, насколько важными в жизни являются такие человеческие качества, как терпение, верность, безкорыстие, честность, и при всех обстоятельствах — жизнь по совести. Этими качествами Анна Александровна обладала сама, они-то и дали ей возможность сблизиться с Государыней.

В 1937 году, 2 мая, в Выборге Анна Александровна при непосредственной помощи и участии магистра Х.И. Вихерюури, заключает договор с типографией Финского акционерного Общества «Киви» об издании воспоминаний «Фрейлина Государыни». Иллюстрациями к книге послужили фотографии из личного альбома.

Издать воспоминания предполагалось на английском, шведском и финском языках и не предполагалось на русском, чтобы вновь не отдать на поругание жизнь Царской семьи, как это произошло от публикации искаженных, дописанных её воспоминаний «Страницы из моей жизни». Богоборческий, цареборческий дух времени по-прежнему царил в большевистской России.

Главный мотив своих воспоминаний она изложила в своём наброске введения к изданию в 1938 году: «Я уверена, что в будущем будут исследовать исторические газеты и много писать о жизни Семьи Царя – и я чувствую, что моей обязанностью является описать и сохранить для истории те обстоятельства, среди которых, идя в ногу с жизнью Царской Семьи, мне пришлось биться за жизнь. Воспоминания навсегда сохранятся во мне».

Большим желанием Анны Александровны было то, чтобы написанное ею представляло историческую ценность и пролило свет на понимание несчастной Государыни, которой она безвозмездно и преданно служила, была верной подругой на протяжении 12 лет.

На средства, полученные за переданные главы книги и фотографии, Анна Александровна и Вера могли существовать некоторое время.

Политические и военные события, начавшаяся осенью 1939 года, Зимняя война, в корне изменила задуманные планы. Тогда Х.И. Вихерюури, который был главным редактором в издании воспоминаний Анны, выкупил и хранил у себя все относящиеся к издательскому договору права и обязанности.

Но и послевоенное время не было благоприятным для издания воспоминаний. Отношение финского населения ко всему русскому, в том числе и к переселенцам определяли политические обстоятельства. При всех этом, Анны Александровны надеялась, что воспоминания будут изданы. Надежда её осуществилась спустя 23 года после смерти, благодаря дочери Х.И. Вихерюури, Ирмели. Книга вышла в Финляндии в издательстве «Отава» лишь спустя 50 лет после подписания договора.

Из предисловия к изданию, написанному Ирмели: «Необходимо отметить, что Анна Танеева Вырубова лично написала свои воспоминания, за ее спиной не было никакого писателя-невидимки. В них передано именно ее видение событий и окружающей обстановки, а также ее собственные переживания в кругу Двора. Также и сам стиль написания текста представляет Анну. Текст не был написан заново».


Издание третье. Оtava Oy. Keuruu. 1988 г.


«Анна Вырубова – фрейлина Государыни». 2012 год, СПб

В 2012 году в переводе Л. Хухтиниеми на русский язык воспоминания были изданы Обществом памяти игумении Таисии в Санкт-Петербурге.

Как и предвидела Анна Александровна при заключении договора, на её родине не обошлось без клеветы и поругания воспоминаний.

В феврале 2013 года на сайте «Русская Народная Линия», в год 400-летия Дома Романовых появилась непроверенная статья Юрия Рассулина «Отделить правду от лжи», в которой автор утверждал, что вышедшие в Финляндии, а затем в России мемуары сфальсифицированы. 3 апреля на сайте было опубликовано открытое письмо издательства «Общество памяти игумении Таисии» с максимальной аргументацией доказывалась абсурдность всех обвинений в фальсификации воспоминаний, предъявленных Ю. Рассулиным.

Казалось бы, вопрос закрыт. Однако Ю. Рассулин и вторящая ему О. Баранец продолжают свою деятельность по дискредитации вышедшей книги. В различных изданиях появляются материалы, в которых как об установленном факте говорится, что А.А. Танеева не является их автором. Я лично получала письма: «Мне очень понравилась книга, но сказали, что это подлог. Ответьте, пожалуйста».

В юриспруденции существует понятие «презумпция авторства», сформулированное в ст. 1257 ГК РФ: «Автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, ЕСЛИ НЕ ДОКАЗАНО ИНОЕ». Аналогичная статья имеется и в зарубежных законодательствах.

Ю. Рассулин и О. Баранец могли обратиться в финское издательство Otava с просьбой представить доказательства авторства А.А. Танеевой. Или, если они так убеждены в своей правоте, обратиться в суд, ибо только таким путем возможно оспорить авторство. Поскольку с самого начала и в течение вот уже нескольких лет не произошло ни того, ни другого, напрашивается вывод, что руководствуются они вовсе не желанием найти истину. Встав на путь распространения измышлений и необоснованных обвинений, Ю. Рассулин и О. Баранец уподобились тем, кто поносил и преследовал Анну Александровну при ее жизни.

Хотелось бы привести слова Государя Николая Александровича из воспоминаний: «Ни один порядочный человек, конечно же, не поверит этому, клевета, в конце концов, приносит вред тем, кто ее начал».

Посещая Богослужения в Выборге, Анна Александровна знакомится с епископом Александром. Во время Зимней войны Выборгская кафедра переместилась в Хельсинки и дружба с ним длилась до конца ее жизни. Епископ Александр был для Анны Александровны близким другом и доверенным лицом.


Епископ Александр (Александр Петрович Карпин), 24 сентября (ст. ст.) 1883 г. - 13 октября 1969 г., Хельсинки)

Сохранились письма епископа Александра к Анне Александровне и её матери.


Выборг, 20.07.1936

В Выборге, в марте 1932 года Анна Александровна запрашивает финское гражданство, в надежде, что при его получении, она будет избавлена от визовых конфликтов. К прошению она прилагает свидетельство врача, священника, налоговое свидетельство.

Центральная сыскная полиция, характеризуя ее жизнь в Финляндии, вновь упоминает о ее участии в мероприятиях против непринятия нового календарного стиля в Православии. Кроме того, «по полученным сведениям, это прошение продиктовано исключительно из эгоистической просьбы просительницы. Просительница не оказывает ни в какой мере привязанности к общности финских интересов и должно полагать еще не избавилась от прежнего враждебного отношения к Финляндии, и ко всему прочему, по-прежнему общается в кругах консервативно-настроенных, фанатических верующих».

Указывается также, на непостоянство дохода для самообезпечения и нет приложенной справки о знании языка.


Заключение полиции от 1932 года

Прошение в гражданстве было отклонено 08.06.1932 года.

Через два года Анна Александровна чувствуя, что является бременем административно-территориальному о кругу, вновь пытается получить гражданство.

Из записи сыскной полиции Выборга 09.11.1934 г.: «Позвонил Солма: Г. Маннергейм сообщил по телефону, что получил письмо мадам Вырубовой, в котором она просит его рекомендации для получения гражданства. Так как он видел мадам Вырубову в последний раз в 1911 году, то Солма просит информировать о ней. В случае если о ней известно что-либо не положительное, он не может дать рекомендации».

Ложные слухи и клевета на Анну Александровну, ее масштаб, сделали свое дело. Г. Маннергейм рекомендации не дал.

Анна Александровна желала жить в монастыре. Желание уйти в монастырь было у нее еще при жизни в Царском Селе, где на земле, выделенной ей рядом с ее Серафимовским лазаретом-убежищем, 5 ноября 1916 года был заложен храм. Государыня писала ей 8 декабря 1917 из Тобольска: «…Безконечно тебя люблю и горюю за свою “маленькую дочку” — но знаю, что она стала большая, опытная, настоящий воин Христов. Помнишь карточку Христовой Невесты? Знаю, что тебя тянет в монастырь. Да, Господь все ведает, очень хочется верить, что увидим еще храм Покрова с приделами на своем месте — с большим и маленьким монастырем».

После революционных событий в России, убиения Царской семьи, желание Анны Александровны ещё более окрепло. Её уже ничего не привлекало и не интересовало в миру. Она жила прошлым — воспоминаниями о времени, проведенном с Царской семьей, с Государыней, и желала уединения, молитвенной тишины. К сожалению, во время революционных событий, желание принять монашество в России было неисполнимо — монашеская жизнь преследовалась, в монастырях бывали постоянные обыски, их закрывали, а монахинь брали на общественные работы.

В Финляндии был действующий Линтульский Свято-Троицкий женский монастырь, который окормлялся Валаамским монастырем. На открытии и освещении обители в 1894 году присутствовал праведный Иоанн Кронштадтский. После принятия монашеского пострига в Финляндии, живя с пожилой матерью, она не могла её оставить. Без финского гражданства ее не могли взять в монастырь.

Вновь собрав документы для получения гражданства, приложив к ним обязательство сестры Александры Пистолькорс о материальном обезпечении ее и матери, она передала их своему доверенному лицу, советнику образования, Эрику Манделину, который 11.12 1934 года по телефону оповестил об этом полицию.


Свидетельство сестры Анны, Александры Пистолькорс о помощи.22.03.1035.

В тот же месяц в Выборгский отдел полиции поступила выдержка из секретного документа.


Секретный документ

«… В заключение представляю 133 имени иностранцев, живущих в округе Выборгского подразделения, которым утверждено право на проживание, и которым было бы основанием срочной проверки и принятия решения: А). Кого из них выслать из страны. В). Выселить из Выборгского округа. С). Кому из них утверждать право на проживание самое большее на три месяца, чтобы они не забывали мнение властей и им напоминало бы, что они нежелательные в стране иностранцы, и у которых есть основание выдворить их из страны.

Танеева Анна (в прош. Вырубова), 29.07.1884, Россия; Российская подданная, бывшая фрейлина Государыни. Под фамилией Анна Вырубова она недостаточно исследована. Живет в Выборге, разрешение до 01.04.1936. Urho Hagelberg».

15.03.1935 года пришло заключение из Центральной полиции: «Она просит гражданство, чтобы попасть в финский женский Линтульский монастырь, чтобы возможно, стать настоятельницей. Монастырь, находящийся на границе, по крайней мере, временно, будет убежищем всяких непонятных, неопределенных русских.

Нет справки о знании языка, не полное врачебное свидетельство: кроме заразных болезней не обращено внимание, что просительница инвалид, передвигается с трудом. Налог с доходов идет в сторону уменьшения. Выплаты из средств фонда неимущих отрицательно отразится на тех, кто их платит. О Надежде неподходящие сведения. Если дать ей гражданство, то в газетах будет нежелательный в данный момент шум для правящих кругов. Дать решительный отказ».

В марте 22.03.1935 года прошение было отклонено.


Ответ из Центральной полиции

Преследуемая большевистской властью, вынужденная покинуть Россию, чтобы остаться в живых, душа её и в Финляндии была полна неизъяснимого страдания и в умилении сердца, как и во всех случаях, она взывала к Богу: «Господь мне Помощник и не убоюся, что сотворит мне человек».

1936 год для Анны Александровны прошел в заботах о больной матери, которая скончалась в марте месяце 1937 года в возрасте 77 лет. Надежда Илларионовна была для Анны на протяжении всей жизни поддержкой, как в радости, так и в горе. Отпевание было совершено в Выборгском кафедральном соборе Преображения Господня.

Была похоронена на кладбище Ристимяки. Поиски могилы её захоронения не увенчались успехом, так как кладбище более не существует.

Во время болезни Надежды Илларионовны, по уходу за ней, была нанята Вера Запевалова.


Вера Запевалова. Архив Общества

Вот как пишет о своей тете и крестной матери Паули Карасваара:

«Согласно записи крещения, Вера родилась 25 сентября 1904 года. На следующий год родители Веры переехали в Териоки, где решили заняться своим небольшим делом. В семье было пять девочек. Отец, будучи благочестивым, приучил дочерей прилежно посещать церковь.

Случилось так, что Анна Александровна, будучи в гостях у пожилого офицера Царской армии, сказала, что нуждается в надежном человеке, который мог бы заботиться о ее пожилой, больной матери. Веру пригласили в комнату, осторожно спросив, “не хотела ли бы она переехать в Выборг на новое место работы?”. В тот момент Вера вспомнила, что ее старшие сестры Евгения и Мария только что временно устроились жить в Выборге. И обе были на курсах швей. Вера почти тут же согласилась». Через некоторое время Вера переехала в Выборг и в 1937 году стала значится в списке жильцов дома.


Надежда Илларионовна. Архив Анны

Надежда Илларионовна просила Веру не оставить больную Анну. Вера обещание сдержала и служила свыше сорока лет, порой безвозмездно Анне Александровне до её смерти в 1964 году.


Собор Преображения Господня. Акварель, написанная Анной в 1963 году, за год до кончины

После смерти Надежды Илларионовны, Анна Александровна с Верой переехали жить на Pantsarlahdenkatu 6 (Садовую, 6), в более дешевую квартиру. Жили там до эвакуации из Выборга в 1939 году.


Вера Запевалова, Надежда Илларионовна, Герцог Мекленбургский, Анна. Выборг. Архива Общества

Жизнь Анны Александровны и Веры, полная лишений и болезней, сказалась и на их взаимоотношениях, которые временами были сложными. Об этом Анна Александровна с сокрушением пишет старцу Иоанну (Алексееву), назвавшему Анну «Осколком утонувшего корабля», и получает ответ.


Схиигумен Иоанн (Алексеев), (1873–1958), ныне прославленный Финской церковью

«Простите меня, грешного, за моё молчание, ибо, если и не писал, но, однако же, помнил всегда молитвенно Вас и Веру. Да поможет вам Бог жить в мире и согласии. Носите немощи друг друга и так исполните Закон Христов. Живя вдвоём, достижение духовного мира требует терпения и смирения и, если у нас нет этих добродетелей, думаем, что другой всегда неправ, а не я».

4 июня 1937 года, Анна Александровна получает от Г. Маннергейма письмо.


Национальный архив

«…Глубоко тронут Вашими добрыми воспоминаниями и поздравлениями, примите самые искренние выражения благодарности». Г. Маннергейм. Гельсингфорс, 4 июня 1937 г.

Живя в Выборге, Анна Александровна получает рекомендательное письмо Г. Маннергейма. Оно было взято в Швецию и сыграло положительную роль в получении ею удостоверения личности и в дальнейшем гражданства.


Хельсинки, 4 сентября 1939 год. Написано на финском

30 ноября 1939 года началась Зимняя советско-финлядская война.

Через месяц Анна Александровна с Верой уезжают через Торнио в Швецию. Уезжая из Выборга, Анна Александровна оставила сообщение Министерству Внутренних дел о том, что выехала без удостоверения личности и будет просить его в Швеции.

При поддержке Кронпринцессы Луизы, они живут в пансионате на полном обезпечении Шведского Королевского Двора. После войны Кронпринцесса Луиза оказывала Анне Александровне небольшую денежную помощь, пересылала гостинцы, небольшие посылки, тем самым облегчала её материальное положение.

По приезде в Швецию, Анна Александровна обратились в Посольство Финляндии в Стокгольме, которое в свою очередь, информировало Министерство иностранных дел Финляндии и Центральную полицию, переслав документ следующего содержания:


«Анна Танеева просит удостоверение личности, чтобы вернуться обратно в Финляндию. Посольство в Стокгольме, ссылаясь на телефонный разговор между Посольством и Министерством, Посольством и Центральной полицией от 25 января 1940 года, к настоящему документу прилагает две анкеты, заполненные для получения удостоверения личности. Одновременно прилагается копия рекомендательного письма Фельдмаршала Г. Маннергейма, а также Посольство дополнительно сообщает, что Госпожой Танеевой было представлено письмо, написанное ей лично Кронпринцессой Луизой.

Уполномоченный в делах Йорма Ваномо.17.02.1940».

Удостоверение личности было получено. Война была закончена и Анна Александровна с Верой Запеваловой вернулись в Финляндию.

Источники:

«Анна Вырубова фрейлина Государыни». СПб, 2012.
Архив RIISA Куопио.
Национальный Архив Финляндии, Valpo.
Архив Валаамского монастыря.

Ссылка на статью обязательна!

© Copyright: http://tsaarinikolai.com