БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ!

 

Славному долги дни

Дай на земли! Дай на земли!

Гордых смирителю,

Славных хранителю,

Всех утешителю все ниспошли!

 

Перводержавную

Русь православную,

Боже, храни! Боже, храни!

Царство ей стройное,

В силе спокойное!

 

Все ж недостойное прочь отжени!

Воинство бранное,

Славой избранное,

Боже, храни! Боже, храни!

Воинам-мстителям,

 

Чести спасителям,

Миротворителям долгие дни!

Мирных воителей,

Правды блюстителей

Боже, храни! Боже, храни!

 

Жизнь их примерную

Нелицемерную,

Доблестям верную воспомяни!

О, Провидение!

Благословение

 

Нам ниспошли! Нам ниспошли!

К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение дай на земли!

Будь нам заступником,

 

Верным сопутником

Нас провожай! Нас провожай!

Светло-прелестная,

Жизнь поднебесная,

Сердцу известная, сердцу сияй!

 

В.А.Жуковский.

 

 

СВЯТОЙ НИКОЛАЙ

 

Когда Государь Император

Смиренно отрекся от трона,

Он вымолил Божию Матерь

Взять власть над страной и корону.

 

Боярской изменой обманут,

Освистан глумливой толпою,

Он, зная грядущее, плакал

Над русской горькой судьбою.

 

Он, помня былое, молился

И, падая ниц пред иконой,

Не скорбь свою вылить стремился,

Просил за Россию с поклоном.

 

Забыв о супруге, о детях,

О милом, больном Алексии,

О муках грядущих, о смерти,

Со вздохом просил о России.

 

Февральская вьюга свистела,

Гармоника пьяно стонала,

За окнами, корчась, хрипела

В агонии смертной Держава.

 

Боролись за власть генералы,

Победою немец хвалился,

Чернь пьяная кровью гуляла,

И лишь Император молился:

 

Приходят суровые годы

Грядет безутешное время.

Кто выдержит эти невзгоды,

Кто вынесет тяжкое бремя?

 

Не будет отца у народа,

Вампиры страной будут править,

Народ отречется от Бога,

И Бог их во гневе оставит.

Но Ты, Милосердная Мати,

Детей Своих падших, заблудших

Исторгни из адских объятий,

 

Взыщи их погибшие души.

Спасай, Госпоже, их и милуй,

Когда отступают от Бога,

Спасай их, когда они гибнут

 

И сами спастись уж не могут.

Грехами Тебя прогневляют

И горе одно лишь приносят.

Спасай их, когда они сами

 

Спасенья себе уж не просят.

Верни мою Родину Богу,

От уз сатанинских избави,

Сердца, помраченные злобой,

Смягчи, к покаянью направи.

 

Смыкались усталостью вежды,

Но скорбь ото сна пробуждала,

Боролась с уныньем надежда,

И к жертве любовь призывала.

 

И вновь за народ на коленях,

Уже не правитель, не царь

За русскую молится землю

Раб Божий святой Николай.

 

Архидиакон Роман (Тамберг).

 

 

К ПОРТРЕТУ ЦАРЯ МУЧЕНИКА

 

Годы льются своей чередою,

Но чем дальше семнадцатый год,

Тем ясней путеводной звездою

Ты сияешь пред морем невзгод.

 

От Тебя не осталось и праха,

Нет могилки лишь горя курган!

За Тобой воцарилися плаха,

Сатана и великий обман.

 

И запишут историки в были

Нашей русской, великой земли:

По Тебе панихиды служили,

Но отпеть никогда не смогли

 

Пред Тобой, оклеветанным светом,

Павшим жертвой за честь и народ,

Вместо праха пред этим портретом

Мы склоняемся из года в год.

 

У Всевышнего молим прощения:

Всемогущий! Прости, не карай!

Дай узреть нам Руси воскресенье,

А Царю убиенному рай.

 

В.А. Петрушевский.

 

 

ИХ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВАМ АВГУСТЕЙШИМ ДОЧЕРЯМ ГОСУДАРЯ

 

От рук проклятых и ужасных

Погибнуть были вы должны,

Четыре девушки прекрасных,

Четыре Русские Княжны.

 

Одна была вина за вами:

Любовью к родине горя,

Ее вы были дочерями,

Как дщери Русского Царя.

 

Ваш взгляд молитвенно лучистый,

Последний в жизни взгляд очей,

Сказал, что вы душою чистой

Простить сумели палачей.

 

Последний вздох Утихли слезы

Исчезла жизни суета

Четыре царственные розы

Прошли чрез райские врата.

 

В.А. Петрушевский. Ноябрь 1923 г.

 

* * *

 

Нам некого винить мы сами виноваты,

Что красная взошла над родиной заря,

Ведь это только часть заслуженной расплаты

За то, что своего мы предали Царя.

 

Мы были все тогда под властию гипноза

И козни дьявола казались правдой нам,

Цвети ж, благоухай свободы дикой роза,

Но помни, кровь Царя взывает к небесам.

 

Когда же минет срок заслуженного гнева,

Когда Господь простит заблудшийся народ,

Мы громко скажем тем, кто звал Россию влево:

Довольно, господа! Наш путь с Царем вперед!

 

* * *

Топтала правду ложь, не ведая узды,

Вонзала в спину нож измены и навета,

Ломала буквы слов прадедовских заветов,

Сжигала честь в лучах безбожников звезды.

В реке времен плывут предательства следы:

Святая Русь лежит под дулом пистолета,

Вся окровавлена, осквернена, раздета

 

Исчез трехцветный стяг в аду в нем нет нужды,

В гирляндах белых роз стоит в раю престол,

Цветы к нему принес Двуглавый наш Орел

С далеких синих гор, от берегов Исета.

 

Печален царский взор, застыли капли слез,

В них отблеск красных зорь семнадцатого лета,

Тех дней, когда с Царем распят был вновь Христос.

 

 

 

НАСТУПИТ ДЕНЬ

 

Наступит день, я верю в это -

День смерти призрачных свобод,

Христос Воскресе среди лета

От счастья запоет народ.

 

Он разорвет обмана сети,

Ему простится кровь Царя

И, став душою чист, как дети,

Он жизнь начнет, добро творя.

 

Закроет Русь грехов страницу,

Залечит язвы старых ран

И сменит горя власяницу

На пышный счастья сарафан.

 

Царь Всероссийский и природный

Взойдет на прадедовский трон,

И к общей радости народной

Воскреснут Правда и Закон.

 

Вновь будет крест сиять в столице,

Как славы Божьей ореол,

А на столбах Руси границы,

Как прежде Царственный Орел.

 

В.А. Петрушевский. 1.5.1955.

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ПРИВЕТ И ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО БАЯНА

 

Не ликуйте, враги, что меня больше нет,

Знаю я вы меня не любили.

Вам мила была ночь, я стоял за рассвет,

Хоть и видел, что вы победили.

 

Но я верил, что ваша эпоха пройдет,

Канут в вечность лжи вашей успехи,

Солнце красное снова над Русью взойдет,

Будет правда сиять без помехи.

 

Не печальтесь, друзья! Это общий удел

Помолившись, сберитесь на тризну

Да припомните то, что баян вам пропел,

Вспоминая Царя и Отчизну.

 

Что же делать, друзья? Жизнь уж так создана,

Что душа только жить будет вечно.

Поднимите повыше бокалы вина -

Всем вам счастья желаю сердечно!

 

А когда над родимой заблещет рассвет

И взовьется Орел наш Державный,

Передайте баяна последний привет

На просторы Руси православной.

 

В. А. Петрушевский. 1.01.1960.

 

 

МОЛИТВА ПОКРОВИТЕАЮ РУССКОГО НАРОДА СВ.

ВЕЛИКОМУЧЕНИКУ И ПОБЕДОНОСЦУ ГЕОРГИЮ

 

Великий Георгий, Предстатель небесный,

Целитель всех нужд, и печaлей, и ран!

Ты - Русской Державы Защитник чудесный,

Ты - слава героев и вождь христиан.

 

Твое, Божий Воин, прославлено имя

Величьем страданий во имя Христа;

Своею любовью, делами своими

Ты всех покоряешь святыне Креста.

 

Услышь нас, молящихся, грешных собратий,

Гонимых, позоримых русских людей,

Разрушь злой совет инородческих ратей,

Избавь нас от вражьих лукавых сетей.

 

Видна Тебе лютая наша тревога,

Ты знаешь, что многих корысть увлекла,

И многие наши забыли про Бога

И стали рабами кромешного зла.

 

Рассей, о Георгий, соблазны измены,

Взыщи обезумевших блудных сынов

И к нам возврати их из вражьего плена,

Спаси, вразуми их, о Воин Христов!

 

Мы молим Тебя на коленях, рыдая

явись, благодатный гeрой с не6еси

с князем Александром, с Царем Николаем

и вновь усмири всяк язык на Руси!

 

О сжалься, Георгий, над Русской Державой

И прежнюю силу подай Ты ей вновь

И снова затепли с немеркнущей славой

В сердцах наших веру, надежду, любовь!

 

Лев Катанский, 1906 год.

 

 

СЛАВЬСЯ, НАШ РУССКИЙ ЦАРЬ!

Финал из оперы М. Глинки "Жизнь за царя"

Славься, славься, наш Русский Царь!
Господом данный нам Царь-Государь!
Да будет бессмертен твои царский род,
Да им благоденствует русский народ.

Славься, славься, ты Русь моя,
Славься, ты русская наша земля.
Да будет во веки веков сильна
Любимая наша родная страна.

Славься, славься, из рода в род
Славься, великий наш русский народ.
Врагов, посягнувших на край родной,
Рази беспощадной могучей рукой.

Славься, славься, родная Москва
Родины нашей, страны голова.
Живи возвышайся на радость нам
На счастье народов, на гибель врагам.

Слава, слава, героям бойцам,
Родины нашей отважным сынам.
Кто кровь за Отчизну свою прольет,
Того никогда не забудет народ.

Слава, слава, греми Москва!
Празднуй торжественный день Государя,
Ликуй, веселися твой Царь грядет!
Царя-Государя встречает народ.

Слава, слава, нашему Царю!
Слава, слава, земли родной!
Слава героям Руси Святой!
Ура! Ура! Ура!

 

 

МОЛИТВА

 

Научи меня, Боже, любить

Всем умом Тебя, всем помышленьем,

Чтоб и душу Тебе посвятить

И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

 

Научи Ты меня соблюдать

Лишь Твою милосердную волю,

Научи никогда не роптать

На свою многотрудную долю.

 

Всех, которых пришел искупить

Ты Своею Пречистою Кровью, -

Бескорыстной, глубокой любовью

Научи меня, Боже, лю6ить!

 

К. Р., Павловск, 4 сентября 1886 года.

 

 

НЕ ГОВОРИТЕ: "ТО БЫЛОЕ..."

 

Не говорите: "То былое,

То старина, то грех отцов,

А наше племя молодое

Не знает старых тех грехов".

 

Нет! этот грех - он вечно с вами,

Он в вас, он в жилах и крови,

Он сросся с вашими сердцами -

Сердцами, мертвыми к любви.

 

Молитесь, кайтесь, к небу длани!

За все грехи былых времен,

За ваши каинские брани

Еще с младенческих пелен;

 

За слезы страшной той годины,

Когда, враждой упоены,

Вы чуждым верили призывам

На гибель русской стороны;

 

За слепоту за злодеянья,

За сон умов, за хлад сердец,

За гордость темного незнанья,

За в землю втоптанный венец.

 

За все беды родного края, -

Пред Богом благости и сил

Молитесь, плача и рыдая.

Чтоб Он простил, чтоб Он простил!

 

Алексей Хомяков. 1844 год.

 

 

Пошли нам, Господи, Царя -

Основу русского сознанья.

Уж целый век народ в изгнанье,

И в ужасе дрожит земля.

(Е.А.Родченкова)

 

А не рано ль царя то взалкали,

Мы, погрязшие в склочной вражде?

Заслужили его ведь едва ли,

Коль забыли о страшном суде

 

Меж собою, не зная прощенья,

Всѐ грызѐмся на радость врагам,

Ожидая, что светом прозренья

Снизойдѐт откровение нам.

 

Или грех мы уже замолили

За пролитую царскую кровь,

Что у Бога просить вдруг решили

Ниспослать нам властителя вновь?

 

Три царя, убиенных злодейски

За столетье одно с небольшим, -

Страха ради молча иудейска,

Разве мы прощены уже Им?

 

И коль скоро Господь в утешенье

Нам прольѐт свою милость опять,

Не дадим ли, томясь во смятенье,

Бесам вновь мы царя растерзать?

 

Игорь Алексеев. 03.09.2009.

 

 

ИМПЕРАТОРУ НИКОЛАЮ II И ЕГО АВГУСТЕЙШЕЙ СЕМЬЕ

 

Простите меня, страстотерпцы святые -

Пусть руки от царственной крови чисты,

Рождённый в безбожную смуту России,

Я верил невольно словам клеветы.

 

О праведной жизни не ведал нимало -

Был подвиг лихою годиной сокрыт,

Час вещий пробил - ваше время настало,

И лик Государя с иконы глядит.

 

Провидя паденье Руси Православной.

В дни смуты, грядущей за Царством Твоим,

Прославил Тебя и Тобою прославлен

Саровский подвижник - святой Серафим.

 

Кругом - только трусость, обман и измена,

И верных в строю не осталось друзей,

Постыдные месяцы горького плена -

Путь крестный Семьи Августейшей Твоей.

 

Нет больше Царя над великой страною -

Прервать отступление не было сил,

Как Лазарь, оставил Ты Царство земное,

Корону венец страстотерпца сменил.

 

В руках изуверов сверкнули кинжалы,

Кровь жертв обагрила Ипатьевский дом,

Но властно ли острое смертное жало

Одиннадцать душ разлучить со Христом?

 

Напрасно в ту ночь ликовали убийцы -

В лице Твоём Русь обезглавить смогли,

Но род их за Царскую кровь истребится

И память погибнет навек от земли.

 

Не канут в забвенье года роковые -

Где пролита кровь, там Господень алтарь,

Молитесь о нас, страстотерпцы святые,

Молись об отчизне земной, Государь!

 

Андрей Шабельников.

 

 

А.А. ВЫРУБОВОЙ ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

Оставил, Боже, Ты меня...

Как жадно смерти я желала!

Я не молилась - повторяла:

"Оставил, Боже, Ты меня!"

 

Текла вода по стенам... лужи...

И мрак, и холод вдох сковал,

Лишь смерти ледяной оскал

Злорадствовал в дыханьи стужи.

 

Казалось, нагло жизнь глумится...

Лют, бесконечно страшен день.

Крест над могилой... ближе тень

Его под ноги мне ложится...

 

Толпа развратных, злых солдат...

Все, насмехаясь, угрожали

И чудом чуть не растерзали

Под хохот, кулаки и мат!

Плевки в лицо, вслед - оскорбленья...

За что такие униженья?!

 

В тарелках пойло подавали,

Бросая битое стекло...

Полуживую избивали,

И время - казнию текло...

 

Лежала часть я без сознанья

В кровавой луже на полу...

Ногою пнут - без состраданья!

Я отдана на растерзанье

Живой - двуногому зверью!

 

И вот допрос... Какая радость!

Я вижу солнышко в окно!

Листва шумит, и сердцу - сладость,

Как свет не видела давно!

 

Россия, Родина моя,

Теперь ты - вражия земля!

А я - изгой, теперь чужая!

Безбожный век! О, доля злая!

 

Я, верная своей стране,-

За что под пытками в огне?!

 

Елена Васильева. Посвящается памяти Анне Танеевой - монахине Марии

 

 

МЫСЛЕЮ ВЕЛИЧАЕМ ТЕБЯ

 

Идет Идет поток, монахиня Мария,

У мраморной плиты возжечь тебе свечу.

Уж осень в хладной золотой стихии,

А я молитву жаркую шепчу.

 

Услышь! И испроси нам помощи от Бога.

Здесь все грешны Но милостив Творец.

А ты стоишь у самого Порога

Престола Божия и Светоча сердец.

 

Сильны твои моленья я слыхала.

Коль не было б чудес, народ бы не спешил.

Святой твоею жизнью ты снискала

Расположенье Высших Божьих Сил

 

Пройдут года а, может пару зим,

И чудеса твои возрадуют Синод.

Мы ж откровенно засвидетельствуем им,

Как ты спасала нас молитвой от невзгод.

 

И озадачится Синод и канонисты:

Но кто же свят тут? Как ни ты? При том

Тебя не одолели тюрьмы коммунисты

Ведь ты монахиня с Божественным Крестом.

 

Идет к тебе поток, монахиня Мария.

Свечу я ставлю в твой Небесный храм

И уповаю в жизненной стихии,

Что ты молитвою твоей поможешь нам.

 

Марина Игнатюк.

21.10.2009. Хельсинки.

 

 

Вот близка победа, но злые кинжалы

Уж в Царскую спину направил кагал:

В столице мятеж, смущены генералы,

А в Пскове Иуда-предатель предстал.

 

Не думая вовсе о личном спасенье,

Престольную клятву России храня,

Великий Страдалец в христианском смиренье

Сказал им: Я Царь ваш возьмите Меня.

 

И поднялись злые нечистые руки

И в грязном кощунстве легли на Царя,

И в Царских очах отразилися муки,

Безмерной любовью Отчизну даря,

 

И началось шествье Царя Николая,

То скорбное шествье с тяжелым крестом

 

В. Шелехов. Монархический журнал Двуглавый орел, Париж, 1927.

 

 

Наш Батюшка-Царь в могилевской палате

Трудился над планом последних боев.

 

Вот близка победа, но злые кинжалы

Уж в Царскую спину направил кагал:

В столице мятеж, смущены генералы,

А в Пскове Иуда-предатель предстал.

 

Не думая вовсе о личном спасенье,

Престольную клятву России храня,

Великий Страдалец в христианском смиренье

Сказал им: Я Царь ваш возьмите Меня.

 

И поднялись злые нечистые руки

И в грязном кощунстве легли на Царя,

И в Царских очах отразилися муки,

Безмерной любовью Отчизну даря,

 

И началось шествье Царя Николая,

То скорбное шествье с тяжелым крестом

 

В. Шелехов. Монархический журнал Двуглавый орел, Париж, 1927.

 

 

СИНЕЕ МОРЕ ШИРОКО


(Сербская песня времен первой мировой войны)

 

I. Синее море широко, Синее море глубоко,

2. Края от края не видать, Мыслию далей не обнять.

3. В море корабль французский Порт покидал солунский.

4. Судно последний гудок дает, Раненых братий - сербов везет.

5. Каждый сражался храбро солдат, Празднуя Славу под гром канонад.

6. Каждый молился молитвой простой, Чтобы ему возвратиться домой.

7. Только отрады нет и нет, Лодки подводной заметили след.

8. Молятся братья: поспешай, Ты помоги нам, святой Николай!

9. Раненый, скорбный, но живой Я не один - мои братья со мной,

10: Вместе нам горе горевать, Вместе на Бога уповать!

 

Зимой 1916 года несколько сотен тысяч сербских беженцев и солдат, отступавших через снежные албанские горы, были брошены союзниками на произвол судьбы, и только решительное вмешательство Государя Императора Николая Александровича, взявшего на себя все расходы по их эвакуации и настоявшего на ней, спасло их от неминуемой гибели. Французские корабли вывезли их из греческого города Салоники на остров Корфу.

Слова сербских солдат. Поэтический перевод И. Болдышевой, ноябрь 2006 года.